Сетевое издание «Дагестанская правда»

19:00 | 29 октября, Чт

Махачкала

Weather Icon

Ценностные уроки пандемии

Сидим дома и размышляем

Коронавирус
A- A+

Время самоизоляции переполнило информационное пространство Интернета суждениями и размышлениями о причинах и последствиях пандемии коронавируса вплоть до оптимистических перспектив и эсхатологического конца человеческой цивилизации. Разумом охватить ситуацию почти невозможно, дай бог этому разуму в лице медицинской науки эффективную вакцину изобрести.

За счет сэкономленного дистанционным обучением времени я и мои коллеги — преподаватели вузов, сидим дома и размышляем. Ход истории подчиняется коренным интересам ее движущих сил. Носят они преимущественно материальный и экономический характер, это осознанные потребности, выступают реальной причиной деятельности людей, придают этой деятельности направленность и формируют ее ценностную ориентацию.

Объективный и линейный ход истории сменился цивилизационными и синергетическими тенденциями, где культуры и религии превращаются в доминирующие факторы, повышая роль субъективного. Вот почему гадания в Сети по поводу рукотворности пандемии, о заговоре американцев или китайцев, о мировом правительстве, засевшем в Лондоне, «колониальном правительстве России» и т.п. – отражение вполне возможных сценариев в мировой политике.

За субъектами политики сосредоточены немалые идеологические ресурсы в виде информационных СМИ и Интернета. Все либеральные прожекты последних десятилетий о конце идеологий оказались несостоятельны, и мир по-прежнему раздирают противостоящие мировоззрения. Значимыми их выразителями в интернет-культуре, в постмодернистских и посткультурных вариациях духовного бытия человечества остаются цивилизационные идентичности – Восток, Запад, христианство, ислам, буддизм, техногенные и традиционные социумы и т.д. Какой из этих сил идеологически приемлемо прибегнуть к коронавирусу как к средству цивилизационной войны? Китаю, как считает Трамп?

Четверть века назад другой американец – социолог и политолог С. Хантингтон пророчески заявлял о конце истории в результате столкновения цивилизаций из-за религиозных противоречий, проведя линию фронта между исламским миром и европейской христианской культурой. Несмотря на впечатление, которое продолжает производить на западное сообщество эта попытка свалить все беды человечества на борьбу между исламом и христианством, подмену заметили, причем довольно давно, задолго до Хантингтона, и на самом Западе. По мнению французского философа Ж. Бодрийяра, внутренние для западной цивилизации «источники анормальной энергии» подменяются, искусственно переносятся вовне, политики подбирают им в качестве источников и субъектов Зла то СССР, то аятоллу, то ислам в целом. Однако «весь современный мир ислама… сегодня стремится создать пустоту вокруг западной системы.., пробивая время от времени единым действием или словом в этой системе бреши, через которые все наши ценности проваливаются в пустоту». Ислам раскрыл глаза самому западному миру на его «анормальную энергию», ценностную пустоту, на его стратегический проигрыш в духовном противостоянии с Востоком.

Но мир быстро меняется, и цивилизационное столкновение ныне протекает не в традиционных некогда формах военных блоков, политических лагерей или противоборствующих стран. Глобализация разложила социальную структуру развитых стран на атомарные образования и индивиды. Разномирие ныне не имеет линии фронта, оно существуют между «номадом» и «оседлым» человеком. Это означает, что субъектом идеологической борьбы становится каждый индивид, мысленно или деятельно примыкающий к другим атомарным структурам — партиям, движениям, социальным идентичностям и т.п., образуя пространственно строго не локализованных западников, евразийцев, либералов и других интегрированных идеологическим мировоззрением движущих сил истории. Их представители сполна используют демократические права и открыто демонстрируют свои взгляды и в Лос-Анджелесе, и в Барселоне, и в Воронеже, и в нашей Махачкале. Всем понятно, что «мировое правительство», если даже оно заседает в Лондоне, не есть «английский клуб», в смысле состоящий из англичан, скорее это сборная мирового олигархиата.

Есть известная интегрирующая сила, которая с дискредитировавшими ее лозунгами о гуманизме, не побрезгует пандемией как средством для достижения своего господства в мире. Ею двигают мотивы от неосознаваемой потребности до реализуемых целей на традициях приоритета материального перед духовным, доминирования частной собственности, рыночной экономики, рационализма, индивидуализма… — это то «твердое ядро» (термин И. Лакатоса применительно к научной теории) ценностей, выдаваемых за универсальные, вокруг которых человечеству приходится решать проблему диалога мировоззрений. Очередной урок, теперь уже пандемии: настало время уйти от диалога как открытого или скрытого навязывания ценностей Запада или Востока; диалог должен быть творческим, не сводиться к простому отстаиванию своей позиции и взглядов с вынужденной терпимостью к другим. Толерантность должна быть результативной, способом совершенствования своего мировоззрения с заимствованиями у оппонента. Только амбициозный Запад не готов к такой толерантности и пытается превратить коронавирус в средство цивилизационных разборок, в независимости — рукотворен он или естественен.

Для мировой политики (если она обладает определенной метафизической глубиной) пандемия – это призыв к идеологической и мировоззренческой переориентации. Пора осознать: «твердому ядру» европейских ценностей многие цивилизации противопоставляют свою идентичность, и не все они в непримиримом противостоянии. Приемлемым для большинства человечества представляется евразийский вариант. В нем иррационализм и философско-богословский мистицизм, интуитивизм, характерные для евразийской идентичности, и другое лежат в русле мировой тенденции человеческого духа – иррационализации как тенденции глобализации. Эта тенденция сближает культуры Запада и Востока и имеет далеко идущие последствия во всех сферах деятельности людей. Как бы это ни казалось странным, рационализм и иррационализм обусловливают соперничество в другой паре ценностей – индивидуализм и коллективизм, особо значимых в социальных конструкциях и политике. Рационалистический и иррационалистический подходы к миропониманию порождают также весьма заметные различия в выборе стратегий цивилизационного развития.

На этот выбор непосредственно влияет идеал свободы. Для человека с европейским менталитетом характерно сугубо сциентистское научное осмысление свободы как научно познанной необходимости, его институциональное представление, которое гарантируется не только правовым государством, но и системой институтов гражданского общества. Для евразийцев свобода – это прежде всего внутреннее духовное состояние, в котором доминирует религиозное, их понимание свободы сосредоточено не столько в индивидуальных, сколько в коллективных правах.

Перечисленные ключевые идеалы евразийского духа не предстают как какие-нибудь ритуалы или обычаи. Они глубинны, заимствуются из онтологической основы человеческой духовности – разума, творчества, воли, эмоций, морали, свободы, наследуемых поколениями как социокультурные коды, архетипы коллективного сознания. Они устойчивы в эпоху глобализации, предстают не только сущностными для культур многочисленных народов постсоветских стран, а также огромного евразийского геополитического пространства, но и конкурентоспособными в масштабе цивилизаций, а также идеологообразующими – выражающими теорию, философию и методологию евразийского духа. Эти ценности и идеалы открыты творческой толерантности, могут лечь в основу мирового диалога культур.

Так что незачем в драматизме пандемии резервировать территории на Луне. Наша прекрасная планета Земля может радовать жизнью в разы больше ныне ее населяющих разумных людей во всем многообразии идентичностей и цивилизаций. Но хватит ли человеку мудрости воспользоваться ­разумом для обеспечения гармонии с природой, не превращая всякие вирусы, вакцинации и чипизации в средства самоуничтожения?

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Коронавирус»