Купить PDF-версию
X
08:14 03.07.2008

татаро-Монголы в Дагестане

В начале XIII в. в Центральной Азии образовалось мощное Монгольское государство. С нашествием монгол на Дальнем Востоке, в Центральной Азии, на Ближнем и Среднем Востоке, Кавказе, в Восточной Европе началась одна из самых страшных, самых трагических страниц в исторических судьбах этих народов.

Монгольские завоевания и господство сопровождались неслыханными злодеяниями, убийствами десятков тысяч населения, систематическими грабежами, разорением цветущих городов и деревень, массовым угоном населения в рабство. Монгольская империя создавалась огнем и мечом, огнем и мечом поддерживалось господство орд в завоеванных землях. Одной из главных побудительных причин этих захватнических войн было стремление кочевой скотоводческой аристократии, а также и самого Чингисхана к добыче дани с культурных стран.

После опустошения западных областей государства хорезмшахов монгольский отряд под командованием Джебе и Субудея, направленный Чингисханом в 1220 г. для преследования хорезмшаха Мухаммеда, прошел Северный Иран, затем они вторглись на Кавказ.

Вступление монголо-татар в Закавказье сопровождалось неслыханными жестокостями. Как свидетельствует армянский историк Киракос Гандзакеци: «Монголо-татары предавали мечу все, что встречалось им на пути: людей, скот и даже собак». Монголо-татары предали города Азербайджана: Нахичевань, Ардебиль, Балакан, Гянджа и др., грабежу и разрушениям, население городов, оказавшее сопротивление завоевателям, беспощадно истреблялось, а оставшихся в живых обращали в рабство. При захвате этой обширной территории, пишет проф. А.А.Али-Заде, войска Чингисхана подвергли жестокому опустошению, разграблению большую часть городов и крепостей, расположенных на пути их следования. Из Азербайджана монголо-татары двинулись в Грузию, где встретили упорное сопротивление. Эти события в равной степени отразились в трудах Ибн-ал-Асира Рашид-ад-дина и армянских историков.

Опустошив и разорив часть Грузии, монголо-татары направились в Ширван и захватили Шемаху. Вот как описывает Ибн-ал-Асир взятие Шемахи: «Татары осадили… город Шемаху. Жители его бились с ними и упорно выносили осаду… Бой свирепствовал три дня, и близка была гибель их… и тогда жители сказали друг другу: «Нельзя уйти от меча: для нас первое дело стойкость, умрем почетно». Однако ослабевшие жители не выдержали натиска численно превосходящих сил монголо-татар. Город был взят приступом, затем опустошен и разграблен завоевателями, большое количество жителей было истреблено. После взятия Шемахи в 1222 г. монголо-татары отправились в сторону Дербента, через который они намеревались пройти на Северный Кавказ. Но через сильно укрепленный Дербент пройти им не удалось.

Об этом пишет Рашид-ад-дин: «Так как проход через Дербент был невозможен, то они — монголо-татары — послали к ширваншаху (сказать): Пришли несколько человек, чтобы нам заключить мирный договор. Он прислал 10 человек из старейшин своего народа; одного они убили, а другим сказали: Если вы укажете нам дорогу через это ущелье, то мы пощадим вам жизнь, если же нет, то вас также убьем. Те из страха за свою жизнь указали (путь), и они (монголы) прошли». С этим описанием почти дословно совпадает сообщение Ибн-ал-Асира. «Монголо-татары, — пишет он, — захотели перейти Дербенд, но не смогли это сделать. Тогда они послали к ширваншаху, царю Дербсида-Ширвана, сказать ему, чтобы он прислал к ним посла, который бы заключил с ними мир, и тот послал десять человек из своих высокопоставленных лиц. Татары убили одного, а остальным сказали: «Если вы укажете дорогу, по которой мы могли бы перейти его, Дербенд, то вам будет дан аман, в противном случае мы вас убьем, как мы убили этого человека. И те показали дорогу». Менее подробны свидетельства другого персидского историка Джувейи: «Когда он (отряд монголо-татар) прибыл в Дербенд и никто не сообщил, что здесь какое-нибудь войско проходило или вступало в бой, они прибегнули к хитрости и прошли через него (ущелье)».

Несколько иное описание дает Киракос Гандзакеци. «Из Грузии,—пишет он,—монголо-татары направились к Дербентским воротам с намерением возвратиться восвояси. Однако таджики, владевшие Дербентом, не пропустили их». Этими «таджиками», возможно, были 50 тысяч дружественных хорезмшахам кипчаков, захвативших Дербент и отрезавших монголам путь на север. С этим можно согласиться, поскольку кипчакские племена, как указывает арабский историк ан-Насави, были связаны с хорезмшахами «дружбой и любовью», что, видимо, послужило причиной враждебности монголо-татар к кипчакам, так как последние были, как отмечает тот же автор, и «корнем их (хорезмшахов) славы и основой многочисленности их войск».

Однако сообщение Киракоса Гандзакеци, на наш взгляд, еще не дает основания считать, что Дербент обороняли только кипчаки. Возможно, Киракос Гандзакеци под «таджиками» имел в виду самих жителей Дербента, которые мужественно обороняли город и не пропустили врага. Кроме того, если бы кипчаки обороняли Дербент, то такие осведомленные авторы, как Ибн-ал-Асир и Рашид-ад-дин, несомненно, сказали бы об этом. Что же касается 50 тысяч кипчаков, о которых говорит ан-Насави, здесь, по всей вероятности, речь идет о кипчаках, которые пришли к Дербенту уже позднее по просьбе хорезмшаха Джалал-ад-дина с целью захватить город и укрепиться здесь против монголов, что не имело успеха.

Итак, когда монголо-татары убедились, что через Дербент пройти им не удастся, то, как свидетельствует Киракос Гандзакеци, «убийствами и угрозами узнав у заложников обходную дорогу, по неприступным местам перешли Кавказские горы, заваливая пропасти деревом, камнями, бросая туда свой багаж, даже лошадей и военное снаряжение, и таким образом прошли обратно на свою родину». Сведения Киракоса Гандзакеци подтверждаются другим армянским историком Себастаци, который пишет, что когда жители «Дербента не пропустили их – монголов, тогда они пересекли труднопроходимые места Кавказских гор и ушли». В создавшейся ситуации единственной дорогой, по которой монголы могли выйти на Северный Кавказ, была дорога через внутренний Дагестан по труднопроходимым горам, по которой, как мы уже ранее говорили, с большими трудностями, заваливая пропасти деревом, багажом своим, даже лошадьми и снаряжением, прошли завоеватели.

Здесь можно было бы допустить, что монголо-татары, обойдя Дербент, могли выйти на прибрежную часть Дагестана, но приведенные сведения Киракоса Гандзакеци и Себастаци дают нам основание говорить о том, что монголо-татары прошли именно через внутренний Дагестан. «Пройдя Дербенд-Ширван, — писал Ибн-ал-Асир, — татары вступили в области, в которых много народностей: аланов, лакзов и несколько тюркских племен (таифа), ограбили и убили много лакзов-мусульман и неверующих, произвели резню среди встретивших их враждебно жителей тех стран и дошли до аланов, состоявших из многих народностей». Из этих строк можно сделать вывод о том, что народы Дагестана самоотверженно боролись против монголо-татар. Устраивали засады, решительно вступали в бой с превосходящими силами врага.

Из-за отсутствия достоверных сведений не представляется возможным установить точный маршрут продвижения монголо-татар через Нагорный Дагестан при первом походе в 1222 г. По мнению известного краеведа Б. Малачиханова, монголо-татары могли пройти на Северный Кавказ только через внутренний Дагестан по маршруту р. Самур—Курах—Кумух—Чох—Гидатль и Чечня». «Мы рассматриваем трассу,—подчеркивает он,—как чрезвычайно важный стратегический путь с Юга на Северный Кавказ в обход  Дербента и всей приморской узкой полосы, и не могло ли случиться, что в первый свой приход на Кавказ в 1222 году монголы шли на север именно по этому пути через Кумух».
Некоторые исследователи-дагестановеды разделяют это мнение. Хотелось бы внести в эти суждения некоторые дополнения. Опираясь на собранный нами историко-этнографический материал, можно предположить, что монголо-татары, обойдя Дербент, прибыли в Касумкент, оттуда в Хив по ущелью «Магъу-дере» Агул, Кумух, Чох, Хунзах, Ботлих и через Андийский перевал в Чечню. Во-первых, для монголо-татар не было необходимости после неудачной попытки пройти через Дербент возвращаться обратно к Самуру и отсюда через Курах идти к Кумуху. К тому же предложенный нами маршрут намного короче и менее труден, чем тот, о котором писал Б. Малачиханов.

Конечный пункт, где побывали монголо-татары при первом походе через Дагестан, это Анди. В пользу данного предположения говорят и предания, которые сохранились в этих местах. В частности, в одном из них говорится, что путь монголам преградили андийцы, и вблизи селения произошло кровопролитное сражение. Горцы, несмотря на проявленное мужество, были разбиты. Монголы, уходя, оставили здесь своего ставленника по имени Елук, с которым местные жители связывают строительство в этих местах крепости и укрепленных населенных пунктов Рикваки и Ашали.  Любопытно отметить,  что ныне в сел. Гагатль сохранился род Елукилал, происхождение которого связывают с именем монгольского ставленника Елука. Не является ли эта    легенда отголоском  пребывания в этих краях монголо-татар при первом походе через Дагестан? Как видно из вышесказанного, при первом походе маршрут  монголо-татар на Северный Кавказ лежал именно через внутренний Дагестан.

Выбравшись с большими трудностями и ценой значительных потерь из Дагестана, монголо-татары двинулись дальше на север и «прибыли к аланам» — народу многочисленному, к которому уже дошло известие о них».
 

Статьи из «Общество»

Любимая, родная и сердцу дорогая

98
В первое воскресенье марта мы отмечаем относительно...

Уют обители своей

12
В воскресенье мы отмечаем очень молодой и очень востребованный праздник: Всемирный день...

Вы нам писали

5
С начала 2024 года в редакцию газеты «Дагестанская правда» поступило 43 письма, опубликовано на...

Душу матери согревают дети

311
Детский смех… Ребятишки в саду пытаются разжечь мангал, повторяя за взрослыми тонкости...

Работа СМИ признана успешной

44
Все возложенные на средства массовой коммуникации задачи, несмотря на то, что 2023 год был...

Энергия жизни

11
Вторым орденом Мужества Указом Президента РФ награжден уроженец сел. Джалган Дербентского...

Слово революционера и писателя

24
В этом году исполняется 130 лет со дня рождения революционера и драматурга Гаруна Саидова (на снимке). В 1917 году после Октябрьской...

Личные акценты Ильмана Алипулатова

80
Для многих он останется в памяти как учитель, наставник,...