X

Вес каждого слова

Любовь Остревная / г. Махачкала
15

Каждый год в сентябре в Дагестане проходит фестиваль «Белые журавли» в честь народного поэта республики Расула Гамзатова. На праздник приезжают именитые писатели и литературоведы со всех концов России и из-за рубежа.

В этом году в числе почётных гостей мероприятия была башкирская поэтесса, переводчик и журналист, редактор журнала «Акбузат» Лариса Абдуллина. Также она присутствовала на презентации нового выпуска альманаха «Кавказский экспресс», куда вошли и её стихи. Я воспользовалась возможностью побеседовать с поэтессой.

– Лариса Хашимовна, как вам понравился фестиваль и Дагестан в целом?

– Я здесь не впервые, но каждый раз получаю новые впечатления – в дополнение к предыдущим. Хотя название вашей республики означает «страна гор», но знаменитая ногайская поэтесса Кадрия писала, что «Горы начинаются со степей», с её прекрасных степей, маковых полей. Дагестан мне напоминает родной Башкортостан: у нас тоже и степные районы есть, и горные. Гостеприимством, какой-то душевной искренностью, возможно, наши народы похожи.

За дни фестиваля мы многое успели сделать. Я общалась с поэтессой Супиянат Мамаевой, подборка её стихов для детей в моём переводе вышла в августовском номере журнала «Акбузат». У нас есть рубрика «Мировая литература на башкирском языке», там мы знакомим детей с поэтами других национальностей. Я также перевела стихи Супиянат для взрослых на башкирский язык. Также перевела стихи Кадрии и отправила для нового сборника, который выйдет в Дагестане, с его составителями мне тоже удалось встретиться.

Мы смогли посетить презентацию альманаха «Кавказский экспресс», который издал наш друг Марат Гаджиев, – шикарные книги! Когда он только выставил фото в соцсетях, сразу почувствовала, что это что-то невероятное. А когда взяла в руки сами тома, была просто потрясена оформлением, дизайном, подачей – настолько всё грамотно, профессионально! Хорошо, что есть такие энтузиасты, такие трудяги, как Марат! Чтобы издать такие книги, нужно очень любить и своё дело, и людей – очень многие народы представлены в этом сборнике, и картины высокого качества. Ещё у нас была встреча и на телевидении, и с литераторами около памятника Расулу Гамзатову – ведь с его именем связан международный фестиваль «Белые журавли», благодаря которому мы все приезжаем в Дагестан.

Не могу не упомянуть об удивительной встрече в редакции кумыкской газеты «Ёлдаш», которую организовал главный редактор Гебек Конакбиев. Мы беседовали о национальной прессе, национальных языках. Была очень тёплая, дружеская атмосфера. Думаю, читатели Башкортостана откроют для себя Гебека Конакбиева как юмориста – он подарил мне книгу сатиры и юмора, и я планирую опубликовать у нас его произведения.

– Давно ли вы пишете стихи? Помните своё первое стихотворение?

– Пишу с малых лет. Мама рассказывала, что я даже разговаривала стихами! Когда я была в четвёртом классе, моё первое стихотворение было опубликовано в журнале «Пионер», ныне он называется «Аманат». Для меня это было большое событие! Стихотворение называлось «Родник Шака». Сейчас около этого родника мои односельчане поставили маленький баннер с этим четверостишием и даже авторство указали. Стихотворение красивое и легко запоминается. Примерный перевод: «Родник – краса родной земли! Один раз попробовав воду из него, этот вкус уже не забудешь никогда».

Так получилось, что мои родители развелись; я очень чётко помню, когда уходил отец, мне было полтора года. С тех пор возвращалась домой со слезами на глазах и говорила стихами: «В тот дом, где нет тебя, отец, я не хочу возвращаться». Вот такими были мои первые стихи.

– Что вас вдохновляет, что нужно для творчества? Может, какое-то время года? Тишина?

– Нет, стихи идут с небес, и никаких особых условий не требуется. День, ночь, зима, лето – не имеет значения. Когда пишется, надо писать. И вдохновение тоже – ласковое дитя сердца. Раньше я думала: допустим, ночью что-то пришло – ладно, темно, не буду вставать, зажигать свет. А утром получится написать или нет, ещё вопрос. Тогда как ненаписанное стихотворение — как непрожитое счастье. Утром вроде бы те же слова приходят, но – не те. Того первого впечатления, той души уже нет, замерло стихотворение. И сейчас, как только сердечко-стихотворение упало на руки, я стараюсь его сразу записать куда-то, не упустить этот момент. А потом нарастить к этому сердечку тело, «мясо», придать форму недолго, главное, чтобы оно было живое. Поэзия для меня уже образ жизни: на мир смотришь глазами искусства, всё видишь в красках, образах. Это, с одной стороны, интересно, а с другой стороны, везде начинаешь «читать стихи», видеть краски – в чём-то ты, получается, ограничен.

– Какие темы вам наиболее близки?

– Не могу сказать. Что приходит, то и пишу. Раньше я больше писала любовную лирику, о природе. А с годами к тебе с такой трогательной болью приходят любовь к своему народу, восхищение величием этого народа. Наверное, сейчас у меня больше стихотворений, связанных с судьбой народа, с его историей, с сегодняшними его проблемами. В любом случае каждое стихотворение — это капля любви, капля сердца. Даже если строки о своей боли, о своей родине, о своём языке – в них она и есть, любовь.

– В альманах «Кавказский экспресс», выпущенный в этом году, вошло ваше стихотворение о ногайской поэтессе Кадрии Темирбулатовой. Почему вы посвятили свои строки именно ей?

– Кадрия Темирбулатова – выдающаяся поэтесса XX века. Судьбы башкирского и ногайского народов во многом похожи. Раньше существовала Великая ногайская орда, а сейчас этот народ живёт и в Дагестане, и в Астрахани, и в Турции, и в Румынии. Очень жаль, что у ногайцев нет своей республики. Этот воинственный народ потерял свою былую мощь. И поэзия Кадрии как раз раскрывает всю эту боль, она настолько талантлива, настолько у неё всё красиво… Она пишет о судьбе своего народа — тем, наверное, мне и близка. Когда читаешь её поэзию на ногайском языке, всё понятно. Стихи о боли ногайского народа, судьба самой Кадрии меня потрясли. У меня есть также стихотворение, посвящённое ногайскому акыну Алибию Романову, с которым мы дружили. Он был у нас в Уфе, мы с ним вместе участвовали в мероприятиях, посвящённых Кадрии Темирбулатовой в Турции. В этом году он погиб в автокатастрофе. Я написала стихотворение на башкирском языке, а перевела его на русский народный поэт Дагестана Марина Ахмедова-Колюбакина.

– Расскажите, пожалуйста, о журнале «Акбузат». Почему он так называется?

– Акбузат – священный крылатый конь. У башкирского народа есть великий эпос «Урал-батыр», рассказывающий о подвигах благородного силача Урал-батыра. У него был конь по имени Акбузат, который помог герою найти родник бессмертия. Урал-батыр, набрав этой волшебной воды, брызнул на ближайшие горы и тем оживил природу. Батыр боролся с нечистой силой, защищая эти земли.

Нашему журналу в этом году исполняется тридцать лет. Сначала он выходил как вкладыш, отдельная рубрика литературно-художественного журнала «Агидель». Народная поэтесса Башкортостана Факия Тугузбаева организовала эту рубрику, а потом она же добилась, чтобы издавали отдельный журнал для башкирских детей. Я считаю, что она сделала великое дело, потому что в наше время Интернет отнимает уйму времени у детей, а ребёнок, читающий «Акбузат», уже знаком со своей культурой, он может изучать родной язык. Ребёнка нужно с рождения воспитывать на родных мелодиях, на родных песнях, на родных традициях. Наш журнал как раз об этом. Я работаю здесь больше года и определила четыре столпа для нынешнего молодого поколения, чтобы дети не «потерялись» в большом мире. Первый: ребёнок должен знать свой родной язык. Второй: ребёнок должен знать историю своей страны, своего народа. Третий: ребёнок должен знать свою родословную. У башкир даже есть такой завет предков потомкам: каждый башкир должен знать минимум семь поколений своих родственников. Я – мама троих детей, и мои сыновья знают свою родословную, хорошо знают башкирский язык, мыслят на башкирском языке, они выросли на башкирских песнях, культуре, я этим горжусь. Русский язык они тоже хорошо знают, средний сын английский хорошо знает, читает книги на английском в оригинале. И четвёртый столп – ребёнок должен знать об Аллахе, иметь представление о вере, которую исповедовали наши предки и передали нам. После случая в Казани мы должны были о многом задуматься. Почему ученик возвращается в свою школу с оружием и начинает стрелять в учителей и детей, это катастрофа века вообще. И мы не можем сказать: вот так случилось, это удивительно – это не то что удивительно, ведь такое в мире происходит не впервые. И вообще на всей планете наметилась тенденция: люди начинают себя объявлять богами – это ненормально, так не должно быть. Поэтому дети должны иметь понятие об Аллахе. Например, в апрельском номере несколько страниц мы посвятили священному месяцу Рамазан, потому что даже в таком возрасте ребёнок хотя бы одну молитву должен знать.

Журнал рассчитан, как я всегда говорю, на детей от новорожденных до 4-6 классов. Это молодое поколение, которому мы должны прививать любовь к родной культуре, к родному народу, к родному языку. Этот журнал не только для детей, но и для родителей, для бабушек-дедушек, чтобы они читали детям сказки. В каждом номере мы даём новую сказку. Внутри журнала мы печатаем вкладыш с макетами для развития мелкой моторики, есть рубрика «Наши личности», чтобы ребята учили стихи известных поэтов, в то же время публикуем и стихи, которые сочиняют сами дети. Читатели отправляют нам свои рисунки для отдельной странички, пишут о журнале. Мы печатаем кроссворды, игры, комиксы, есть материалы о природе — всё, что окружает детей, всё, что их интересует. Песни на родном языке даём с нотами. Сейчас начала пользоваться популярностью рубрика «Личность и я». Например, есть выдающийся человек, допустим, Салават Хамидуллин, историк. Мы ищем мальчика по имени Салават и их обоих даём на обложке журнала. У нас уже год идёт эта рубрика: сначала выбираем личность – и по её имени находим маленького башкира. У нас была и министр культуры Амина Шафикова – мы нашли девочку Амину. Узнаём, какие у ребёнка способности, и про это пишем. В рубрике «Мировая литература на башкирском языке», о которой я уже говорила выше, печатались и поэты Дагестана: Расул Гамзатов, Магомед Ахмедов, Марина Ахмедова-Колюбакина, Супиянат Мамаева. Были и из других краёв: белорусская поэтесса Светлана Быкова, из Карачаево-Черкесии Татьяна Кочемова. В ноябрьском номере мы хотим дать лакскую сказку — надеюсь, Марат Гаджиев нам поможет её оформить своими рисунками. В любом случае автор рисунков будет из Дагестана.

Журнал республиканский, выходит только на башкирском языке. В этом году у нас прошёл медиафорум национальной прессы, нас собирал глава Республики Башкортостан Радий Хабиров, он сам был спикером и пообещал, что со следующего года мы войдём в федеральный каталог. Это будет замечательно, потому что много башкирских детей проживают за пределами республики: в Оренбургской области, Пермском крае, Челябинской, Самарской, Саратовской, Свердловской областях, Республике Татарстан отчасти. Мы бы хотели, чтобы дети оттуда тоже могли подписываться на наш журнал, а то мы каждый месяц, как новый выпуск выходит, идём на почту и адресно отправляем.

Журнал на 70 % состоит из рисунков, тексты небольшие. Я всегда художникам говорю: журнал нужно оформлять так, чтобы на любом континенте, в любой точке земного шара, где бы он ни лежал, было понятно, что это журнал Республики Башкортостан. У нас много фотографий в национальных костюмах, в том числе делаем бумажных кукол, мальчика и девочку, как раньше в «Мурзилке» печатали, чтобы можно было вырезать и играть. Разные виды башкирских национальных костюмов даём, это очень популярная рубрика. А ещё есть рубрики «Изучаем английский язык», «Делаем гимнастику» – показываем рисунками, и потом дети отправляют нам фотографии, как они по этим рисункам делали зарядку. Фотографии собранных макетов тоже присылают – выписывают, допустим, на класс «Акбузат», вырезают кукол, одевают и отправляют нам снимки. Во всех социальных сетях мы поддерживаем с детьми связь, я даже в «Тик-токе» зарегистрировала журнал, но пока особо руки не доходят; там должны быть маленькие видео от самих детей.

Иногда мы даём одно стихотворение с переводом на русский язык. Нас просят об этом воспитатели, чтобы дети могли сравнить, изучать башкирский вместе с русским. Я вообще считаю, что башкирский ребёнок – билингвист, он владеет двумя языками, и это неплохо, но родной язык в первую очередь ребёнок должен знать. Так как это не только язык, которым ты разговариваешь, это связь поколений, любовь к своим предкам, к своей родине. Если ребёнка младшего возраста не воспитывать, как я уже сказала, на своих родных традициях, если в него не вкладывать ничего, что мы потом сможем от него требовать? Ребёнок – он как белый лист, что вложишь – какие картины, какие зёрнышки, – то и вырастет.

– Кто ваши любимые поэты и писатели?

– Наверное, поэзия – это в первую очередь настроение, передача состояния души. Мне очень близка поэзия народного поэта Башкортостана Рами Гарипова. Это выстраданная поэзия. Гапиров – человек, который все свои переживания смог словами передать на бумаге, и это наивысший вид искусства. Это настоящая поэзия. Кроме того, мне близка поэзия Марины Цветаевой, интересны эмоции Есенина, мудрость Расула Гамзатова. Возвращаясь к башкирской литературе, отмечу стихи Рамзили Хисаметдиновой, она мастер-художник: словами рисует картину. Поэт – тот же самый художник, только у него на руках не краски, а слова. Он виртуозно должен владеть словами, как жонглёр орудует мячами. На сердце поэта они должны так играть, чтобы до читателя его энергетика, волна, искра дошли. А если говорить о прозе, то – Талха Гиниятуллин. Тоже народный писатель Башкортостана, очень интересно описывает характеры. Если брать по миру, наверное, Ремарк один из любимых писателей. Вообще, если любого национального писателя или поэта читаешь, ищешь черты его нации, в этом и состоит краса национальной литературы. В поэзии характер любого народа чувствуется.

– Насколько мне известно, вы только что побывали на Форуме СМИ в Сочи. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом мероприятии.

– С 11 по 16 сентября в Сочи проходил XXV форум современной журналистики «Вся Россия–2021». Очень интересное мероприятие, интересные спикеры. Я с удовольствием послушала мэтра журналистики Владимира Леонидовича Касютина и Романа Александровича Серебряного, секретаря Союза журналистов России. Рассказывали о сегодняшнем состоянии журналистики. Говорилось о том, что сейчас все сидят на гаджетах, поэтому не получится от них уйти – наша журналистика тоже должна учитывать и использовать электронное пространство. Я всегда говорю: не нужно бояться, что дети пользуются телефонами, айфонами и компьютером, – нужно туда идти с башкирским материалом: песни, стихи, аудио, видео – всё должно быть уже тут, чтобы дети видели и слышали. Соцсети отнимают много времени, но я бы хотела, чтобыбыло приложение «Акбузат» для телефона: ребёнок зашёл, и у него весь материал о журнале. Мы проводили конкурс, посвящённый старинным родáм; допустим, род Табын – дерево этого рода лиственница, и дети рисовали лиственницу. Тем, кто выиграл Гран-при, мы дарили планшеты с башкирскими шрифтами,чтобы дети с малых лет знали свой язык, это необходимо. И на Форуме в Сочи как раз очень много вопросов было про молодёжь, про холдинговую систему, как зарабатывать на журналистике, но в то же время мне немножко не хватало темы детской журналистики. Наверное, надо было выделить её отдельной секцией, ведь об этом тоже нужно говорить.

В беседе о национальной прессе участвовал и министр информации и печати Дагестана Умаросман Гаджиев, он был спикером этой сессии, и мы сошлись во мнении, что национальная пресса должна начинаться с детской журналистики. Он сказал, что детская журналистика должна работать совместно с Министерством просвещения, и это правильно, ведь как без Министерства просвещения детская журналистика вообще может существовать? У нас раньше и учредителем было Министерство образования и науки, а в 2000-х годах его убрали, но это неправильно, потому что детские сады, школы — это непосредственно те учреждения, которые относятся к образованию, и без учителей, без воспитателей детскую журналистику поднять, поддержать невозможно. Мы друг другу должны помогать, они нам, мы им, потому что мы растим для нашего государства маленьких граждан. В нашей секции как раз затронули этот вопрос. Я очень рада, что у нас выходит журнал на своём языке. Есть республики, где нет детских журналов; где-то публикуются журналы на нескольких языках, а у кого-то в год один раз журнал выйдет – и тому рады. Это вообще, конечно, шокирующие случаи. Если детских СМИ нет, как можно думать, что будущее у народа есть? Это невозможно. Значит, дети лет через десять будут говорить на других языках, они уже будут служителями другой культуры. Человек, который не знает свою культуру, не любит свой народ, как может полюбить другие народы?

На Форуме также награждали журналистов, было много конкурсов. На закрытии мне очень понравилось выступление Кубанского казачьего хора. Хорошо организовали всё мероприятие. Были экскурсии, мы и музеи посетили, и памятник Пушкину на берегу. Сочи – город и журналистики, и культуры, и литературы, там много интересного можно посмотреть. Нас очень хорошо приняли, со многими республиками мы наладили отношения; думаю, в дальнейшем будем сотрудничать, потому что нам есть о чём говорить, нам есть, для кого работать, и многонациональная Россия сильна своими народами и своими родными языками. Я в одном посте даже так и написала: «Россия сильна регионами, Россия сильна родными языками».

– Что посоветуете тем, кто делает первые шаги в литературу?

– Если человек пришёл сюда по зову сердца, ему надо, естественно, много читать мировой и российской литературы. Эта сфера – мир, который дарит надежду, даже если её совсем не осталось. Об этом должны помнить и сложившиеся писатели, и те, кто только идёт в литературу. Литература должна быть разной. Но бывает, что писатель уделяет много внимания какому-то пессимизму или чёрной стороне жизни – этого не должно быть. Даже если описать такие моменты, в конце обязательно должна оставаться какая-то искорка, лучинка надежды.

Я вспоминаю случай, который рассказывал выдающийся башкирский прозаик Рашит Султангареев. В лихие девяностые он поздно вернулся из командировки и из центра Уфы, где расположен Дом печати, пошёл пешком. А там пьяная, буйная молодёжь по улицам гуляла. Рашит Гимранович не знал, что делать, остановился и вдруг увидел, что у человека, который шёл впереди, под мышкой зажата книга. Пошёл за ним – мимо этих шумных компаний и спокойно добрался до своего района. Почему? Потому что если человек идёт с книгой, на него можно надеяться. Этот человек надёжный! Вот что он хотел сказать.

Читающий человек – это человек думающий, человек с сердцем, не безразличный. И об этом тоже должен знать тот, кто хочет идти в литературу. Человек должен быть очень грамотным, потому что одно дело разговаривать – на русском или на своём родном – и другой вопрос, как это прозвучит литературно. Литературный башкирский язык, допустим, это отдельная тема, и существует очень много его диалектов. Это тоже необходимо помнить. Я в некоторых своих стихах иногда использую диалектные слова, это придаёт особый тон поэтическому произведению, что порой приветствуется. В то же время если материал научный или публицистический, нужно использовать тот или иной литературный язык. Литературный язык для того и создан, это тот общий знаменатель, на котором все должны писать правильно. Я сама пишу только на башкирском, потому что на нём мир воспринимаю; меня переводят на русский язык, сама перевожу со многих тюркских и славянских языков. Перевод мне интересен, и тот, кто идёт в литературу, тоже должен знать: перевод даёт такой опыт, благодаря которому ты ощущаешь вес каждого слова. Начиная заниматься переводом, ты уже и к своему произведению относишься по-другому.

Я уже говорила о поэте Рами Гарипове. Я считаю, что в башкирской школе искусства слова есть школа Рами Гарипова. Он писал не только стихи, поэмы, он всю жизнь вёл дневники, то есть обращался к эпистолярному жанру, и работал журналистом. Его журналистика очень образная, его путевые заметки, очерки были написаны удивительно красивым языком. Просто картина того периода, дыхание того времени встаёт перед тобой. Гарипов приезжал в мою деревню, когда мне было полтора годика. Естественно, этой встречи я не помню, но всю жизнь считаю его своим Учителем. И такие учителя должны быть у тех, кто идёт в литературу. Тот мир, который мне преподнёс Рами Гарипов, для меня большая школа искусства. Ни разу не видя его, ни разу с ним не поговорив, я всю жизнь разговариваю с ним, потому что постоянно обращаюсь к его произведениям. Он автор, который не только учит мыслить – у него чёткая гражданская позиция относительно родного языка, своего народа. Изучив его произведения, его мысли, ты становишься вдумчивым, небезразличным к любым ситуациям, которые касаются твоего народа.

 

Лариса Абдуллина

Маковое поле

Ногайской поэтессе Кадрии Темирбулатовой

От горизонта и до горизонта
Пылает степь, как пламя на ветру!
И, кажется, стучат подковы звонко,
И скачет всадник к белому шатру.

Не эти ли пылающие маки
Так пламенно любила Кадрия?..
Они, как войско, скрытое в овраге,
Дух предков от забвения хранят.

Не в них ли слёзы девушек ногайских,
Скорбящих о погибших женихах?..
Неистовая кровь закатов майских
И саван ночи, схоронивший прах?

Не в них ли слышен зычный глас акынов,
Грохочущий, как яростный набат?..
И не из этих песен ли полынных
В степи зачался Кадрии талант?

Не из огня ли своего народа
Ты родилась, чтоб ярко петь о нём?..
Как маковое поле, через годы
Сама ты стала светом и огнём!

От горизонта и до горизонта
Пылает степь, как пламя на ветру!
И кажется, стучат подковы звонко:
«Я не умру, народ мой, не умру!».

Перевод с башкирского языка
Марины Ахмедовой-Колюбакиной

Статьи из «Газета «Горцы»»

Салихат – белая луна. Аварская сказка

28
Давным-давно в горном ущелье в одном ауле жили муж с женой. Ахмед был чабаном, а Зулейха ткала ковры. Всё у них было – любовь,...

Большого снега не увидели, но благодать ощутили сполна

16
VII международный фестиваль поэзии...

Маршрутка

17
Участник Межрегиональной писательской мастерской АСПИР в Пятигорске 2022 г. и Итоговой...

Девушка и южный берег Крыма

13
Алина Осокина родилась в Ульяновске. Окончила исторический факультет УлГПУ им. И. Н....

Всё хорошо

33
Ната нажала на отбой, и нудный голос Клавдии Петровны, учителя рисования, умолк. Телефон...

Дух костра

12
Дагестанское отделение Союза российских писателей и Клуб писателей Кавказа подвели итоги...

«В ладонях любви моей…»

7
Осень семнадцатого года была для Дагестана печальной — ушёл из жизни Поэт, чье имя выбито...