08:00 | 26 сентября, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Дети и война

A- A+

Формулировка «терроризм в Дагестане» долгое время доминировала в сознании россиян. Страна гор воспринималась в российской глубинке не кавказским регионом, а изолированной и живущей в страхе республикой. Как наша мирная и дружелюбная в советские годы республика превратилась в «страшилку» страны?

Мы помним, что экстремизм на нашу землю главным образом был занесен в 90-е годы из соседней Чеченской Республики. К тому времени основополагающая при социализме идея дружбы народов стала безжизненной. Экономически слабой новой России в то время было не до идеологических реформ. И сознание молодого поколения россиян и дагестанцев в том числе формировалось сложившейся действительностью. Комплекс социальных проблем привел к тому, что в Дагестане начала активно прививаться идеология терроризма, которая обещала униженным и оскорблённым после лихих 90-х рай на земле и все блага.

В конце 90-х – начале нулевых годов ситуация на всем Северном Кавказе была сложной. Тогда и организовалась подпольная террористическая группировка «Имарат Кавказ», целью которой было создание исламского государства на Кавказе. Организация имела свои «филиалы» во всех кавказских республиках. На территории Дагестана действовала еще преступная группировка «Джамаат шариат».

Но с начала 2000-х годов в стране была развернута активная борьба против терроризма, в которой принимал участие тогда еще только-только пришедший к власти Владимир Путин. Свою лепту в наведение порядка в регионе и защиту дагестанцев внес в те годы и нынешний врио Главы Дагестана Владимир Васильев, находившийся в республике по долгу службы. Активная фаза борьбы с терроризмом в Дагестане длилась больше 10 лет. В 2017 году руководство Дагестана объявило о ликвидации большинства террористических ячеек в республике.

На деле же было не все так просто. Если накал внутреннего терроризма у нас снизился, то на смену ему пришел терроризм внешний. Сирийская война, начавшаяся в марте 2011 года, втянула в эту бойню более тысячи дагестанских религиозных фанатиков. Одержимые идеей создания халифата, многие наши соотечественники поехали в Сирию на войну «за мир», при этом не пожалев своих жен и малолетних детей. Большое число рожденных в террористических ячейках Сирии дагестанских детей с ранних лет знают, как убивать и проявлять свою нетерпимость к инакомыслящим.

Люди готовы жить и воевать за мнимое счастье на чужой территории, где практически остались одни руины. Преданность безумной идее затмевает глаза этим людям, убегающим из Дагестана и других регионов России с мыслью, что здесь у них нет будущего, полагая, что оно есть в полуразрушенной Сирии. Вслед за своими мужьями в горячую точку отправились почти две тысячи наших соотечественниц, после гибели мужей не сумевших выехать из огненного котла.

Совсем недавно были обнародованы списки матерей и детей с Северного Кавказа, задержанных в Ираке, среди них много дагестанок. Там тысяча двести человек, из которых почти 800 детей (405 мальчиков и 388 девочек). Все эти женщины, вероятнее всего, будут приговорены к смертной казни, если не объявятся их дагестанские родственники.

Но даже по возвращении в Россию освобождённые женщины будут осуждены по статье «за пособничество террористам». А ведь каждая из них, будучи женой и матерью, должна была понимать опасность такого поступка и могла попытаться отговорить своего мужа от неверного шага, ведущего к гибели. Но вместо этого жёны поехали за мужьями, взяв с собой и малолетних детей, а некоторые дети родились уже на сирийской территории.

Об ужасах жизни детей террористов не раз рассказывали в документальных фильмах на федеральных телеканалах. По словам психологов, ребенок, воспитанный в идеологии ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации), никогда не сумеет вернуться к нормальной жизни.

В чем же специфика воспитания будущего террориста-убийцы? Воспитанием назвать этот процесс нельзя, скорее это зомбирование.

Ребенка с младенчества учат, что убийство «неверного» – это его священный долг, с восьми лет маленький человек уже отлично владеет оружием и способен хладнокровно убить не видящего в нём угрозы человека. Такая «машина для убийств» отлично обращается и с холодным оружием.

Запрограммированного на террор ребенка, в отличие от взрослого человека, очень сложно вернуть к нормальной жизни, поскольку он таковую никогда не знал, все, что он видел, – это смерть и война. Как правило, такие дети крайне агрессивны и представляют особую опасность в том числе и для остальных детей. Зачастую их после освобождения держат в реабилитационных центрах, где ими занимаются психологи.

Сейчас после освобождения территории Сирии от власти ИГИЛ дети этой ячейки содержатся в детских домах, в частности в детдомах Багдада (столицы соседнего с Сирией Ирака), откуда их могут забрать родственники. Детство у этих детей благодаря «заботе» их родителей уже потеряно, и всё, что они будут помнить, это запах смерти, бомбежки и попытки выжить. Стоило ли все это таких жертв? Стоило ли лишать ребят детства в погоне за лживыми идеалами? Не логичнее бы было дать им время, пока они вырастут и сами решат для себя во что им верить и чему следовать?

Теперь же некоторые родственники этих детей утверждают о несправедливости арестов их матерей, которых якобы силой заставили поехать на войну. Возможно, это так, но каждая из них должна была в силу своего совершеннолетия, зрелости и звания матери задуматься о последствиях, с которыми столкнутся на этой войне её дети. Каждая хотя бы ради будущего своего ребенка должна была обратиться в правоохранительные органы и заявить о намерениях супруга увезти их на войну. Её бы осудили за это родственники мужа, да и само наше незрелое дагестанское общество, но она бы не сломала жизни ни себе, ни детям. Теперь же в итоге безрассудного следования словам завербованного супруга они остались ни с чем.

Все эти тысячи молодых женщин стали вдовами и находятся за решеткой из-за своей «преданности» то ли мужьям, то ли чужим идеям, и не известно, какова их дальнейшая судьба. Но их дети останутся сиротами.

Не стоит забывать, что незнание закона не освобождает от ответственности.

Сирийский конфликт завершается. А тысячи дагестанцев, следуя за безумной и фанатичной мечтой, отдали свои жизни за лживую идею, за обман.

Современная Россия и, в частности, Дагестан – это больше не тот проблемный регион с террористами. Дагестан – самая молодёжная республика страны, в ней сегодня создают все условия для реализации потенциала молодежи, но в силу сложившихся стереотипов мышления нашей молодежи проще обвинить власть, общество в непонимании и сделать выбор в пользу мнимого благополучия. А легкое не всегда лучшее.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Антитеррор»