От экспансии – к диалогу мира и согласия

A- A+

Северный Кавказ – один из стратегических объектов, вокруг которого на протяжении ряда лет идут гибридные войны, в которых задействованы частные наемники. Время от времени они перерастают в информационные атаки на молодое поколение, зомбируя его на любые действия по приказу извне. И молодые люди, попавшие в поле зрения джихадистов, становятся проводниками политики на уничтожение, проповедниками террора, экстремизма.

В этой жестокой войне, как никогда, важно сохранить генофонд, преемственность поколений, самобытность, культуру, идентичность, традиционное воспитание. Задача эта сложная, и готовых рецептов нет. Но стоит обратиться к накопленному опыту, которым готовы поделиться те, кто знает, чем чревато забвение своей родины, своих корней, всего того, что должно быть свято для каждого человека.

Хабиб Магомедов, руководитель научно-практической лаборатории по вопросам противодействия экстремизму и терроризму Дагестанского государственного университета народного хозяйства, не понаслышке знает об этой проблеме. Много лет он проработал в пресс-службе правоохранительных органов республики, был зам. главного редактора газеты «Южный репортер», прошел школу свободной прессы в Дагестане и может судить о сложившейся в республике обстановке как эксперт.

– Хабиб Гаджиевич, если проследить цепочку последних событий в Европе, теракты во Франции, Германии, четко осознаешь размах террора. Северный Кавказ террористы давно стремятся превратить в одну из своих опорных точек, следствием чего является уход части молодежи в Сирию, ИГИЛ (запрещенная в ряде стран, в том числе в РФ, террорстическая группировка). Как, с вашей точки зрения, можно этому противостоять?

– Самая большая проблема заключается в том, что на протяжении ряда лет в нашей стране не велась системная работа в этом направлении. Мы боролись всем миром, но не было согласованности, единой линии в противодействии террору, экстремизму. Как говорится, у семи нянек дитя без глазу.

Горькая истина, но урока из этого, похоже, мы не извлекли. И ныне школа, воспитательный компонент которой носит скорее декларативный, размытый характер, сама оказалась в сложном положении. До сих пор не всякий учитель понимает, какие ценности ему пропагандировать и что должно стать главной упреждающей силой в противодействии идеологии экстремизма.

Вуз – промежуточное звено между молодым и средним поколениями, казалось бы, тот институт, который должен стать движущей силой общественных отношений. Но и он оказался податливым, ковким металлом, из которого с легкостью лепятся «солдаты свободы», пополняющие отряды боевиков в Сирии, превратившейся, с одной стороны, в костер, разжигаемый джихадистами, с другой – ставшей оплотом в разрастающейся армии, провозгласившей исламское государство мировым правительством. За ним и должны следовать все люди вне религиозных пристрастий. Неважно, мусульманин ты или христианин, но ты должен занять свою нишу в «борьбе за чистую веру, справедливость вместе с твоими братьями, проповедующими и очищающими человечество от скверны лжи, лицемерия, ханжества, несправедливости». Неважно, что за этой псевдориторикой кроются совсем не безобидные планы по установлению мирового господства, захвату природных ресурсов, в частности, углеводородов, мировые запасы которых стремительно истощаются. Главное – тотальный контроль за ведущими супердержавами, в результате которого можно удержать перевес сил и однополярный мир.

Знакомая теория, не правда ли? Вспомним Ирак, Ливан, Египет, а еще раньше Афганистан. Тут совершенно четко прослеживаются технологии «цветных революций». И ИГИЛ – новая комбинация НАТОвских политтехнологов, строящих по вертикали небоскребы новых государств с ручным, очень предсказуемым управлением. Напомню, после развала СССР не только борьба с преступностью, экстремизмом, терроризмом, но и воспитательный компонент были переложены на органы внутренних дел, определяющих «непокорных» в колонии, где они проходили «школу» по излечению от дурных наклонностей. Но это был не всегда удачный опыт, скорее скрытый уход в себя и, как следствие, переоценка ценностей, ориентация на фундаментализм, радикализацию сознания. Такой перекос сыграл негативную роль в новом образе постперестроечного поколения, оказавшегося, как говорится, без руля и без ветрил, без веры, любви к своему народу, родному дому, Отечеству.

На волне социального переустройства часть молодого поколения выплеснула социальный протест, пополняя бандформирования, ставшие впоследствии подпоркой зарождающихся экстремизма и терроризма. Уже тогда стало ясно, что все только начинается, поскольку государственные институты оказались на распутье, предлагая своим согражданам самостоятельно определиться с исключенной из Конституции РФ идеологией и концепцией новой национальной идеи, основанной на религиозных институтах. А в религии оказались люди, далекие от ее истинного предназначения. «Засланные казачки» действовали строго по указке новых хозяев-миссионеров, проповедующих духовные ценности, далекие от традиционных. Тогда же начался раскол внутри религиозной уммы, воспользовавшись которым, активно внедрялись воинствующий ислам, радикальные течения, ставшие в конце концов камнем преткновения и основой современных войн с подоплекой борьбы за «истинный ислам».

– Как остановить процесс распада сознания постперестроечного поколения? Что можно противопоставить идеологическим препонам, что ныне в ходу?

– Правовой нигилизм выступает как термин, определяющий всеобщую правовую неграмотность. Спросите у, казалось бы, образованного человека о простых правоустанавливающих нормах того или иного закона, и вы убедитесь, как он «плавает» в общеизвестной юридической терминологии, страдая правовой безграмотностью. На мой взгляд, это самое уязвимое место, когда возникает необходимость решать в правовом русле элементарный вопрос. Подобное явление зачастую выливается в бестолковые протестные настроения, а потом мы сетуем на власть, ее произвол, тогда как именно институты гражданского общества, религиозные организации призваны устранить этот пробел, создавая буферную зону коллективной ответственности власти и общества. Что касается религиозных институтов, то и здесь мы пробуксовываем, сталкиваясь иной раз с вопиющей безграмотностью толкования тех же коранических постулатов, намеренным искажением их содержания. Это создает основу для превращения этого института в инструмент идеологической борьбы, выполняющий роль посредника между теми, кто насаждает здесь чуждые нам представления, и теми религиозными деятелями, кто погибает от рук экстремистов, не желая предавать свой собственный народ, традиционные ценности привычного нашим верующим миролюбивого ислама. На самом деле каждая из религий – сокровищница мировой культуры человечества. И над этим стоит задуматься, чтобы понять, что в этом мире все взаимосвязано и взаимозависимо.

– Если провести параллель между светскими и религиозными компонентами, не подменяя одни ценности другими, то тогда все становится на свои места. Но, согласитесь, негоже, когда религиозные институты пытаются подменить собой власть.

– Любая экспансия опасна. И если власть на местах слаба, то тогда ее должны поддержать те, кто готов к диалогу, не противопоставляя себя официальной власти. На мой взгляд, такая ситуация возникает, когда местная власть не умеет и не хочет работать, ленится, предпочитая клянчить республиканские деньги, не выдвигая инициатив по созданию механизмов взаимодействия со священнослужителями, которые и могут оказать реальную помощь в борьбе с экстремизмом, террором, внушить молодому поколению мысль о созидании, а не о борьбе с государством. Общественные институты должны стать союзниками в общем для всех деле, сохраняя молодое поколение от роковых ошибок. Здесь немаловажно сказать о необходимости генерировать традиционные ценности дагестанского многонационального народа, пропагандируя основы культурного наследия, генома поколений.

Глава республики Рамазан Абдулатипов неустанно говорит об этом. И не просто говорит, но и инициировал создание по всей республике центров традиционной культуры народов России, неотъемлемой частью которой является Дагестан. Все это должно стать главной составной частью мировоззрения современного горца, который сумеет взять на себя роль катализатора в диалоге с молодежью, разделившей мир на кяфиров и правоверных, на своих и чужих. Этот тектонический раскол необходимо трансформировать в создание общегражданской идентичности, способной приостановить ломку мировоззрения, глобализационные процессы, вместе с которыми утрачивается выработанное веками то исконное, чем ценны нация, народ. А это ты, я, вместе целая страна.

На самом деле политика – это не торговля финиками. И необходимо, упреждая удары, которые наносятся нашей стране, южному российскому форпосту – Дагестану, прогнозировать политическую ситуацию, следя за происходящими в республике общественно-политическими событиями. Для этого нам нужно окрепнуть духом, чтобы возродиться и стать сильнее, давая отпор тем, кто пытается навязать нам свое мироустройство.

(Материал подготовлен в рамках реали­зации государственной программы РД «Комплексная программа противодействия идеологии терроризма в Респуб­лике Дагестан на 2016 год»)

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»