03:00 | 19 декабря, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Поэт – политэкономист

A- A+

Среди поэм Расула Гамзатова особое место занимает поэма «Последняя цена». Написана она 40 лет назад и связана с пребыванием Расула в марте 1978 года во время праздника цветов и весны - Навруза - в Иране. Он посетил тогда Тегеран, Шираз, Мешхед, Нишапур, был у гробниц Фирдоуси, Хайяма, Хафиза, Саади.

Поэта интересовало всё. Не остался вне поля зрения поэта и тегеранский базар. Увиденное здесь и легло в основу поэмы «Последняя цена».

Содержание и проблемы, поднятые и рассмотренные в этом произведении, актуальны поныне. Невольно возникает вопрос: не о современной ли России говорит Расул? Поэма выступает как политико-экономическое произведение, где на передний план выдвинуты почти все основные категории и законы экономики. Обменные отношения, возникающие на тегеранском базаре, метко схвачены поэтом и вынесены в виде суждений зрелого политэкономиста. В поэме рассматриваются категории, понятия, связанные с рыночными отношениями. Суждения и выводы, к которым пришел Расул Гамзатов, могут быть ныне использованы в качестве методологической основы для характеристики всех сторон российского рынка.
Если в начале произведения он говорит о последней цене обычного товара, то впоследствии переносит акцент на цену войны, крови, ума, здоровья, лжи, истины, красоты, песни, стиха. Все эти явления и понятия нашли должное отражение в поэме.

Гамзатов сравнивает тегеранский базар с крытым лабиринтом. Здесь, идя «вдоль лавок» по рядам, он замечает обилие и разнообразие товарного мира («товарной орды», по поэту). О каких товарах он ведет речь? В первую очередь о бирюзе, жемчугах, коврах персидских. На базаре и четки из сандала, и перстень золотой, и слоны из слоновой кости, и амулет из серебра, и «вихрь платков тавризских», и зеркала. Поэт отмечает, что он вобрал весь товарный мир и заключил в себя. И вряд ли, по Расулу, могли в звездном океане мчаться корабли, если к ним не продаются запасные части на тегеранском базаре.

Все эти «ослепительные вещи», казалось, «всё настойчивей и резче, людей встречая каждый раз гуртом», взывают: «Купите нас, чтоб не жалеть потом!»

Пестрый не только товарный мир, представленный на базаре, который «схож исстари с чистилищем и раем», но многолики и посетители его. Здесь «льнет к товарам и караван–сараям густая разномастная толпа». Поэт вопрошает:

Кого в ней нет?
Бродяги и туристы,
Паломник и китайский баламут,
Газетчики, воры, контрабандисты,
Ватага хиппи и посольский люд.

По мере хождения по лабиринтам базара, по рядам лавок и лавчонок, похожих на «шатры», поэт делает обобщение, выражающее сущность и современного российского рынка:

Все продается, что имеет цену,
Что спрос имеет в наши времена.
И даже есть на черную измену,
Как на товар, здесь красная цена.

Далее поэт говорит о цене, о влиянии продавцов и покупателей на неё. Поведение конкурирующих сторон диктуется властью расчета. Производитель преследует цель: продать товар как можно дороже и умножить свои доходы, а потребитель — купить подешевле, но с высокими потребительскими свойствами. Вот как это положение выражает Расул Гамзатов:

На торжище, как на арену,
Вновь две выходят стороны:
Одна заламывает цену,
Другая – не дает цены.

Что же касается самой цены товара, то поэт дает ей меткую характеристику и указывает, что, являясь мерилом многого, она «как будто пламя над горнилом, то взлетит, то упадет». Далее он говорит о распутстве и лукавстве цены, обладающей слухом «летучих мышей и собачьим нюхом».

Играючи людской судьбою,
Она видала, и не раз,
Владык, склоненных пред собою,
Как совершающих намаз.

Гамзатов поднимает и рассматривает и проблему цены поэтическим сочинениям. Здесь «цена изменчива, как взгляды журнальных критиков иных». Критики же вместо хвалы «мастеровому дару, вздувают цену тех, чьим сочиненьям грош цена». И поэт требует:

Цена пусть будет по товару,
Товар пусть будет по цене!

Характеризуя базар Тегерана, Расул Гамзатов отмечает, что он под стать театру, где сильней слов и жестов «кармана властительный хруст». А люди – актеры, играют «не пряча страстей». Купец как на духу слагает «похвальное слово товару, словно сват жениху». При этом покупатель остается при своем мнении. Он несговорчив, не верит купцу, «как лисе», «словно невеста, разборчив, которую сватают все».

С глубоким знанием поэт рисует природу торга. «На рынке усердствует в роли заглавной владыка по имени Торг», — пишет Расул. Торг он считает в одно и то же время и «порочным», и «славным». Одним он дарует печаль, а другим — восторг. Торг издревле привык считать, что продается всё на свете:

Продажны, мол, песня и танец,
И совесть – товару сродни,
И нет у любви уже таинств:
В товар превратились они.

Все сущее в мире Торг мерит на свой собственный аршин и утверждает, что «свет обезумел давно».
Это еще не всё. Обратим внимание на следующие строки поэмы:

Не шелк с караваном верблюжьим
Плывет сквозь пустынную тишь.
— Чем нынче торгуем?
— Оружьем! Дает наивысший барыш!

Торговля оружием, наркотиками стала привычным делом и в современной России. Расул Гамзатов еще 40 лет назад предугадал явления, имеющие место в нынешней российской действительности. Об этом ярко говорят следующие строки:

Там пулей поставили точку.
Там угнали опять самолет.
И слышится: деньги на бочку!
Разбой обретает почет.

Сколько таких дел совершается сегодня. Передачами об этом переполнены каналы телевидения и радио, страницы периодической печати. Деньги и Торг стали всесильными. Они творят свои черные дела. Их не страшит ничто и никто. По воле, по велению Торга, «когда это надо», могут «швырнуть живого в объятия морга, а мертвого к жизни вернут».

Поэт говорит, что в том мире, где он оказался, все имеет последнюю цену. Те, кто развязывает войну, тоже торгуют по последней цене. Конкурент–соперник, повешенный «на крюк», должен платить отступного, «а то, брат, каюк!». Старик у молодки ночует во славу последней цены. Разум прислуживает богатому дураку за четвертак. Недуг дает последнюю цену, случайно свалившемуся с неба здоровью. Вчерашний ведун, что рьяно глаголил с высоких трибун, заявляет: «Не стою теперь ни тумана!».

Далее поэт отмечает, что истина, красота, голова отодвинуты на второй план ложью, уродством, папахой.
Теперь пришло как бы их время.

Поэт тяжело переживает такое состояние общества, он страдает как и тысячи, миллионы честных людей. Он пишет стихи, сочиняет песни, хочет творить добро. Но какой-то обреченный, глядя во тьму, произносит:

Пиши, когда тебе охота,
Только верь, все это ни к чему…
Что стихи, брат, если ни копейки
Жизнь не стоит. То-то и оно!

Поэт предостерегает людей, мир, человечество о надвигающейся опасности, о том, что как дым исчезают люди, рушатся небеса, что двадцатое столетие по числу могил затмевает все предыдущие века.

Как-то раз Расул в тегеранском парк–отеле выходит на балкон и его «пленило блеском чар свежевымытое утро». А «рыжекудрое солнце» ему и говорит: «Пока горю, мир будет вечен!». На это поэт отвечает:

Ах, солнце, лучше бей в набат:
Мир обезумевший беспечен,
Доверчив и подслеповат.

В поэме он описывает также трогательную сцену прощания с Ираном. Так как у поэта Иран ассоциируется с именами жизнелюбца Саади и женолюбца Хафиза, то они его как будто и провожали.

Кончилась долгая дорога. Наконец поэт у себя на Родине. И свою радость в связи с этим выражает словами:

И жизни сказал:

«Ассаламу алейкум!» —
Я, возвратясь в Дагестан.

Расул, где бы он ни бывал, какие бы страны ни посещал, всегда славил свое Отечество, свой родной Дагестан. Родина – тот исток, откуда он черпал свои силы, энергию, вдохновение, любовь. И поэт ни на минуту не забывал свою родину, его людей, красоту, вершины, поляны вблизи Хунзаха, чеканку кубачинцев, свадебные платки цудахарские.

Расул и Дагестан — единое целое, они слитны. И сегодня в связи с его 95-летием в республике и в других регионах страны проводятся многочисленные и яркие юбилейные мероприятия во славу Поэта.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Культура»