Сетевое издание «Дагестанская правда»

08:00 | 12 августа, Пт

Махачкала

Weather Icon

Исторические шрамы имама Шамиля

A- A+

Великие исторические личности самим фактом своего существования вызывают сильную поляризацию общественного мнения. Одни глубоко преклоняются перед их деяниями и благоговейно, как святыню, чтят память о них. Другие, напротив, клеймят тираном и сыплют проклятиями с такой же страстью, с какой сторонники возносят хвалу в его адрес.

Одна и та же личность у разных людей рождает диаметрально противоположные оценки и непримиримые позиции. Именно поэтому, давая оценку деятельности таких правителей крупного калибра, как Цезарь, Наполеон или Сталин, используют осторожную формулировку «противоречивая историческая личность». В этом смысле исключением не стал и Шамиль Гимринский, 225-летие со дня рождения которого приходится на 26 июня этого года.

Третий имам Дагестана и Чечни резонно ассоциируется у многих со свободолюбием и отвагой. Шамиль представляется ярким олицетворением кавказского духа мужества и воинской доблести. Конечно, в первую очередь он является дагестанским национальным героем. Им гордятся и восхищаются не только на Кавказе, в истории которого он оставил неизгладимый след, но и в странах арабо-мусульманского мира.

Не впадая в хвалебную аллилуйщину, Шамиля всё же уверенно можно отнести к фигурам исполинского масштаба. Если вплотную подойти к изучению основных вех Кавказской войны и, в частности, тернистой жизненной стези имама, всякий поймет, что не ради красного словца так сказано. Редко кому в мировой военной истории удавалось на протяжении четверти века оказывать ожесточенное сопротивление имперской армии при столь разных потенциалах воюющих сторон.

Для того чтобы в условиях изнурительной войны создать независимое государство теократического толка, нужно обладать непоколебимой политической волей, иметь непререкаемый авторитет среди простого населения. Основанный в 1840 году Северо-Кавказский имамат просуществовал до 1859 года. Вряд ли возможно было в течение двух десятилетий твёрдо стоять у власти, опираясь только на сабли верных мюридов и на страх низов, как это представляется некоторым. Симпатии широких слоев общества были в основном на стороне имама.

Не менее важная заслуга Шамиля – искоренение феодальных пережитков в Дагестане. Аварское, Казикумухское и Мехтулинское ханства, Тарковское шамхальство, Кайтагское уцмийство – местные полуфеодальные режимы, обескровленные имамом, а их влияние со временем он свёл практически к нулю. В этом ключе Шамиль явился революционером, ниспровергшим ханскую власть.

Создать единое государство на месте «лоскутного одеяла», каким по сути являлся Дагестан в первой половине XIX века, становилось возможным только путём ликвидации старых порядков, объединяя разрозненные владения под эгидой имамата. Местные феодальные князьки были далеки от мысли превратить Дагестан в процветающий край с благоприятными хозяйственными условиями. Для осуществления задач государственного строительства был необходим человек с исключительно государственным мышлением.

В личностном отношении имам Шамиль отличался незаурядным умом, был прекрасно образован и обладал могучей физической закалкой. Восемнадцать шрамов и рубцов на теле имама – красноречивое свидетельство тяжёлых перипетий его военной биографии.

Если апеллировать к советской терминологии, Шамиль Гимринский – это и последовательный реформатор, и блестящий демиург, и пламенный революционер, и главный знаменосец магометанства на Кавказе. И когда речь идёт о национальном самосознании и культе свободолюбия, каждый дагестанец может с гордостью произнести имя имама Шамиля.

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki