Сетевое издание «Дагестанская правда»

19:00 | 24 июня, Чт

Махачкала

Weather Icon

Мой 2018-й

A- A+

Победы, успехи и достижения в уходящем году у каждого есть. Есть что вспомнить, обернуться назад и понять, сбылись ли мечты. Каждый новый день моего 2018 года был не таким, как вчера. Спускалась в пещеры, строила дороги, превращалась в розу пустыни, общалась с берберами на севере Африки, танцевала лезгинку в Грузии, взбиралась на снежные горы Домбая, знакомилась с шедеврами мировой культуры в Санкт-Петербурге, училась в Северной Осетии и тысячу раз взрывалась от восторга при виде родного Дагестана.

Пещера Дюрк

Дагестан предлагает путешественникам море, солнце, горы, реки, озера… Но самое интересное у нас спрятано глубоко под землёй.

В Табасаранском районе есть «поющая» пещера Дюрк. Место считается священным. Сюда приезжают туристы из разных регионов страны за исполнением желания, но прежде всего – помолиться.

Председатель клуба спелеологов Московского государственного университета Юрий Косоруков, изучая «пещерный» потенциал нашей республики, пришел к выводу, что в Дагестане надо развивать экологический туризм.

Бабушка Паризат

Когда я приезжаю в село, всегда хожу к аксакалам, им есть что рассказать. Вот теперь сижу лицом к закату и слушаю, как бабушка Паризат читает Коран на балконе скромного дома. Она не просто читает Священное Писание, она живет по нему.

Все свои сбережения, накопленные нелегким трудом крестьянки, бабуля отдала на строительство дорог в родном селении. И сейчас еще каждый месяц большую часть пенсии она тратит на благотворительность, делает садака. Каждую пятницу сельской детворе раздает вкусняшки. И так уже более двадцати лет. Я уже знаю, что живет она более чем скромно, поэтому рассуждаю вслух: зачем она это делает? И бабуля отвечает на непонятном мне каратинском наречии: должно быть, так велел Аллах.

Кубачи

В Кубачи еду за золотом, платками и танцами. И вот вся из себя кубачинка, я понеслась на свадьбу, но не увидела привычного: жениха с невестой, накрытых столов.

Молодежь танцевала, аксакалы наблюдали. Старики называют свадебный обряд «магьар», молодежь – тусой. Как ни называй, смысл один и тот же – на свадьбах в Кубачи женихи выбирают невест. Это своего рода древнейший обычай – смотрины, и на них приезжают кубачинки и кубачинцы, живущие в городах. Там девушки могут ходить без каза (специальный платок), но в Кубачи – ни в коем случае.

И здесь на танцах все были в белых платках с золотыми узорами, словно ромашки в поле. Не то что женихи в скучной одежде и даже не в костюмах.

Ночью в Кубачи лил сильный дождь. А это значит, согласно приметам, баракатная будет свадьба.

Ковры

Уникален наш край и ремеслами. В Юждаге любого научат ткать знаменитые сумахи. Земфира Рамазанова, как и все табасаранские женщины, ковроделием занялась с раннего детства. Как ходить научилась, так и стала бегать к бабушкиному станку.

Крючок в ее руках вертится с фантастической скоростью, и, как бы я ни старалась уловить технологию, ничего не вышло.

Чтобы не ошибиться с рисунком, женщины сверяются со схемой, но самые опытные ковровщицы знают узор наизусть. Крючком они завязывают вокруг каждой нити основы узелок из цветной пряжи, клубки которой тянутся на станке сверху вниз. Ряд закончен, и его прессуют гребешком, ворс ровняют ножницами.

Табасаранские ковры служат до 200 лет. Правда, ныне заказы бывают нечасто. Но это уже совсем другая история.

Грузия

Для махачкалинцев тбилисская езда – сущая ерунда! Нас нисколько не пугают наезжающие автомобили, сигналы и нервные выкрики. Чувствуешь себя как дома!

Таксист:

– Я очень душевно хороший человек! Клянусь могилами предков, это просто взгляд у меня такой наглый. Э-э-э-э-э, совсем уже обнаглели эти грузины! Я в езде только такой наглый.

И ведь он нисколько не соврал! Довез за 5 минут вместо положенных 20.

– Вам ресторан нужен? А вы харам не кушаете, да? А мой дагестанский брат все кушает! Клянусь бабкой! Его зовут Мурад Магомедов. Знаете такого? – обращается ко мне таксист.

Первым делом туристы едут смотреть на главные достопримечательности Тбилиси, в большинстве своем расположенные в старой части города. Именно здесь собирается 99,9 процента приезжих, здесь буйно развивается торговля, и, наверное, до самого утра можно есть хинкали в ресторанах.

Грузия – это потрясающая природа, древние храмы, хинкали, чурчхела и, конечно же, вино, чача и серные бани.

Тунис

В Тунисе же – кальян, кофе, чай, восточные сладости. Город Дуз – ворота в пустыню, место, где заканчивается земля и начинается песок. Здесь никто никуда не опаздывает и никто никуда не спешит. Это отдельный, ни на какой другой не похожий мир. Кажется, сюда, в Сахару, стекается время, отведенное человечеству. Беспощадная красота, обещающая рай, скрывающая ад, называемый бурей в пустыне.

Наш караван отправился покорять песчаные дюны на закате. Пески не оставляют следов. Я видела, как плывут они под копытами моего верблюда, рисуя белые волны. Здесь легко потеряться.

Таинственная сила влечет все дальше и дальше, и начинаются глюки, видятся несуществующие оазисы, рисуются горы.

В чем магическая притягательность пустыни? Нет ответа. Только музыка в ушах – это песнь барханов. Туристов далеко не отпускают. Спустился за бугор – считай, пропал.

Осетия

Мы решили не пропадать и вернуться к себе на Кавказ. Город мертвых, захватывающие дух горы, шумные водопады, каньоны, ледники, незабываемые владикавказские закаты, вкуснейшие пироги. За всем этим и за другими прелестями надо ехать в Северную Осетию.

Сказали хозяевам за угощения «бознуг» (спасибо) и держим курс на Даргавс. В прошлом это место – колыбель знати, ныне – заброшенное село, или город мертвых. Здесь расположен самый большой некрополь Кавказа – городок из склепов на самом краю Даргавской долины.

Как и полагается, у таких мест всегда имеются леденящие кровь предания. В XVIII веке, когда в районе Даргавса свирепствовала эпидемия холеры, заболевшие, чтобы не заражать своих родственников, добровольно отправлялись в склепы, захватив небольшие припасы еды и воды, и доживали там свои последние дни. Примерно в это же время на одной из усыпальниц появилась такая надпись, сделанная красной краской на осетинском языке: «С любовью смотрите на нас. Мы были такие, как вы, вы будете такими, как мы».

Дагестан в объективе

Дагестан в этом году встретил небывалое число туристов, кинорежиссеров, фотографов, документалистов. Самые популярные российские путешественники, за приключениями которых ежедневно наблюдает несколько миллионов человек, сняли ролики о Дагестане.

Мурад и Наталья Османн прославились благодаря инстаграм-проекту #FollowMeTo (#СледуйЗаМной), который родился из одного – единственного фото, сделанного несколько лет назад в Барселоне: девушка ведет за руку молодого человека по всему миру. Проект стал настоящим прорывом, всколыхнувшим Интернет. Теперь им подражают, их снимки копируют.

С тех пор они посетили множество стран, организовали десятки выставок, выпустили иллюстрированные книги о путешествиях и авторскую передачу на Первом канале. Главное – поженились!

В Дагестане снимают и всекавказское реалити-шоу «Завещание предков». В Гамсутле побывал и Дик О’Хара – охотник за легендами, он снял фильм «Легенды и предания о Дагестане». Австрийский режиссер признаётся, что даже представить не мог, насколько колоритна природа Дагестана.

Дербент, Кубачи, Гуниб, Табасаранский район, Кахиб – и это еще далеко не весь маршрут. Наш гость побывал в пещерах, на Сулакском каньоне, даже успел на репетицию ансамбля «Лезгинка», где, конечно, изучил пару движений. Обещает обязательно вернуться, но уже зимой.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»