Купить PDF-версию
21:33 | 28 февраля, Ср
Махачкала
X
11:45 24.06.2008

Праздник за колючей проволокой

В женской исправительной колонии № 8 г. Кизилюрта редкое мероприятие – благотворительная акция, подготовленная членами Общественной палаты РД и дагестанскими предпринимателями.

 

У ворот зоны собрались общественные деятели, звезды национальной эстрады и журналисты. Гости привезли обитательницам колонии «живой» концерт и подарки: мебель и уйма DVD-дисков с различными фильмами и клипами. Но прежде, чем попасть на другую сторону ограды все без исключения проходят строгий досмотр дотошных надзирателей. Наконец, массивные ворота отворяются, и начальник ИК-8 Сайибат Абасова приглашает жестом руки пройти в «восьмерку».

 Вот он мир колонии без купюр! Аккуратно выбеленные снаружи двух и одно этажки, чистый двор, лавочка под зеленью деревьев, между которыми не веревке сушится белье… Если бы не мощный забор в несколько рядов, двойные железные ворота, колючая проволока отгораживающая эту маленькую территорию от всего остального мира – все это можно было бы принять за летний лагерь или зону отдыха. Но эта зона иная…

 «На сегодняшний день у нас отбывают срок более 300 человек. Это гражданки Чечни, Дагестана, Московской, Астраханской и Тюменской областей. Есть и представительницы Калмыкии, Венгрии. Контингент – от 18 лет. Самой старшей нашей подопечной 72 года», — раскрывает карты Сайибат Абасова.  По ее словам, одно из наиболее распространенных преступлений, совершенных здешними осужденными – изготовление, хранение и сбыт наркотиков — ст. 228-я. Следующая в рейтинге – ст. 158-я, то бишь кража. На третьем месте – стоят убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111-я и 105-я).

 «У нас трудоустроены почти все осужденные, — продолжает знакомить нас с бытом своих подопечных начальник колонии. — Женщины занимаются шитьем, работают на консервном заводе, в кондитерском цехе. У нас своя школа. Уроки нашим девушкам дают преподаватели из местных учебных заведений. Есть профтехучилище, где мы подготавливаем штукатур-маляров, швей-мотористок и парикмахеров. В настоящее время там  60 человек…». Сайибат Абасова сетовала на то, что некоторые осужденные не умеют ни писать, ни читать. Специально для них в обозримом будущем планируется включить в школьную программу и начальные классы. До сих пор обучение начиналось с программы  4 класса. А в следующем году, добавила начальник зоны, возможно, выпускницы учебного заведения «восьмерки» будут сдавать Единый государственный экзамен. «На это есть разрешение соответствующих инстанций», — подчеркнула С. Абасова.

 Оглядев дворик «женского городка», мы направились в местный клуб. И если с наружи здание выглядело прилично, то внутри… Старые обшарпанные скамейки, бугристые пол и сцена, по которой и ходить-то трудно, не то, что танцевать – помещение не видало капитального ремонта, наверняка уже не одно десятилетие. Но это неблагополучие, казалось, ничуть не омрачало праздничного настроения осужденных. Такие мероприятия здесь случаются не часто, а посему этот день для них событие, которое, может быть, хоть ненадолго, но скрасит серую жизнь зоны. Заняв места, они ждали песен. Многим из них лет за тридцать-пятьдесят, все без исключения были одеты в застиранные халаты одинакового покроя и расцветки. У каждой из этих женщины своя беда, своя трагедия, своя статья Уголовного Кодекса. Любого посетителя зоны они воспринимают,  как часть запрещенного, закрытого для них свободного мира, и гость, уходя, забирает эту частицу с собой. Оттого, наверно, и неловко чувствуешь себя, проходя мимо осужденных — будто это не они, а ты в чем-то виновата.

 Во втором ряду — две девушки лет восемнадцати-двадцати, с лиц которых можно было бы писать иконы. Глядя на них, невольно напрашивается вопрос: «Как попали сюда эти прелестные создания?». Но ответа на него услышать не хочется, нет!.. Наверняка, это какая-нибудь страшная история, которая никак не вяжется с их ангельским образом, как не вяжется с ним казенная одежда. За несколько часов пребывания в колонии мы здесь такого наслышались!.. Рассказывали, что некая жительница Азербайджана отбывала срок за убийство, причем она сама никого не убивала. Преступление совершил ее муж, а женщина взяла вину на себя. Ко всему прочему, она была беременна. Но любимый супруг ни разу не посетил ее на зоне. Он и вовсе исчез, да так, что его милиция до сих пор ищет. Львиная доля осужденных – одинокие женщины, несмотря на печать в паспорте. Мужья бросают их, как только они оказываются за колючей проволокой. Лишь только 30% обитательниц тюрьмы имеют полноценную семью. Но не факт, что благоверные будут ждать их до самого «звонка». Некоторые нарушительницы закона живут в колонии лучше, чем на свободе. Они не спешат за периметр, потому что уверенны, что там их никто не ждет. Они не верят в то, что общество их поймет, примет и даст шанс начать жизнь с чистого листа. Здесь они свои, а там чужие. Поэтому, выйдя на свободу, они спешат вернуть обратно на зону. И возвращаются почти всегда.

 Концерт в разгаре. Падчерицы зоны с замиранием сердца слушают песни известных исполнителей: Гамзалава Гамзалаева, Рукият Гамзатовой, Юлдус Тапаевой, Малыша и других. Осужденные и сами готовили к этому мероприятию и щегольнули «лезгинкой» не хуже профессионалов. На зоне их и этому учат. Для многих осужденных это возможность отвлечься, окунуться в атмосферу, в которой витает дух свободы. А как же иначе! Здесь нельзя ничем не заниматься – так можно сойти с ума.

 На огонек в «восьмерку» заглянули и осужденные с мужской колонии для несовершеннолетних. И пошли танцы за танцами – настоящий праздник! И хоть по статистике ребят значительно меньше, чем девчонок, в стороне, казалось, не осталась ни одна представительница прекрасного пола. Ну и правильно, когда еще им выпадет случай потанцевать! 

 Оставив их веселиться, мы направились к выходу. То ли  воздух на зоне какой-то особенный, свинцовый, то ли это решетки давили на психику, но хотелось скорее назад, на волю. Мужчина в камуфляже не сразу нас отпустил, по-новому проверив документы каждого. «Таков порядок», — извинялся надзиратель. Наше долготерпение было вознаграждено уже через несколько минут – ворота со скрежетом раскрылись, и нас встретил беспечный ветерок свободы… Мы спешили уйти подальше от забора длиною в бесконечность, глядя на который охватывает щемящая тоска и необъяснимое чувство вины перед теми, кто остался за колючей проволокой!

Статьи из «Общество»

Личные акценты Ильмана Алипулатова

52
Для многих он останется в памяти как учитель, наставник,...

«Чёрное золото» Дагестана

6
Весной 1894 года, 130 лет назад, у селения Берикей в Дербентском районе бывший железнодорожный...

Не повторить судьбу родителей

21
В 2022–2023 годах в Дагестане был реализован проект «Возвращение в мирную жизнь: реабилитация и...

Построим в Махачкале парк Победы?

60
В 2025 году наша страна отметит знаменательную дату – 80-ю годовщину Победы в Великой Отечественной войне. Дагестанцы, как и все...

Учитель на поле боя

19
Ветеран Великой Отечественной войны Ильяс Казиханов (на снимке) прошел долгий боевой путь от...

Очевидец исторического события

10
В этом году свой 99-й день рождения отметил бы ветеран...

Ахмед-хан против Надир-шаха

200
Кайтагское уцмийство было феодальным государством в составе Дагестана. Существовало оно на...

Легендарная Тути-Бике

107
По одним данным, Тути-Бике родилась в 1751 году, по другим – в 1753-м. С именем этой девушки...

Торопитесь не спеша

4
Никто не будет спорить, что одной из самых частых причин ДТП является превышение водителями...

Нарушителей ПДД ждут новые штрафы

4
Важные изменения в организации дорожного движения ждут автомобилистов в начале 2024 года. Они коснулись работы светофоров,...

Зима. Водитель, «торжествуя…»

3
Как негативно, а вернее, насколько пагубно влияет зима на состояние автомобиля? Причем,...