Сетевое издание «Дагестанская правда»

14:00 | 06 марта, Сб

Махачкала

Weather Icon

Зерно – товар политический

A- A+

«Зима. Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь…». Классик хорошо подметил, по какому случаю торжествует крестьянин. Для земледельца снег и дождь – это достаток в доме. Влага, выпавшая в Дагестане в конце февраля и в начале марта в виде снега или дождя, радует крестьян.

У меня есть несколько знакомых, специализирующихся на выращивании зерна, в том числе и за пределами Дагестана. Не поленился, позвонил им и поинтересовался видами на урожай. Каждый из них был настроен оптимистично, надеялся, что засуха в этом году не повторится.

Известно, что Дагестан обеспечивает себя зерном лишь на пару месяцев. В среднем на человека выращивают у нас примерно 60 килограммов зерна, что на порядок ниже потребного количества. Вот и в минувшем году в хозяйствах всех категорий было выращено немногим более 150 тысяч тонн зерновых. Среднегодовые намолоты крутятся возле этой цифры.

Есть ли резервы увеличения зернового клина? Есть, и немалые. Тысячи гектаров пашни просто простаивают. Как отмечалось на недавней встрече Президента Дагестана Магомедсалама Магомедова с министром сельского хозяйства России Еленой Скрынник, в республике остро встала проблема мелиорации земель. Если по данным управления Роснедвижимости по РД у нас числится более 380 тыс. га орошаемых земель, то более половины из них из-за заиленности оросительной системы невозможно полноценно поливать. В осенний период озимые зерновые политы на площади всего лишь 32 тыс. га.

Казалось бы, почему мы должны говорить и думать о зерне, пусть голова болит у специалистов. Но зерно – товар не только экономический. Он скорее социальный и даже политический. Не зря же говорили наши предки: будет хлеб – будет и песня; хлеб — всему голова. Обеспокоенность вызывают последние новости с зернового рынка. Эксперты всё чаще говорят об угрозе глобального дефицита зерна. Пока Россия и страны СНГ пытаются стабилизировать внутренние рынки с помощью распродажи государственных запасов зерна, возникает вопрос: если засуха повторится, хватит ли запасов на длительную защиту от глобальных ценовых потрясений?

В Российском зерновом союзе (РЗС) поясняют, что в интервенционном фонде хранится около 9,5 млн. тонн зерна. Еще есть зерно госрезерва. По решению правительства с февраля этого года в ходе биржевых торгов проводятся зерновые интервенции – 0,5 млн. тонн зерна в месяц. Специалисты утверждают, что товарные интервенции на рынке зерна оказались эффективными и за первую неделю биржевых торгов цена пшеницы снизилась в стране на 0,6%. Казалось бы, невелика цифра, но даже такое понижение погасило ажиотаж. И Президент РФ Дмитрий Медведев, и Председатель Правительства Владимир Путин неоднократно подчеркивали при этом, что региональные власти субсидии из интервенционного фонда получают с одной-единственной целью – не допустить роста цен на хлебобулочные изделия и продукты животноводства. Отсюда и адресные субсидии регионам, и разговоры о необходимости следить за спекулянтами и вмешиваться в их деятельность, если фиксируется увеличение цен.

Несмотря на это, эксперты предупреждают: на мировом рынке зерно (да и вообще все продовольствие) в течение этого года может подорожать. В качестве основных причин этого называется сокращение мирового урожая озимой пшеницы в сезоне 2011 года. Новым поводом для опасений стали также последние события в Северной Африке. Многие правительства напуганы повторением у них африканского сценария. И поэтому они стараются не допустить опасного дефицита продовольствия внутри своих стран и начали панические закупки зерна, которые наверняка подогреют спекулятивные настроения на рынках.

Если Китай раньше торговал зерном, то ныне он объявил о планах импортировать большое количество зерновых культур, в том числе и пшеницы. Решение обусловлено неблагоприятными погодными условиями, инфляцией и растущим спросом со стороны местных потребителей. На фоне прошлогодней аномальной погоды в России и ряде стран Восточной Европы перечисленные факторы создают реальную угрозу дефицита зерна.

Если в южных регионах России ситуация с будущим урожаем у специалистов особых опасений не вызывает, то в целом по стране заговорили о низком сборе озимых. Так, по данным РЗС, из-за засухи 2010 года площади озимых в РФ уменьшились с 18 до 15,5 млн. га. Правда, и с этих площадей при благоприятных климатических условиях можно получить около 85 миллионов тонн. И этот прогноз исходит из умеренных оценок.

Если даже будет выращен такой урожай, мы не застрахованы от неизбежности роста цен на хлеб. Дело в том, что мировые цены в зависимости от класса пшеницы сейчас выше внутрироссийских на 60–80 долл. за тонну. Первый вице-премьер российского правительства Виктор Зубков оценил разницу между внутренними и мировыми ценами на пшеницу даже в более крупных масштабах: «Сегодня на рынке цены на наше зерно на 30–40% ниже, чем мировые. Это порядка 10,5 рубля за килограмм, если без доставки. А если с доставкой, то где-то 13 рублей». Как уточнил Зубков, общий прошлогодний недобор сельхозпродукции (зерна, картофеля, овощей, кормов), по самым скромным подсчетам, составил около половины триллиона рублей.

А это значит: продовольственным ценам в России есть куда расти. Готова ли республика встретить будущие нелегкие времена? Делает ли она всё возможное, чтобы каждый гектар земли плодоносил? На дворе весна — самое время поиска ответов на эти вопросы.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»