Сетевое издание «Дагестанская правда»

14:00 | 21 сентября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Фазу Алиева, народная поэтесса РД – Дагестану

A- A+

 

Фазу! — С этим именем 

сказочным, звонким 

Я шла и иду по земному пути. 

Иду, нет, лечу, как дерзкая 

птица, 

Глупеть не желающая взаперти. 

Лечу через горы — в край 

вечного лета, 

Где всех наших грез цветет 

волшебство…

Как будто желанье мое угадали 

В восторге от имени я своего!

 Дагестану


Солнце ли сияет,
Или дождик льет.
Ветер ли гуляет,
Или снег идет,
День ли смотрит в оба.
Или дремлет ночь, –
Я тебе до гроба
Преданная дочь.
Здесь, где море зыбко
И густы леса,
Я – твоя улыбка
И твоя слеза.
Здесь, где гор громады
Озирают даль,
Я – твоя отрада
И твоя печаль.
Здесь, где рек кипенье
В чашах из камней,
Я – одно мгновенье
Вечности твоей.
Кровь моя прогрета
Песней голубой,
Но и песня эта
Рождена тобой!

Закон гор

В горах моих родных
Не писаны законы.
Во все века
Никто их не писал.
Никто из них томов
Не составлял —
Натуры горцев
К этому не склонны.
Но если в очаге
У одного лишь горца
Еще хранится искорка огня,
Она из ночи в ночь,
День изо дня
Из очага в очаг передается.
И если в сундуке
У одного лишь горца
Еще хранится горсточка 
муки,
Ее на все хватает очаги,
И в каждом доме
Свежий хлеб печется.
И если юношу
В дорогу провожают,
На проводы выходит 
Весь аул.
А если кто в ауле захворает, 
Покоя не находит весь аул.
Не станут никогда
В одном конце аула
Справлять рожденье,
Свадьбу затевать,
Когда умершего 
оплакивает мать
И вся родня
В другом конце аула.
И если свадьба
У кого-нибудь из горцев,
Увидишь дым 
лишь из одной трубы:
Аул, дневные завершив 
труды,
У жениха,
В его дому сойдется.
И ни в одном окне
Ты не увидишь света,
Когда родной 
аул кого-нибудь,
Скорбя, в последний 
провожает путь, –
Ведь нету горя 
Большего, чем это…
 
Вся от тебя
 
С тобой расстаться — нет 
беды страшней,
Я вся твоя — от листьев 
до корней,
Вся от тебя, какой и быть 
должна,
Как луч-от солнца,
От реки-волна,
Вся оттебя,
Как от горы — скала,
Как трепетная ветка — от ствола.
Не могут жить,-
И в том не их вина, —
Лучи без солнца,
Без реки волна,
Трепещущая ветка без ствола
И без горы отвесная скала.
С тобой расстаться — нет 
беды страшней,
Что значу я без верности 
твоей?
* * *
Любимый, не гляди 
тревожно
И слез моих не вытирай,
Храни молчанье, если можно,
Мне тихо выплакаться дай.
Я плачу оттого, что тесно
В груди огню моей мечты,
И оттого, что так чудесно,
Когда со мною рядом ты.
Я плачу оттого, что искрой
Кружилась в бурях бытия,
А стала яркой, жгучей, 
быстрой,
Молниеносной жизнь моя.
И оттого еще я плачу,
Что лишь с тобою поняла,
Как все-таки немало значат
Мои стихи, труды, дела!
Я плачу от избытка счастья,
От благодарности судьбе –
Ведь столько силы, правды, 
страсти
Открыла я теперь в себе:
В твоих объятьях я нежнее
Новорожденного птенца,
В борьбе с неправдой 
я смелее
Орла – крылатого бойца!..
Так не гляди в лицо тревожно
И слез моих не вытирай –
Храни молчанье, если 
можно,
Мне тихо выплакаться дай.
Поверь, еще счастливей 
буду,
Еще чудесней станет нам, –
Молись же, как святому чуду,
Моим заплаканным глазам!

Водопад


Теснина камениста и узка, 
И, встав к скале, слежу 
я молчаливо, 
Как, водопадом становясь, 
река 
Вниз головой кидается 
с обрыва. 
И кажется на искорки она, 
Она меня на капли раздробила. 
И в каждой искорке 
заключена 
Кипучая, живительная 
сила. 
Она кропит деревья и цветы, 
Узорочье спасает расписное, 
Что сникло от недвижной 
духоты 
И тяжкого полуденного зноя. 
И, щедро зелень напоив, 
в реку 
По каплям собираюсь 
в дымке синей 
И вдоль скалистых 
берегов теку 
Спокойно и неспешно 
по теснине. 
И возрождаю исподволь запас 
Растраченной энергии, 
чтоб снова 
На брызги разлететься 
в добрый час, 
С обрыва опрокинувшись 
крутого.
 
Грусть
 
Фиалка к солнцу, как стрела, 
Среди камней пробилась смело. 
И тучка, как ягненок белый, 
На плечи тихо мне легла. 
Стою на круче, 
И в молчанье Земля 
на перевале дня 
Глядит холодными очами 
Аульских кладбищ на меня. 
И грустно мне… 
О, век мой жалкий! Когда 
в могилу я сойду, 
Неужто и тогда фиалки 
Расцветят горную гряду, 
И тучки будут до заката 
Пастись, как белые ягнята…

Трубка


В моей душе, встревоженной 
как будто 
Перед полетом, затаился страх, 
Когда я делала свой первый шаг 
По этой тропке, восходящей 
круто 
К уступам скал. Туман на землю лег, 
И что-то трепетное и живое, 
Как от корней к ветвям 
бегущий сок, 
Меня горячей обдало волною. 
Здесь поутру, как гибкая струна, 
Одна, и тонкостанна, и грустна, 
Еще моя прабабушка когда-то 
Шла, думой невеселою объята. 
В глазах стояли слезы и тоска, —
Так на заре, наверно, 
красноперой 
Печальна кобылица, у которой 
Забрали жеребенка-сосунка. 
Не так ли женская печаль-морока, 
Среди камней укрытая до срока, 
В былинке каждой, в трещинке 
любой 
Меня коснулась жаркою 
волной? 
И бабушка моя по тропке этой, 
Крестом сложивши руки 
за спиной 
И голову пригнув, в лучах 
рассвета 
Брела, красе не радуясь земной. 
Брела одна задумчиво и тихо, 
Как обессиленная олениха, 
Что ищет, сокрушаясь и грустя, 
Бог весть куда пропавшее 
дитя. 
Не та ли грусть, укрытая 
до срока 
В листве росистой, тронула меня? 
Шагаю я, вздыхая одиноко 
И голову потерянно склоня. 
Назад оглядываюсь и Аллаха 
Молю о том, чтобы, 
не зная страха, 
Утрат не зная, грусти не тая, 
Иной тропой шла внученька моя…


Заданная форма
 
Я заданную форму не приму, 
Какою ни была бы форма эта: 
Осточертели взору моему 
Докучливые рамки трафарета. 
От ранних лет такой металл 
во мне, 
Что может быть вполне 
за чудо принят: 
Он в жарком не расплавится 
огне 
И в полые изложницы 
не хлынет. 
Задаче многотрудной 
я под стать, 
Я точно каверзное уравненье, 
Которому доселе подыскать 
Никто не в силах верное 
решенье. 
Мой мир неописуемо велик, 
Его шагами мерить 
бесполезно: 
В работе я — Вершины белый 
пик, 
В безделье я — Зияющая бездна. 
Я — хлеб и соль на празднике 
и рог 
С хмельным вином, 
Излишество и мера, 
Летящий над лугами мотылек, 
Перед броском застывшая 
пантера. 
Озорничать и хохотать до слез 
Могу ребячьей прихоти 
в угоду, 
И быть степенной, 
Как озерный плес 
В безветренную, тихую 
погоду. 
Та дружба мне навечно 
дорога, 
Что больше по душе, 
чем по рассудку, 
И сильного хочу себе врага, 
С которым драться надо 
не на шутку. 
Разлит во мне любви 
тревожный свет: 
Коснись меня рукою 
на мгновенье, 
И, как пандур, я зазвеню 
в ответ 
На это чуткое прикосновенье. 
Я заданную форму не приму, 
Какою ни была бы форма эта: 
Осточертели взору моему 
Докучливые рамки
 трафарета. 
А тот металл, что пламенем 
своим 
Расплавить не смогло бы
даже солнце, 
По совести не чудом 
неземным, 
А мужеством бесхитростным 
зовется.

 

 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»

  • Семья – моя крепость 

    Каждому хочется, чтобы дома его ждали близкие и любимые люди и чтобы в трудную минуту они всегда были рядом,...

    5

    2 часа назад

  • Наш дом 

    Выбрался в кои-то веки в Эльтавский лес за желудями и шишками. Ни того, ни другого там не обнаружил, зато...

    33

    3 дня назад

  • Главный лесничий 

    На них возложена задача – беречь лес, охранять его, составлять протоколы в отношении нарушителей. При этом...

    72

    3 дня назад

  • Все перемены – в головах 

    Мы часто слышим, что мудрость приходит к нам с годами. По этому поводу лучше всех, мне кажется, сказал...

    52

    3 дня назад

  • Клянусь солнцем и луной!  

    Когда-то солнце и луна были… братом и сестрой. И жили они дружно-дружно, все делали вместе – одновременно...

    16

    3 дня назад

  • Инспектор, который никогда не остановит 

    На дорогах нашей республики водители уже встречали «обманок» в виде профилей полицейских машин. Издали и...

    6

    3 дня назад