Сетевое издание «Дагестанская правда»

07:00 | 20 апреля, Вт

Махачкала

Weather Icon

На защите интересов страны

Личность
A- A+

ВЧК – КГБ – ФСБ. Как бы ни менялось название службы государственной безопасности, задача перед ними остается одна и та же – защита стратегических интересов страны, противодействие внешним и внутренним врагам.

20 декабря сотрудники отечественных спецслужб отмечают свой профессиональный праздник. Эти люди редко попадают в фокус общественного внимания. Их работа скрыта завесой секретности. Лишь спустя долгие годы нам позволяется узнать некоторые подробности операций, в которых они принимали участие.

Сегодня мы хотим рассказать об одном из видных сотрудников республиканских органов госбезопасности, асе контрразведки Сайпудине Магомедовиче Асадулаеве (на снимке в центре с семьей). К сожалению, недавно его не стало. Своими воспоминаниями о нем делюсь я, его давний друг и сослуживец Гасанхан Ибрагимов.

В конце июля 2020 года на 81-м году жизни тихо и неожиданно от Covid-19 скончался почётный сотрудник контрразведки ФСБ России, полковник в отставке Сайпудин Магомедович Асадулаев.

Несмотря на достойный уважения возраст, Сайпудин Магомедович выглядел намного моложе своих лет. Высокий, подтянутый, всегда чисто выбритый и опрятно одетый, он привлекал к себе внимание, где бы ни находился.

Благородная седина, острый взгляд, неспешная походка, внимательное и заинтересованное отношение к людям подчёркивали его солидность и благородство.

Не могу сказать, что Сайпудин Магомедович был абсолютно здоровым человеком, однако он довольно успешно справлялся с этим. Вёл здоровый образ жизни, соблюдал режим, предписания врачей и надеялся прожить ещё, потому что в течение этого периода должны были произойти некоторые изменения в жизни его внуков, в которых он души не чаял. Он мечтал дожить до того периода, когда внук Амин, талантливый и перспективный юный футболист, тренирующийся в специализированной Санкт-Петербургской футбольной школе, вырастет и станет хорошим профессиональным футболистом.

В одно время с ним коронавирусной инфекцией болел и я. Находился на излечении в 1-й городской больнице г. Махачкалы. Когда мне позвонили и сказали, что Сайпудин скончался, я на некоторое время впал в ступор. За 2 дня до этого я разговаривал с Сайпудином по телефону. Он был в хорошем настроении. На мой вопрос: «Как ты себя чувствуешь?» он ответил: «Хорошо. Вот только два мои соседа по больничной палате чувствуют себя плохо, и мне приходится за ними ухаживать и подбадривать, чтобы не совсем пали духом». Он был уверен, что выздоровеет и вскоре выпишется из больницы.

До сих пор в голове не укладывается, что Сайпудина нет. Почти полувековая дружба не даёт мне здраво осмыслить случившееся. Сказать, что мне его не хватает, это не сказать ничего. В течение 50 лет мы были не только коллегами по работе, а настоящими друзьями.

По этому очень печальному для меня случаю хочу привести иранскую притчу. Перед началом очередного решающего сражения шах Ирана пригласил одного из своих сыновей и сказал: «Сын мой, тебе предстоит провести очень трудное сражение, возьми с собой брата». Сын в ответ просит: «Отец, позволь мне взять с собой друга». Отец с удивлением спрашивает: «В чём дело, ты не доверяешь брату?» Сын отвечает: «Доверяю, отец, но дело в том, что брата мне подарили Вы с матерью, а друга мне подарил Аллах». Лучше не скажешь.

Последние 15 лет, как я вернулся в Дагестан, с периодичностью раз в одну-две недели мы встречались с Сайпудином, не говоря уже о том, что созванивались чуть ли не каждый день. Сайпудин был великолепным собеседником. Умный, эрудированный, лаконичный в выражении своего мнения и мыслей, он производил на людей благоприятное впечатление. Ему верили, доверяли, и всегда к его советам прислушивались не только друзья и знакомые, но и совершенно посторонние люди.

Большую часть своей сознательной жизни Сайпудин Магомедович посвятил служению Отечеству на одном из ответственных и трудных участков человеческой деятельности – обеспечению государственной безопасности Родины.

Сын погибшего на фронте Великой Отечественной войны горца, Сайпудин сполна испытал все горести трудного и тяжелого детства – холод, голод и многие другие лишения, обрушившиеся на него, как и на всех сирот войны.

Сайпудин Магомедович родился в высокогорном ауле Кахиб Советского (ныне Шамильского) района. Там же он окончил среднюю школу-интернат. В 1959 году Сайпудин был призван на срочную службу в рядах Советской армии и проходил её в недавно созданных ракетных войсках стратегического назначения (РВСН).

На последнем году службы – в 1962 году, в результате возникшего Карибского кризиса между СССР и США Сайпудин в составе группы РВСН оказался на Кубе. Из армии он уволился лишь в июне 1963 года, прослужив таким образом 4,5 года. В том же году поступил в Дагестанский государственный университет на факультет иностранных языков. По его окончании был оставлен на преподавательской работе в ДГУ, где дослужился до заведующего кафедрой французского языка. В 1970 году Сайпудин Магомедович был принят на работу в КГБ ДАССР и направлен на учёбу в одногодичные высшие контрразведывательные курсы КГБ СССР в г. Минске Белорусской ССР.

Непосредственно к оперативной работе Сайпудин приступил в июле 1971 года в отделе контрразведки КГБ ДАССР. В 1974 году он был назначен начальником вновь созданного Унцукульского райотделения КГБ ДАССР. В 1978 году его вернули на работу в Махачкалу в отдел контрразведки КГБ ДАССР в качестве заместителя начальника отдела. Примерно через 1,5 года он стал начальником отдела контрразведки. Уволился Сайпудин Магомедович из органов КГБ в звании полковника в начале 1999 года. После этого несколько лет работал заместителем управляющего Дагестанского филиала «Россельхозбанка» по безопасности.

Контрразведывательная работа была коньком Сайпудина Магомедовича. Он не только хорошо знал федеральные, ведомственные нормативно-правовые акты, регламентирующие оперативно-разыскную и контрразведывательную деятельность органов госбезопасности СССР-РФ, но и в совершенстве владел формами и методами этой работы. Имея большой практический опыт и наработанные десятилетиями навыки контрразведывательной работы, он добивался максимально возможных успехов в оперативно-разыскной деятельности. Кроме всего прочего, Сайпудин Магомедович обладал острым аналитическим умом, сообразительностью и хорошей памятью. Он, как никто другой, мог правильно оценить оперативную обстановку в стране и республике, вникнуть в суть происходящих событий, разложить по полочкам направления возможного негативного развития процессов, предложить и толково изложить на бумаге необходимые меры по их предотвращению.

Руководство КГБ-ФСБ, Управления ФСБ по Республике Дагестан высоко ценило Сайпудина Магомедовича. Оно доверяло ему самые ответственные задания. Приведу лишь один пример.

В 1992 году после государственного переворота в Афганистане члены Правительства М. Наджибулы вынуждены были эмигрировать за границу и искать политическое убежище в иностранных государствах, в том числе и в России. Одному из них, известному в Афганистане государственному деятелю, местом проживания была определена Махачкала. Шефство и забота о нём и его семье, а также обеспечение их безопасности распоряжением руководства ФСК – ФСБ России были поручены Сайпудину Магомедовичу.

Иностранец был не только высокопоставленным государственным чиновником, но и человеком с характером – мужественный, решительный, готовый в любую минуту взорваться и совершить нечто отчаянное и непредсказуемое. Сайпудин Магомедович с первого дня окружил афганца и его семью заботой и вниманием. И очень скоро он стал для иностранца старшим братом, с которым он советовался по любому поводу и без его согласия и одобрения никаких действий не предпринимал. В конце 1999 года афганцу позволили вернуться на Родину, где он и проживает до сегодняшнего дня. Однако связи между собой Сайпудин и афганец не прекращали. Мало того, подружились их дети, они время от времени встречаются и по мере возможности помогают друг другу.

Мне пришлось много раз наблюдать, видеть и слышать Сайпудина в самых различных ситуациях, в том числе и в конфликтных, которые могли бы перерасти в массовые беспорядки. В подавляющем большинстве эти случаи разрешались благодаря трезвому уму, хладнокровию и здравому рассудку Сайпудина. Он никогда не терял самообладания, выдержки и терпения. Я не помню ни одного случая, чтобы он повысил голос на кого-то, оскорблял или же ругал нецензурными словами.

Гениальный поэт всех времен и народов Омар Хайям сказал: «Благородство и подлость, отвага и страх – всё с рожденья заложено в наших делах. Мы до смерти не станем ни лучше, ни хуже. Мы такие, какими создал нас Аллах». Благородство, интеллигентность, честность, любовь и сострадание к ближнему действительно были заложены в Сайпудине с рождения, ибо искусственно выработать в себе эти качества, особенно в условиях резкого падения морально-этического уровня в обществе, практически невозможно.

За период работы начальником отдела контрразведки КГБ – УФСБ РФ по Республике Дагестан со своими подчинёнными Сайпудин провел не одно заслуживающее внимания и изучения контрразведывательное мероприятие. О них, надеюсь, вспомнят и расскажут бывшие коллеги Сайпудина, продолжающие нести службу в органах УФСБ по РД. Я расскажу об одной операции, разработанной и проведённой непосредственно под руководством Сайпудина Магомедовича.

В мае 1995 года при попытке нелегального перехода административной границы между Чечнёй и Дагестаном Воронежским ОМОНом был задержан гражданин Турции И. Касаапа и передан для дальнейшей проверки УФСБ по РД. Непосредственно им занимался Сайпудин Магомедович, поскольку были добыты достоверные данные о причастности иностранца к спецслужбам Турции.

Благодаря умелому руководству и целенаправленной работе Сайпудина Магомедовича в довольно короткие сроки удалось склонить турка к даче правдивых показаний и публичному озвучиванию их перед телевизионной камерой. И. Касаап признался в том, что в составе разведывательно-агентурной группы спецслужб Турции под руководством кадрового турецкого разведчика Хусейна Каяка нелегально был заброшен в Чечню для осуществления нелегального сбора политической, военной, экономической и другой интересующей Турции информации. По показаниям И. Касаапа снят документальный фильм, который неоднократно демонстрировался по всероссийскому и республиканскому телевидению. Я знаю и уверен в том, что, если бы Сайпудин Магомедович не взял на себя решающую роль в разоблачении агента турецких спецслужб, он был бы отпущен. Такие попытки фиксировались со стороны руководства УФСБ по РД того периода. При таком развитии событий мы бы не имели документальных доказательств об участии Турции в чеченских событиях и об их активной разведывательно-подрывной деятельности против Российской Федерации.

Сайпудин Магомедович имеет государственные и многочисленные ведомственные награды, однако высшими наградами для него были уважение и доверие коллег и друзей. Он был, как говорят аварцы, «ХIаларев бихьинчи» – настоящий мужчина. Сайпудин был патриотом России и Дагестана. Но больше всего он любил родные горы, аул, где родился, семью, родных и близких, о которых не уставал заботиться.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Личность»