Сетевое издание «Дагестанская правда»

05:00 | 01 декабря, Вт

Махачкала

Weather Icon

Реальность и вымысел об этнических процессах в Дагестане

A- A+

Результаты исследований этнических процессов в Дагестане в советский период

Особо интенсивно велись исследования этнических процессов в советский период. В результате сложилась концепция, согласно в которой в Дагестане в сфере этнических отношений происходит три взаимосвязанных процесса: дальнейшая консолидация этнических групп с крупными родственными народами, взаимосближение народов Дагестана на базе единой  территориально-экономической общности и русского языка, сближение народов Дагестана с другими народами России и Союза. Причем эти выводы вытекали из всех переписей населения того периода. Обоснованию этих выводов была посвящена одна из интересных работ А. Г. Агаева «К вопросу о теории народности» (Махачкала, 1966). В ней  А. Г. Агаев показывает, что дагестанские народы составляют народности, не сложились в нации.

Его аргументы: у дагестанских народов нет самостоятельной экономической общности и промышленных очагов, нет общенародного литературного языка,  что в их языках преобладают диалекты. Далее. Дагестан  – аграрная страна, в которой преобладает сельское население, где господствуют земляческие отношения и земляческие традиции. Разрушается территориальная общность в связи с переселением населения на плоскость. Это представление было закреплено и в партийных документах. Так, дагестанские народы проходили в переписях населения страны как народности наряду с малыми народами Севера, Сибири и Дальнего Востока. Вместе с тем  в этих переписях народы Северного Кавказа: кабардинцы, балкарцы, северные осетины, чеченцы и др. отнесены к группе нации. Но если исходить из логики мысли А. Г. Агаева и других сторонников этой концепции,  то неизбежно вытекает вывод, что дагестанские народы не могут перерасти в нации, так как невозможно вернуть их в свои исконные территории, чтобы создать для каждой из них отдельную территориальную и экономическую общности, как невозможно развивать на их территории промышленность, поскольку, по их словам, горы не позволяют это. Отмеченные, по нашему мнению, необоснованные выводы вытекали и вытекают (многие и теперь придерживаются этих позиций) из того, что исходили и исходят из сталинского определения нации, которое касается больших этносов, развивающихся по классическому пути на базе более или менее зрелых феодальных отношений. Нетрудно понять, что такой небольшой многонациональной стране как Дагестан, нельзя связывать формирование наций с отдельной сугубо своей территориальной и экономической общностью. Эти мысли мы высказывали в своих статьях еще в 1970-х гг. Но тогда указанная концепция была закреплена в партийных документах республики, и другие точки зрения не воспринимались.

Отход в постсоветский период от общепризнанных позиций и попытки обосновать противоположную точку зрения на этнические процессы в Дагестане

Вместе с теми, кто именовал себя демократами с падением советской власти, начали опровергать то, на доказательство которого посвящали свои  работы дагестанские специалисты по вопросам национальных отношений. Но пересмотр теоретических вопросов национальных отношений в Дагестане начался еще раньше, т. е. с критики культа личности Сталина и сталинского определения нации. В центре и во многих регионах чуть ли не каждый, кто занимался вопросами национальных отношений, пытался дать свое понимание этого понятия, несовпадающее со сталинским. Секретарь ЦК КПСС М. Суслов, который с неуважением относился к Сталину после его смерти, вынужден был признать, что в советской литературе около 400 определений нации, но ни одно из них не лучше сталинского. Это не означало, конечно, что официально признавалось сталинское определение, речь шла о том, что  еще не выработано приемлемое определение нации. Однако вместо того, чтобы отказаться от применения сталинского определения нации к условиям дагестанской действительности, дагестанские специалисты применяли его и приходили, как отмечалось, к выводу, что дагестанские народности не доросли и не могут дорасти до нации. Многие специалисты этнических процессов, которые при советской власти доказывали, что этнические группы аварских и даргинских народностей консолидировались с крупными родственными народами, с падением советской власти стали доказывать обратное. Среди них в первую очередь А.Г.Агаев.

А.Г.Агаев был, конечно, довольно высокообразованным, начитанным и плодотворным ученым, но его публикации носят осознанно конъюнктурный характер. Это мнение многих ученых, знакомых с его творчеством. В нашей стране стало своего рода традицией отвергать то, что создано трудом и умом старших поколений. Она проявилась и в теоретических аспектах национального вопроса. Можно  понять отказ ученого от своего мнения, если изучение вопроса привело его к этому. Но здесь речь идет не о мнении, сложившемся в результате теоретических рассуждений. Оно неизбежно вытекало из данных официальных переписей населения. К сожалению, не было даже попыток внести какие-либо поправки к своим концепциям, а просто стали доказывать, что этнические группы не консолидировались со своими крупными родственными народами, и что такое мнение было якобы навязано, подсказано этническим группам высшими руководителями  аварской и даргинской народностей, чтобы достигнуть свое численное большинство и право на кадровое преимущество. Но наивно думать, что руководители республики дали установку  всем гражданам этих этнических групп, к какой народности себя отнести.

Но, к сожалению, к этим аргументам прибегали и прибегают некоторые представители интеллигенции, в том числе ученые. Но переписи населения убедительно показывают их несостоятельность. По переписи 2002 года к аварским этническим группам (андо-цезские) отнесли себя всего 56,7 тыс. человек, что составляет 2,2 % от общей численности населения республики.  Если даже исключить их из аварской народности, то она будет составлять 27,2 %. А с учетом населения указанных этнических групп составляет 29,4%. А этнические группы, относящиеся к даргинской народности, и по этой переписи отнесли себя к даргинской народности, только 4 человека назвали себя кайтагцами и 57 – кубачинцами. Не существенна разница и по переписи 2010 года. 

Не вызывает сомнения, что этнические группы аварской и даргинской народностей имеют общее со своими народностями признаки: сознание принадлежности к ним, общность языка, психологии, быта и основных компонентов культуры, традиций, обычаев. Таковы в целом результаты и переписи — 2010. Теперь о том, какое преимущество дает увеличение численности народности?  Жизнь показывает, что преимущество в кадровом и в ряде других вопросов имеют наоборот  те народности и этнические группы, которые не хотят консолидироваться. Например, агульцам и рутульцам обязательно представляются правительственные должности и уделяется внимание почти как народностям, а к этническим группам аварцев и даргинцев нет такого подхода, поскольку они считаются частями  аварской и даргинской народностей. И в Конституции РД рутульцы, агульцы признаны равноправными народами и пользуются всеми вытекающими из нее правами. Представители отдельных аварских этнических групп, в частности, андийцы в одно время отрицали, что они аварцы и создали свою письменность. Но основная масса андийцев не отрицает, что они аварцы. В печати высказывалось мнение, что попытки представить аварские этнические группы самостоятельными народами исходило от тех, кто мечтает о властных должностях и лидерстве. К сожалению, указанного рода утверждения бытуют и нередко дают знать о себе и сегодня.

 Нам думается, что консолидация этнических групп  со своими родственными крупными народами представляет собой объективный процесс, обусловленный самими условиями, в которых находились и находятся их этнические группы, и нельзя сводить его к субъективному процессу. Вместе с тем нельзя отрицать тормозящее влияние организованных субъективных сил. Мы считаем, что в условиях такой многонациональной республики как Дагестан, где народы не имеют своей территориальной и экономической общности, одним из этноопределяющих признаков выступает этническое самосознание. Этнические группы аварской и даргинской народностей имеют общие со своими народностями признаки,  позволяющие отнести их к одной этнической общности, в частности, общность языка, психологии, быта, культуры, традиции, обычаев, менталитета и т. д. Нам представляется, что имеющиеся определенные особенности в языке и традициях культуры и т. д. этнических групп не меняют их этническую принадлежность. А разве в составе русской, украинской, грузинской и других наций нет этнических групп с такими особенностями?

Такой подход многих авторов и к другому важному вопросу. Как известно, после ХХIV съезда КПСС, который провозгласил  возникновение в нашей стране новой исторической общности людей – советский народ, в Дагестане постепенно получило распространение  положение о том, что здесь образовалась новая историческая общность – дагестанский народ. Были даже споры о том, кто первым сказал об этом. Но его формирование, как и формирование советского народа связывалось с социализмом. В отчетном докладе  ЦК КПСС XXIV съезду партии сказано: «За годы социалистического строительства в нашей стране возникла новая  историческая общность людей – советский народ». Здесь нет необходимости говорить  о правомерности такого вывода, поскольку с развалом  СССР отпал  всякий смысл говорить об этом. Но другой вопрос о понятии «дагестанский народ». И здесь отказались от положения, что в Дагестане существует историческая общность дагестанского народа, не учитывая, что в отличие от народов СССР, объединившихся  после Октябрьской революции,  народы  Дагестана жили веками вместе, совместно отстаивая свою свободу и независимость, общаясь и поддерживая друг друга в беде  и радости, обмениваясь плодами своей трудовой деятельности. У них были еще  до ислама общие адаты, затем общая религия, которые работали в русле формирования их идейно-нравственной и правовой общности. Устное народное творчество и исторические  факты свидетельствуют о том, что, начиная с периодов борьбы с тимуридами и Надир-шахом, у народов Дагестана формировалось сознание своего единства. В песнях о разгроме Надир-шаха подчеркивается:

Разве можно горцам Дагестана
Примириться с горькой годиной?
Разве можно горцам Дагестана
Не вступить в борьбу семьей единой.

Будучи не в состоянии остановить персидских завоевателей на плоскости и предгорье, дагестанцы собрались в Турчидаге и в местности Хициб близ Согратля, где была  выгодная для себя  горная местность. Это сравнивается  в песне с потоком  бурных весенних дождей, который образуется из малых потоков, поступающих из ущелий. Эта борьба несомненно была ярким проявлением осознания народами Дагестана своего единства. Мы обращались к президентам РД  М. Г. Алиеву и М. Магомедову объявить этот день Днем единства народов Дагестана. Хорошо, что М. Магомедов посмел узаконить этот день.

Осознание народами Дагестана единства своей судьбы и интересов еще не означало, что сложилась у них историческая общность как единого народа. Оно было, скорее всего, основой,  которая развивалась и углублялась  по мере продолжения совместного проживания и развития. А основными факторами формирования исторической общности народов Дагестана, по-видимому, служили создание единой государственности в форме автономии и интернациональная политика советской власти во всех сферах жизни. После падения советской власти многое изменилось из того, что было достигнуто в национальном вопросе за годы ее существования в Дагестане, но и основные достижения еще сохранились в не столь прочном  состоянии. И они независимо от их непрочности могут служить во всех звеньях важным позитивным резервом в нашей практической деятельности в области национальных отношений.

Признание дагестанского  народа как единой исторической общности не предполагает отрицание особенностей культуры, традиций, языков отдельных народов. Такие особенности имеют  место и внутри почти любой национальной общности. К тому же историческая общность не этническое понятие. Поэтому представляется  не вполне обоснованным отказ от понятия «дагестанский народ».

Этнические процессы на нынешнем этапе

Не вызывает сомнения, что сталинское определение нации не применимо не только к условиям дагестанской действительности. Ведь в стране происходят интенсивные процессы территориального перемещения людей, ломки национальной экономической общности, психических и ментальных особенностей, постепенно деформируется национальное самосознание под влиянием общероссийских, общемусульманских и европейских цивилизационных процессов. Следовательно, наше национальное, этническое сознание наших народов не может ограничиться строго рамками сложившихся веками пластов. Дагестанцы, которые жили на своей исконной территории тысячелетиями, теперь разбрелись по всему миру. По не официальным данным, только в Москве живет около 300 тыс. дагестанцев, многие из которых живут там  десятилетиями. В странах мусульманского Востока их еще больше. Было бы наивно думать, что эти процессы совершенно не влияют на этническое сознание наших народов. Вместе с тем, особенности жизни горцев, развивавшиеся тысячелетиями в условиях и традициях гор, не могли  не способствовать формированию  более прочного и менее  податливого чужому влиянию этнического сознания. Работник советского посольства в Индонезии рассказывал, что там дагестанцы  полностью сохранили свои  этнические черты, хотя живут  там более 150 лет.  Исторические факты говорят о том, что новые условия жизни  не одинаково влияют на всех, это зависит от особенностей личностей, их восприимчивости и других факторов. Такого рода  процессы, которые становятся  теперь почти повсеместными, не мог предвидеть И. В. Сталин при написании в 1913 г. своей работы  «Марксизм и национальный вопрос». Но, тем не менее, нередко российские ученые критикуют его за это. Нам представляется, что национальная общность – это не только этническая общность, если более шире подойти к сущности этого понятия. Она категория, которая выражает определенный уровень социально-экономического, культурно-психологического развития народов. Вряд ли правомерно ставить Дагестан в один ряд с народами Сибири, Дальнего Востока и Севера и ниже народов Северного Кавказа  в этом отношении. Конечно, нельзя отрицать, что те три процесса, о которых говорится в начале данной статьи, продолжают существовать в Дагестане и в настоящее время.  В частности, дальнейшая консолидация этнических групп с крупными родственными народами. Даже андийцы, осуществившие ряд акций на переход «самостоятельного» развития, остаются частью аварской  народности, развиваются в основном в связи с ней. Конечно, ослабли связи с одними, прервались связи с другими народами СССР, отделившихся от РФ. Зато значительно усилились связи с народами Российской Федерации. В связи с 200-летием присоединения к России народы Дагестана продемонстрировали свою признательность России и искреннее уважение к русскому  и другим ее народам. Применительно к взаимоотношениям народов РФ в последнее время стали применять понятие «гражданской нации», имея в виду гражданскую общность в составе РФ и государственно-политической нации, имея в виду общность в составе  Российского государства. Такие общности составляют основу единства общественно-политической жизни народов страны. Но они составляют, по нашему мнению, в основном политически составляющие, но не этнические, хотя они  постепенно по мере существования несомненно могут оказывать влияние на этнические компоненты.  В «Стратегии государственной национальной политики РФ» и в Послании Президента РФ Федеральному Собранию намечаются меры по дальнейшему взаимосближению народов РФ и борьбе с любыми формами проявления национализма.

Вопросы межэтнических и внутриэтнических отношений

Они, несомненно, имеют особо важное значение в полиэтническом Дагестане. Но из этих двух сторон вторая сторона несмотря на ее важность пока остается без серьезного внимания. О ней чуть позже. Этого не скажешь о первой стороне этих отношений. Она в центре внимания власти во главе с президентами и учеными, занимающихся этими вопросами. Однако мне представляется, что наши публикации по вопросам межнациональных отношений носят во многом характер констатации сложившегося положения преимущественно в форме позитива. Мы боимся открыто сказать правду. Показать, в каких практических аспектах жизни республики и в чем конкретно проявлялись и проявляются несовместимые с провозглашенной политикой действия и поступки властных структур, этнических общностей и групп. В нашей действительности деклараций и обещаний властей всегда было много и в них хорошо учитывались потребности общества  и социальных слоев его населения. Но они до сих пор оставались обещаниями, и поэтому мала вера населения в них. В этих условиях и публикации ученых по этим вопросам могут в лучшем случае служить информацией для общественности. Хочу открыто сказать, что и я не осмеливаюсь конкретно назвать факты, исходящие от высших чиновников, подрывающие веру людей в возможность справедливости. Не случайно у нас говорят, что критические выступления ничего не дают, они только могут настроить властных чиновников против себя. Тем более такое было в моей жизни. Наивна вера  тех, кто думает, что коррупция, злоупотребление властью, продвижение чиновников, дискредитировавшие себя, и даже необоснованное поощрение и награждение лиц не оказывает влияние на  межэтнические и внутриэтнические отношения. Нет вопросов в государственной и общественной жизни, тем более в полиэтнических субъектах РФ, которые не касаются национальных отношений. Мы говорили и правильно говорим, что у нас существует традиционная дружба между народами. Но она нередко дает осечку, что проявляется в различного рода конфликтах. И вместо того, чтобы устранить причины, порождающие их, мы занимаемся уговариванием конфликтующих и обещаниями, т. е. их последствиями. Разве соответствующие органы не обязаны быть в курсе, выявлять противоречия и регулировать их, не доводя до конфликта? Роль Миннац в продолжительное время сводилась к тушению межнациональных и внутринациональных трений и конфликтов. Пока не научимся конкретно вникать в процессы жизни и правильно осмысливать их, невозможно прогнозировать и предугадывать аналогичные проявления. Это предполагает усиление связи с центром этнополитических исследований ДНЦ РАН и создание хотя бы на общественных началах при муниципальных объединениях каких-то организаций (секции или группы) из числа подготовленных людей, которые, опираясь на накопленный  опыт, проводили бы определенную работу и вовремя информировали бы соответствующие органы власти о проблемах и тенденциях развития национальных отношений в своем регионе. Еще хуже, когда органы власти не реагируют по существу на националистические проявления в практической деятельности чиновников и в публикациях ученых. Закрывать на них глаза по существу означает способствовать таким проявлениям.

Подчеркиваю еще раз, что не случайно В. В. Путин в своих выступлениях так остро поставил вопрос о необходимости борьбы с любыми проявлениями национализма. Надеюсь, что будут приняты самые жесткие меры к Жириновскому, который много лет разжигает национальную рознь между народами России и в недопустимых выражениях оскорбляет народы Северного Кавказа. Можно без преувеличения сказать, что ничто так разлагающе не влияет на полиэтническое общество, как национализм. Я не скажу, что у нас в республике население не замечает негативные проявления и поступки любой личности и особенно чиновников, они через Интернет и межличностную информацию сразу становятся достоянием широких слоев населения. И нередко получают распространение и чьи-то выдумки, иначе говоря сплетни. Но так просто, без честной проверки, трудно различать сплетни от реальных фактов. К сожалению, и реальные факты, не проверив как следует, часто относят к сплетням. Это служит основанием для возмущения людей и новым аргументом в пользу сложившегося  среди разных граждан мнения, что власти знают, но не реагируют на них, поскольку составляющие их чиновники связаны между собой и имеют единые интересы.

Конечно, это мнение преувеличенное, и нельзя распространять его на всех чиновников, но для своего существования имеет основание, и возникло оно не случайно. Если бы у рядовых граждан, честных служащих и чиновников, была смелость и принципиальность, то чиновники высшего ранга и руководители ведомств не вели бы себя полновластными хозяевами тех участков, которые они занимают. Иногда невозможно даже попасть на прием к руководителям министерств и ведомств. И пока руководители страны и субъектов Федерации будут ограничиваться общей критикой и словесными угрозами, не изменится ни положение на местах, ни отношение рядовых масс к руководству. Слова и действия нашего нового президента говорят о том, что это он понимает, но народ надеется на большее. Общеизвестно, что главной целью властей является осуществление принципа справедливости во всех звеньях жизни общества. Но, как показывает жизнь, это невозможно  без демократизации жизни во всех сферах общества. Но демократия у нас в стране пока во многом на словах. Еще хуже, когда она превращается в демагогию. Она может стать реальностью только тогда, когда рядовые массы почувствуют безопасность свободы мнений и преодолеют сложившуюся десятилетиями робость. Процесс демократизации жизни в республике осложняется и тем, что у нас сохранились не только национальные и местнические, но и родовые – клановые чувства.

Внутриэтнические отношения

Как отмечалось, у нас нет недостатка во внимании к межнациональным отношениям ни в практической деятельности властных структур, ни в научных публикациях. Но этого не можем сказать о вопросах внутриэтнических отношений. Эта сторона деятельности представлена чуть ли не самим этносам и их лидерам. Многое зависит от способности, социальной и мировоззренческой направленности деятельности лидера, от отношения к нему и степени уважения его этносом. К сожалению, чуть ли не каждый олигарх и общественный деятель претендует на роль лидерства, преследуя в основном свои интересы. На этой почве нередко возникают противоречия и конфликты между ними, что не могут не отразиться на внутриэтнических отношениях. Жизнь показывает, что очень часто те и другие не выясняют, пользуются ли они уважением в своем этносе, и каким. Наши люди достаточно сдержанны, не выскажут прямо своего мнения о них, если даже оно резко негативное.

 Не могут пользоваться искренним уважением те из претендентов на лидерство, которые нечестно присвоили народное добро и дети которых ведут себя нескромно и нагло. Даже в Коране сказано, что бог не любит не скромных, выходящих за рамки среднего уровня. Нередко на лидерство претендуют и лица, разбогатевшие открыто уголовно-преступным путем. Не только рядовые граждане, но и высокие чиновники не хотят связываться с такими и идут на уступки. Я был случайным свидетелем разговора по телефону несколько месяцев тому назад одного такого типа с министром, он начальствующим тоном дал установку назначить своего чиновника руководителем отдела. И повторил буквально: «Вы слышите!». Не единичны факты такого рода. Шантаж и запугивание для ряда лиц уголовного прошлого становятся каналом, через который и пробираются к важным постам или решают нужные им вопросы. О таких фактах открыто говорят в республике. Об этом косвенно свидетельствует и то, что такого типа личности получают важные и выгодные должности. Совершенно правильно, своевременно и резко поставил Президент  РД вопрос о борьбе с такого рода явлениями в жизни республики. Правильно и то, что без широкого участия общественности покончить с ним невозможно.

К сожалению, многие органы власти считают для них более выгодным и безопасным опираться в проведении своей политики на лидеров или влиятельных лиц из своих этносов. Они не всегда интересуются, пользуются ли привлекаемые ими лидеры искренним уважением их этноса. Не учитывая это обстоятельство, они по существу способствуют укреплению сложившегося мнения народа о том, что власти выбирают только тех, которые ближе к ним и имеют с ним общие интересы.  Жизнь показывает, что многие нечистоплотные лидеры примазываются к властям, поскольку это выгодно им и материально, и морально. Мне представляется, что люди не без основания говорят и о том, что власти опираются на одних и тех же лидеров, но не на лучше подготовленных и способных относиться ко всем людям справедливо. Следует подчеркнуть, что наш новый президент сознает это и пытается привлечь к общественной деятельности новых людей. Время покажет, насколько удачно подбираются  люди на чиновничьи должности.

Особое внимание  на межэтническом и внутриэтническом уровне следует обратить на формирование правильного поведения молодежи. В стране сложилось не лестное мнение о дагестанской молодежи. У нас в республике делается много в этом направлении. Но одними массовыми мероприятиями добиться этого невозможно. Здесь, по нашему мнению, нужно разработать способы и возможности индивидуальной работы с ними авторитетных людей из старшего поколения, родителей и интеллигенции. И установить какую-то ответственность за работу среди молодежи властей городов и районов.

Сейчас основная часть молодежи не охвачена планомерной работой. Нужно помнить, что молодежь полна сил и энергии, подвижна, легко возбудима, тем более, если ссылаются на их национальные чувства. Работа с современной молодежью в вузах показывает, что активность религиозной пропаганды как ни странно способствует усилению не только религиозных, но и национально-земляческих чувств, она собирается, кучкуется по национальным и земляческим признакам и нередко конфликтует по национальному принципу.

В заключение хотелось бы отметить, что нам нужно осознать, что при нынешнем общественном строе неизмеримо сложно  познавать и решать проблемы национальных и межнациональных отношений. При советской власти было единое плановое начало в жизни общества, единая идеология, единые принципы руководства и воспитания. Теперь всего этого нет. Теперь – принципы плюрализма идей и мнений, допускается любое объяснение и толкование процессов жизни общества и личности, которое не предполагает свержение существующей власти. Все это согласуется с экономической основой общества – частной собственностью. Она разделяет людей, и нередко дело доходит до того, что конфликтуют между собой самые ближайшие родственники. При такой экономической, социально-политической и идейно-нравственной основе общества невероятно трудно достигнуть подлинного единства и поступательного развития межнациональных отношений в полиэтническом Дагестане. К тому же, как отмечалось, нет в республике ни одного вопроса, который не затрагивает этнические отношения. Стало быть, при решении  любого вопроса жизни республики непременно нужно учитывать этнические аспекты. Отсюда не трудно понять, что Президент РД должен иметь у себя советников и помощников, которые могут всесторонне изучать проблемы развития всех сторон жизни республики и места этнических аспектов в них.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»

  • Победители

    Герои не умирают 

    Имя участника советско-финской и Великой Отечественной войн, полковника Герасима Надежкина навсегда...

    29

    4 дня назад

  • Победители

    Суд над нацизмом 

    Одной из памятных дат нашей истории является начало судебного процесса Международного военного трибунала...

    45

    4 дня назад

  • Пришёл, примерил, прикупил 

    Многие наши читатели впервые узнают о каком-либо памятном дне или событии из тематических рубрик «ДП». А у...

    24

    4 дня назад

  • Годекан

    Командировка 

    Однажды меня послали в командировку в Ленинград, по-теперешнему Санкт-Петербург. По утрам, как обычно, я...

    16

    4 дня назад

  • Личность

    Когда семья – единое целое 

    Диву даешься энергетике, а еще необыкновенной живости, что присущи этой женщине, настоящей горянке. Многое из...

    22

    4 дня назад

  • Загадки древнего храма 

    Мы часто говорим о Дагестане как о южном форпосте российских рубежей, центре геополитических интересов...

    298

    4 дня назад