19:00 | 16 июня, Вс

Махачкала

Weather Icon

Туризм как локомотив

Может ли отрасль способствовать развитию республики?

A- A+

Вопрос, вынесенный в подзаголовок статьи, только на первый взгляд кажется преувеличением. Потенциал республики в этом плане огромен и недооценен. «Недокапитализирован», как говорят экономисты и социологи: обороты от отрасли сравнительно низки (чуть более 5,4 млрд руб. по данным на 2017 г., включая гостиничный бизнес, санаторно-курортное лечение, производство и реализацию изделий народных художественных промыслов (НХП).

Очень низки также и налоговые и неналоговые сборы: всего около 400 млн руб., что составляет порядка 7% от общего объема услуг в сфере туризма и рекреации в 2017 г. Более 600 тыс. туристов (внутренних и въездных) в год с ежегодным приростом более 10 процентов – это мало для трёхмиллионной республики с уникальными возможностями развития туризма и рекреации. Мало, потому что республики РФ и страны с сравнимыми условиями для туризма (Крым, Абхазия и др.) принимают в разы больше туристов. У них раскрученный бренд, который хорошо работает на свой имидж. В Дагестане с этим проблемы, хотя празднование 2000-летия Дербента сделало республику узнаваемой.

Ныне туризм и НХП доверили молодому министру Расулу Ибрагимову, и он, как мне представляется, готов выслушать экспертов и придать новое качество развитию отрасли. На одном из последних совещаний в Правительстве РД министр говорил о задачах на 2019 г., и они в какой-то мере обнадеживают. Особое внимание будет уделено развитию туристско-экскурсионной сети, которая в настоящее время включает 41 маршрут; отбору и продвижению на российский и международный рынок брендовых маршрутов; разрабатываются мобильное приложение «Турмаршруты по Дагестану» и официальный туристский интернет–портал с англоязычной версией. Планируется также проведение ряда значимых имиджевых мероприятий с международным статусом. Председатель Правительства Артём Здунов обратил внимание Р.Ибрагимова на важность работы с профсоюзами, особенно крупных компаний, для привлечения туристов, поддержал идею множества фестивалей и попросил особенно взять на заметку развитие экстремальных видов спорта и зимнего отдыха.

Вроде бы все в порядке. Но автору представляется, что этого недостаточно. Здесь возможен и нужен качественный прорыв. Я далек от того, чтобы считать свой анализ полным. Прежде чем взяться за этот материал, я изучил и сайт Министерства по туризму и НХП РД, и опыт некоторых областей РФ (Вологодской, Оренбургской и др.), и в какой-то мере опыт стран Закавказья, а также материалы признанных ученых в этой сфере.

Мифы (ложные стереотипы) и вопросы стратегического планирования

Есть устоявшиеся мифы и ложные стереотипы о республике и в самом Дагестане (о самих себе, о туризме и рекреации). Одни из них внутреннего, другие – внешнего происхождения. Мы почему-то думаем, что только наша республика и Северный Кавказ в целом стали объектами негативного пиара и мифотворчества. Но нет, в целом Россия также стала объектом негативных стереотипов, которые развенчиваются (и то частично) только после массовых мероприятий типа зимних Олимпийских игр в Сочи или чемпионата мира по футболу. Даже прибалтийские страны, оказывается, воспринимаются в Европе не совсем адекватно с точки зрения развития туризма. Якобы там и криминала больше, и архитектура с культурой с налетом советскости и т.д. Так что мы не одиноки в этом плане. Поэтому не стоит преувеличивать роль этого фактора.

Мифы внешнего происхождения укладываются в сложившиеся за последние четверть века стереотипы. Якобы у нас «развитый» криминал, терроризм, а в целом – нестабильная территория, где из-за каждого угла готовы в тебя стрелять или ограбить. В общем, агрессивные «варвары», тут опасно. Это главный фактор, который сдерживает турпоток в нашу республику. И это серьезно.

Развенчать эти мифы легко. Во-первых, криминала у нас на порядок меньше, чем в среднем по стране. Достаточно сверить данные из статсборника «Регионы России» за последние 5-10 лет (раздел «Криминал»). В Дагестане в 2,5-4 раза отличаются данные по убийствам, изнасилованиям, разбоям и грабежам от аналогичных данных по другим регионам РФ. Лучше нас ситуация только в Чечне и Ингушетии. Здесь явно просматривается влияние ислама и кавказских традиций. И эти данные четко коррелируют с доброжелательностью и гостеприимством, на который обращают внимание въездные туристы. Они просто не замечают этой агрессивности к себе, потому что ее нет и быть не может. Более того, многие из них становятся фанатами Дагестана настолько, что некоторые из командированных правоохранителей и силовиков даже выказывали желание приобрести дом с участком в одном из высокогорных районов, где они проходили службу. Настолько им понравились наши природа, кухня и люди.

Что касается «нестабильности и терроризма», то эта информация раздута за прошлые годы. Нынче мы наблюдаем трудный процесс освобождения от таких стереотипов и груза прошлого. В конце концов терроризм и нестабильность не помешали Стране басков (в Испании) и Израилю на Ближнем Востоке привлекать к себе миллионы туристов. Там этого «добра», т.е. терроризма в свое время было на порядок больше, чем в Дагестане. Слава богу, с этим нынче проблем нет, но нет и оснований для самоуспокоения.

Мне представляется, что на сайте Минтуризма должен быть соответствующий раздел «Мифы и реальность о Дагестане», где можно было бы отразить и сравнительную статистику, и мнение туристов, и многое другое. Только ненавязчиво, грамотно и с опорой на науку и искусство «пиара». Крупные компании туроператоров Дагестана тоже могли бы внести свою лепту.

И еще один метод. Помнится, в канун Международного форума дагестанских предпринимателей (2016 г., организатор Минпромторг РД) мы узкой группой организовали «мозговой штурм». Задача: как «зацепить» федеральные каналы, чтобы в позитивном ключе был отражен и этот форум, и Дагестан в целом. Я предложил обыграть идею «Дагестан – страна инженеров и изобретателей» и ТВ-сюжет построить вокруг этой идеи. Для этого организовали репортажи и интервью из политехникума; с ОАО «Русская электроника», где работал мой бывший однокурсник по ДПТИ, к.т.н. изобретатель уникальной электротехнической аппаратуры; с выставки продукции машино- и приборостроения Дагестана; и наконец с самого форума. Все было сделано с душой, и в итоге пара федеральных каналов показали этот сюжет, где Дагестан предстал в совершенно новом свете.

Вывод: когда в Дагестане проводят масштабные мероприятия, тем более международного характера, надо обязательно включать механизм «мозговых штурмов», чтобы сделать интересные сюжеты – с расчетом на федеральные каналы. Такие «точечные» проекты тоже способствуют развенчанию мифов. В Администрации Главы и Правительства РД есть люди, ответственные и способные на это.

Но гораздо важнее факторы внутреннего происхождения. Часть из них укладывается в следующий слоган: «Дагестанцы в основном воины и менеджеры (ученые, врачи, ремесленники, мастера…) и не привыкли обслуживать туристов. Нам это не подходит». Между тем отзывы туристов показывают, что искренность и доброжелательность, гостеприимство и готовность помочь в любую минуту выгодно отличают Дагестан от других регионов. Это тоже еще недооцененные факторы бренда Дагестана как привлекательной для туристов территории. Прощаются даже привычный для нас мусор и недостаточный профессионализм сервиса. Весь этот негатив компенсируется и в немалой степени человеческими качествами принимающей стороны.

Еще одна сторона этих стереотипов связана с негативным отношением немалого числа сельских общин, в особенности в Нагорном Дагестане, к организации туристско-рекреационных кластеров (ТРК) в самих поселениях или около них. И связано такое отношение с иным образом и стилем жизни, более привычным для туристов из большинства регионов РФ (алкоголь, дискотеки, легкость в поведении). Тут со всей остротой встает проблема социального партнерства местных общин, предпринимателей и муниципальных властей. Любое пренебрежительное отношение к чаяниям местных общин будет иметь обратный эффект: никакими экономическими выгодами для джамаата (налоговые и неналоговые сборы в бюджет села или района) невозможно будет «купить» их лояльность. Тут нужна «золотая середина». Те, кто выезжает в горы Дагестана, знают, как трудно купить винно-водочные изделия и сигареты. Поэтому помимо экологических и экономических вопросов социального партнерства при организации ТРК придется решать и вопросы нравственного (социально ответственного) порядка. Во всяком случае с въездными туристами предварительно надо заключать такой неформальный договор о взаимных обязательствах в этом плане, и делать это следует в очень «теплой», дружественной обстановке. А сельские общины нужно убеждать в выгодах подобного социального партнерства.

Следующий стереотип связан с довольно часто встречающимся пренебрежением со стороны властей и предпринимателей к творческому труду на стыке науки и искусства, к вопросам интеллектуальной собственности. Как правило, у нас довольно часто все сводят к деньгам (вернее, к их недостатку), когда как важнее сначала идея (концепция) и выстроенная под нее правильная стратегия и социальные и информационные технологии. Знаменитые слоганы из священных писаний «Сначала было слово…» как нельзя лучше передают значение идей и разума в жизни человеческих сообществ. Так и здесь. Нельзя выстраивать стратегию «на глазок», опираясь на здравый смысл и обычные в таких случаях клише «мне так кажется» или «мы так решили». Нельзя развивать ТРК без стратегического рыночного планирования.

Вкратце такое планирование сводится к 5 этапам.

Первый (аудит территории) должен ответить на вопросы: каково сравнительное положение территории (города, поселения или района) с точки зрения развития туризма? Каковы их основные сильные и слабые стороны, возможности и угрозы каждой из территорий, которые намерены развивать у себя ТРК? Уверен, что мы получим очень интересные данные для тех или иных территорий.

Второй этап (назовем его концепцией развития) должен определиться с целями: какой хотят видеть территорию жители и предпринимательское сообщество? Каков бренд территории и туристического события (маршрута, объекта)?

Третий этап – это выработка стратегии: что поможет территории добиться поставленных целей? Как строить наиболее эффективно (в экономическом и социальном плане) партнерство между предпринимателями, властями и населением, где планируется туристическое событие, или туристический маршрут, или строится туристско-рекреационный кластер (ТРК) ?

Затем наступает период, когда нужно разработать программу и план действий: какие конкретные действия и мероприятия надо предпринять республике (району, поселению или городу), чтобы реализовать стратегию? Разумеется, программа и план действий Минтуризма РД должны опираться на интеграцию и синтез представленных проектов стратегий и программ территорий, где активно взялись за развитие ТРК.

И наконец – реализация и контроль: что должны сделать республика (город, поселение или район), каждый на своем уровне, чтобы успешно реализовать общую Стратегию развития ТРК в Дагестане и частные стратегии развития ТРК муниципальных территорий? Кто у нас этим занимается профессионально? Ставят ли перед собой задачи в подобном ключе муниципальные власти, намеренные или развивающие у себя туризм? Сомневаюсь. Дербент и дербентский ТРК – это особый разговор. Там серьезно взялись за эту тему. Элементы профессионализма я обнаружил в Хунзахе. Если хотя бы до десятка муниципалитетов проведут соответствующую работу до апреля-мая с.г., то у Минтуризма будет исходная информация для принятия научно обоснованной стратегии и программы действий.

Концепция развития ТРК, бренд и брендинг территорий РД

На сайте Минтуризма РД размещена Программа развития отрасли на 2014 – 2018 годы, принятая в ноябре 2013 г. Нет спору, программа нужна, и многие её пункты выполнены, а кое в чем и перевыполнены. Но научно и практически обоснованного стратегического рыночного планирования развития туристической отрасли, рассчитанной на десятилетия, пока еще нет. Имеет место «стихийное», на уровне здравого смысла, планирование, основанное на принципах «мы так думаем», «это же очевидно!» или «так до нас поступали» и т.д. и т.п. Все это оправдывалось в прошлом тем, что нет и стратегии (в целом) социально-экономического развития республики. Вернее, она есть, но требует серьезной корректировки.

Но анализ опыта ряда субъектов РФ (Калмыкия, Вологодская и ряд других областей) показывает, что все эти факторы-помехи преодолимы. Главное — подготовить обоснованный проект концепции (который отвечает на вопрос: «какова миссия отрасли и куда движемся; каковы цели и ценности развития отрасли?») и стратегии развития отрасли (отвечающий на вопрос: «как, какими методами, способами и ресурсами будем двигаться к поставленным целям?»). А программа есть детализация стратегии. А поскольку Программа «2014-2018» исчерпала себя, то необходимо ее разработать на последующие годы, но только после утверждения на самом высоком уровне Концепции и Стратегии.

Для начала надо провести своеобразную ревизию Общественного совета (ОС) при министерстве: от кого и какая польза, как запустить этот механизм, может быть, пора обновить его состав, включить туда новых экспертов? Там много достойных людей, но нужны и опытные маркетологи в сфере туризма. При соответствующей организации работы ОС при Минтуризме можно сдвинуть с «мертвой точки» этот процесс.

А может быть, еще подключить и механизм краутсорсинга, когда для решения вопросов, связанных с разработкой Концепции и Стратегии, привлекается широкий круг лиц в целях использования их творческих способностей, знаний и опыта? Думаю, что можно пойти и по этому пути. Главное, начать и поставить задачу, создать ядро привлеченных экспертов при Минтуризме на основе гражданско-правовых договоров: разработать техзадание, объявить конкурс и т.д. Надо понять, что серьезный результат здесь достижим, но надо поставить задачу и найти средства, чтобы оплатить эту работу.

Что должно войти в Концепцию? Она должна отвечать на вопросы: в чем суть бренда Дагестана как привлекательной для туристов территории; из каких туристических маршрутов и объектов, городов, поселений или районов складывается образ Дагестана как конкурентоспособной территории для развития рекреации и туризма; какова миссия отрасли? Сила туристского бренда определяется не величиной рекламного бюджета или количеством рекламной продукции и громким именем PR-агентства, придумавшего слоганы и логотипы. Хороший бренд – это в первую очередь удачная идея, которая делает данный объект интересным для определенной целевой аудитории. Иными словами, сильная идея сама по себе формирует целевой туристский поток.

Но здесь есть опасность увлечения распилом бюджета. В этой связи вспоминается скандальная истории (2015 г.), когда на разработку бренда Армении американской компанией GK Brand было потрачено 400 тыс. долл. США. Вся Армения возмущалась. Нам это не нужно. Тем не менее создание бренда республики, а внутри республики – брендов отдельных, наиболее перспективных в плане туризма территорий, маршрутов (событий и объектов) – это не блажь, ведь почти каждая страна в мире и многие регионы в России имеют «свое лицо». К примеру, канадский кленовый лист или японское солнце. Логотип должен воплощать определенную идею и философию, стать тем символом, который полюбят народ и туристы. В конечном счете, запоминающиеся бренды становятся визитными карточками регионов и территорий (городов, поселений) в их составе.

Отечественный опыт: несколько примеров

В Оренбургской области курорт федерального значения Соль-Илецк закрепил за собой право называться «арбузной столицей России» с 2014 г., когда Федеральная служба по интеллектуальной собственности внесла словосочетание «Соль-Илецк – арбузная столица России» в Государственный реестр товарных знаков. А дело в том, что по объемам производства бахчевых г.Соль-Илецк занимает 2-е место в РФ (503000 т.), уступая лишь Камышину Волгоградской обл. (650000 т.).

С этих пор брендинг курорта Соль-Илецка приобрел отчетливые арбузные нотки: дизайн автобусных остановок, таксофонов и торговых точек – в форме разрезанных арбузов, в частности. Планируется выпуск продукции народных промыслов и разнообразных сувениров с элементами арбузной темы и т.д. Таким образом, символом Оренбургской области, помимо традиционных пуховых платков, сегодня стали считать и соль-илецкие арбузы. Растет и популярность ежегодного фестиваля «Соль-Илецкий арбуз».

Известный российский маркетолог А. Панкрухин писал, что сибирские регионы ни в чем не уступают своим европейским коллегам в том, что касается маркетинга территорий и разработки соответствующих брендов (из доклада на 11-м Международном конгрессе имиджелогии в Берлине в мае 2013 г.). «Первенство здесь держит столица СФО гор. Новосибирск, – писал А. Панкрухин. – В 2010 г. здесь прошел первый конкурс проектов продвижения территорий «Золотой Кулик», итогом которого стало признание международным жюри высокого уровня таких работ, как серия одноминутных мультипликационных фильмов о российских регионах «Мульти-Россия», проекты «Великий Устюг – родина Деда Мороза» и «Мышкин – город классической русской провинции». Они и стали победителями. А ведь соревновались проекты не только российские, но и из других стран СНГ, а также из Великобритании, Китая, США, Израиля».

Далее стоит отметить и успехи Омска и Улан-Удэ, Казани и Сочи в маркетинге своих территорий, разработке и активном продвижении и популяризации своих брендов. В Омске, к примеру, в 2010-11 гг. был объявлен открытый конкурс на разработку программы брендинга области. Как писал А. Панкрухин: «Работа над программой включила 4 основных этапа: аудит бренда, формирование платформы бренда, разработка программы развития бренда, разработка проекта его визуализации. Знак символизировал не только идею Омской области как «Открытой Сибири», но в целом программу «10 амбиций и 100 идей», среди которых, между прочим, – и амбиция лидерства по маркетингу российских территорий. В итоге… популярность Омской области сразу же выросла многократно: количество ссылок на нее в ответ на запрос о маркетинге Омского региона уже в середине 2011 г. превысило трехмиллионный рубеж».

Наши соседи в Калмыкии разработали Стратегию развития туристической отрасли, а в её рамках – более 5 брендов: фестиваль тюльпанов (как правило, проводится весной); фестиваль калмыцкого чая и т. д. Можно привести еще много примеров успешного позиционирования регионов и городов на рынке туристических услуг.

Туристские события и вопросы инжиниринга

На сайте Минтуризма РД приводится список из более 100 событий, имеющих значение для потенциальных туристов: многочисленные фестивали и выставки-ярмарки, межрегиональные и международные конференции и симпозиумы, спортивные соревнования и др. В этом списке непосвященным трудно выделить главные, значимые (в плане привлечения туристов и социального и экономического эффекта), от незначимых. Ну не может республика и муниципалитеты провести столько мероприятий на высоком уровне. Поэтому в этом обширном списке надо выделить главные мероприятия, как правило, ежегодные (традиционные), и разработать для наиболее популярных из них соответствующие бренды.

А что есть высокий уровень мероприятий? Тут предприниматель в туристической отрасли ответит с позиций выгоды и будет опираться на технологию в рамках теории и практики инжиниринга (роста прибыли). А власти, как правило, рассуждают в терминах персонального имиджа, социального и политического эффекта и опираются на социальную инжинерию. Тема экономики отодвигается на второй план. А нужен баланс, а ежели получится, и экономическая выгода. Традиционные фестивали с раскрученными брендами в европейских городах (и поселениях) и у наших соседей в Грузии собирают десятки и сотни тыс. туристов. Соответственно, растут обороты предпринимателей в сфере сервиза, налоги или различные сборы в местные бюджеты. Мы же сплошь и рядом видим, как в Дагестане главы муниципальных районов и городов «из кожи вон лезут», чтобы провести все эти мероприятия на «высоком» уровне, тратя немалые средства на гостей и даже туристов. Но туристы и незваные гости (внутренние туристы) должны платить за услуги (праздники, фестивали, возможность участия в событии). Я понимаю, что некоторые главы районов и городов не поймут меня. Но иначе рано или поздно все это надоест без отдачи и самоокупаемости.

А что нужно сделать, чтобы бренд территории (города, поселения, района в целом) и соответствующего туристического события стал узнаваемым и привлекательным для многих? Чтобы в календаре туристических событий года именно событие в твоем городе или районе стало самым «крутым» в республике, а может, и во всем СКФО или даже в РФ, которую захотят посетить много тысяч (и даже десятки тыс.) людей: внутренних и внешних туристов, а не только односельчане и/или друзья? Это вопрос науки и искусства маркетинга прежде всего и лишь в последнюю очередь – вопрос чиновников (в это слово автор не вкладывает отрицательного смысла). Следовательно, надо разработать бренд туристического события, популяризировать и продвигать его. А можно разрабатывать и тему в целом бренда территории (города, поселения, района) и/или популярного туристско-экспедиционного тура. Муниципальные главы и чиновники из Минтуризма в ежедневной суете не склонны обращать внимание на эти вопросы. Многое решается в административно-командном стиле, а зря. Я знаю хороший пример, как авторы проекта и энтузиасты «Фестиваля чая» в Согратле (Гунибский район) за полгода начали подготовку к мероприятию. В итоге на фестивале участвовало более 2 тыс. человек, из которых внешних туристов было более 500. Это пример хорошего маркетинга на муниципальном уровне, но авторы проекта остановились на полпути. Почему? Да потому, что надо закреплять за собой бренд этого фестиваля на федеральном уровне, в Агентстве по интеллектуальной собственности.

Бренды и товарные знаки

Рассмотрим подробнее этот этап – закрепление проектов, аналогичных проекту «Фестиваль чая» в Федеральном агентстве по интеллектуальной собственности в качестве товарных знаков. Может быть, словосочетание «Согратль – столица лучших травяных чаев в России» станет тем брендом, который привлечет в Дагестан тысячи и тысячи туристов?!

Все знают село Леваши как самого крупного производителя капусты в ЮФО и СКФО, а может быть, и в России в целом. В таком случае, почему бы не закрепить за собой славу «Капустной столицы России» в Федеральном агентстве по интеллектуальной собственности? Соответственно, подобно Соль-Илецку в Оренбургской области, почему бы не раскручивать этот образ и даже реализовать идею ежегодного «Фестиваля капусты», разработать соответствующий бренд и активно его продвигать и популяризировать?! Наши рассуждения можно экстраполировать и на другие, уже традиционные фестивали: Шарвили (с. Ахты), Шунудаг (с. Кумух) и т.д.

Идем дальше, тут я даю волю фантазии. Еще одним инструментом популяризации бренда (ов) «Фестиваль чая», «Фестиваль капусты» и других, аналогичных им гастрономических брендов может стать использование туристами специального хештега — #согрчай, #левашкапуста и т.д., которые будут расположены на автобусных остановках, торговых палатках в соответствующих районах. Благодаря этому можно будет выявить количество фотографий туристов с соответствующим брендом в социальных сетях. После реализации подобных проектов целесообразно также создание сувенирной продукции (значков, футболок и т.д.) с изображением соответствующих гастрономических явств.

В аналогичном ключе можно разработать и проект «Фестиваль гъоди» (с. Карата Ахвахского района). «Гъоди» (на каратинском языке) — блюдо из злаков (пшеницы, ржи и бобовых), которое готовили дагестанские горцы с древнейших времен (на других дагестанских языках оно звучит несколько иначе). Обосновать и разработать также бренд «Карата – родина самых древних террас в России и даже в Европе». И это не преувеличение. По данным этнологов и археологов, каратинским террасам около 3-4 тыс. лет. Известно, что именно Дагестан (Чохско-Кудалинское поселение, которому около 7-7,5 тыс. лет) – родина первой (согласно открытиям археологов) неолитической революции на всей территории бывшего Союза ССР и Европы (!). Древнее, в масштабах мира, только в районах Передней Азии (в горных районах востока Турции, на севере Сирии и в горах Загросса в западном Иране). А неолитическая революция – это переход от собирательства и охоты к производящему хозяйству: земледелию и скотоводству.

Вернемся к теме «гастрономические деликатесы Дагестана», которых нигде не встретишь, кроме как у нас: урбеч и курага (лучшая в мире), курдюк и овечий сыр, баранина и каякентские помидоры (тоже лучшие в мире). Во всяком случае, я читал ссылки на экспертный анализ содержания микроэлементов и всяких витаминов в этих продуктах. По всем данным – наша продукция вне конкуренции, и она не просто пищевой продукт, а даже лекарство (к примеру, выдержанный несколько лет курдюк). Сразу приходит идея: закрепить в Федагентстве по интеллектуальной собственности эти бренды, а Дагестан (конкретное поселение) — как центр, связанный с конкретным брендом и продукцией.

Следующий или параллельный этап – это брендирование уникальных дагестанских блюд. В общем, мы здесь можем дать фору любому региону или национальной автономии Федерации, автор не сомневается в этом.

В целом же, мне представляется, что в Минтуризме РД должны серьезно отнестись к постановке проблемы брендинга туристических событий и маршрутов в республике, связанных с культурными и природными памятниками, а также с древними гастрономическими деликатесами Дагестана. Для начала надо разработать специальный проект грантов Главы РД, направленных на обоснование и разработку брендов туристических событий (маршрутов и объектов) в Дагестане, которые мы вправе выдвинуть на международный и российский уровень (Федеральное агентство по интеллектуальной собственности, Всемирная организация интеллектуальной собственности, ЮНЕСКО). Тут нельзя экономить. Это тот самый случай, когда экономия одного рубля оборачивается потерями десятков и сотен. Разумеется, в Комиссии по грантам должны состоять и историки, и этнологи, и известные в стране эксперты по маркетингу территорий. Игра стоит свеч, потому что Дагестан как никакое другое национальное образование в составе Федерации вправе претендовать на качественный рывок в этом направлении.

ЮНЕСКО и памятники Страны гор

Как известно, в список памятников культурного достояния человечества ЮНЕСКО из Дагестана включена только крепость Нарын-кала. Между тем, я убежден, Дагестан может претендовать и на большее. В этот список, в частности, включены и террасные (рисовые) поля на Филиппинах, которым около 2 тыс. лет. Естественно, мы вправе претендовать на включение в этот список и каратинских террас, которые древнее и живописнее (представьте себе около 1000 гектаров земель, которые ступеньками длиной в более 1800 метров и высотой около 400 метров спускаются от опушки соснового леса около Карата и Арчо до речки Ахвахка).

А в целом, я считаю, что республика вправе и может добиться включения в списки ЮНЕСКО следующих объектов: 1) самое древнее в России и Европе поселение «Чохско-Кудалинская стоянка» (в Гунибском районе), где произошла неолитическая революция; 2) самые древние в России и в Европе каратинские террасы (Ахвахский район); самый глубокий в мире Чиркейский каньон в Буйнакском районе (в список памятников природы). Разумеется, к месту Чохско-Кудалинского древнего поселения надо подвести дорогу, пусть даже без твердого покрытия. Там же построить его модель с демонстрацией жизни людей того далекого периода; реконструировать природно-географические условия вокруг поселения VI-V тысячелетия до н.э. в визуальной форме (в виде картинок, видеокадров и роликов и т.д.). Представляете, какой интерес это вызовет?! Поскольку именно с этим древним поселением ученые связывают происхождение, как минимум, восточно-кавказской (нахско–дагестанской) семьи языков и народов. Думаю, что нет необходимости объяснять, насколько это важно. Слоган «Дагестан – музей под открытым небом» в этом случае приобретает международное звучание, а бренд Дагестана приобретает конкретные культурно-цивилизационные черты. Дагестан в этом случае предстает как древняя региональная цивилизация, достояние всего человечества и уникальный уголок РФ, который требует к себе особого отношения.

Брендирование народных художественных промыслов (НХП)

Дагестан в доиндустриальную эпоху называли «мастерской Восточного Кавказа». Дагестанские мастера реализовывали свой товар в обширном ареале от Куба (Азербайджан) и Тбилиси (Грузия) до Владикавказа. Развитая мануфактура и уникальное искусство Страны гор славились на всей этой территории. Но оно разорилось и было вытеснено товарами промышленно развитой России, начиная с середины XIX века. Тем не менее искусство производства знаменитых изделий народного творчества и соответствующие центры еще живы или едва живы: Анди (Рахата) и Ахты, Балхар и Гоцатль, Верхнее Казанище и Дербент, Кубачи и Кайтаг (знаменитая кайтагская вышивка), Кумух и Микрах, Унцукуль и Сулевкент, Согратль и Уллуая (центры камнерезного искусства), Хучни, и т.д. К сожалению, некоторые центры народных промыслов не выдержали конкуренции, и эти технологии, быть может, утеряны навсегда. К примеру, секрет изготовления знаменитого каратинского сукна или амузгинской стали. Пусть меня поправят дагестанские историки-этнологи.

Разумеется, слоган «Дагестан – музей под открытым небом» также имеет отношение к этой теме, ибо имеет конкретное материальное содержание в виде уникальных и древних производств народных промыслов. В этой связи вспоминается история с древней кайтагской вышивкой, которая приводится на сайте Минкультуры РФ.

Вот что там написано. «…На рубеже ХХ века это искусство почти утратили. Но в начале 1980-х годов случайно в Дагестан приехал британец Роберт Ченснер. Английский бизнесмен и исследователь был настолько поражен древним рукоделием, что выкупил практически все полотна и увез их в Англию. В лондонском выставочном зале прошла выставка, посвященная искусству кайтагских мастериц. Роберт Ченснер проделал колоссальную работу — расшифровал смысл орнаментов и выпустил большой каталог с иллюстрациями. В нем описаны около 180 вышитых полотен. Книги, рассказывающие о редком текстильном искусстве, увидели свет в Италии и Турции. В России большого полноценного издания пока нет. Первой ласточкой стал каталог из коллекции Музея Востока. Затейливые шелковые узоры покорили Париж, Лондон, Рим, Нью-Йорк и Стамбул. Наиболее редкие и яркие работы кайтагских мастериц оказались в частных коллекциях по всему миру. Представлены эти образцы текстильного искусства и в российских собраниях Государственного исторического музея, Эрмитажа, Музея народов Востока и дагестанских музеях. Сегодня в Дагестане снова вышивают. Интерес, проявленный к древнему искусству во всем мире, заставил мастериц снова взяться за иглу…».

Чем поучительна эта история? Тем, что мы сами не до конца осознаем, насколько мы богаты в плане вклада в культурное наследие человечества; насколько дагестанские возможности не презентованы (не популяризированы) и, соответственно, не «докапитализированы» в той мере, которую позволяют наши мастера в сфере НХП.

Что в этой связи актуально? Все, или почти все, эти дагестанские технологии НХП должны быть зарегистрированы в Федеральном агентстве по интеллектуальной собственности, а некоторые – и во Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) как уникальные (в России и мире) технологии НХП. Каждый такой успех делает республику конкурентоспособной для целевой туристической аудитории, а понятие «Дагестан – музей под открытым небом» приобретает конкретный смысл для потенциальных и актуальных туристов, в том числе и из других стран.

В подобном ключе плотно работают наши соседи по Закавказью – Армения, Азербайджан и Грузия, которые добились значительных успехов в этом направлении. Более того, пока мы еще не «проснулись», вполне возможно, что они посягают и на культурное наследство дагестанцев (Кавказской Албании) и на общее (родственное) наследство нахских и дагестанских народов, по линии культурно-генетических и лингвистических связей с Урарту. И это не просто блажь или кавказские «понты», а вполне материальный и символический интерес, связанный с позиционированием в мире туризма. У нас в этом плане не меньше оснований для успешного брендирования, чем у соседей по Закавказью.

Психология туризма и сервис

Я бы предложил провести – всем, кто связан с ТРК в Дагестане, — мысленный эксперимент: представить себя на месте потенциального (въездного) туриста; что ему может быть интересно у нас в республике – море и пляжный отдых, познавательные экскурсии, «этно», «экстрим» и гастротуризм и пр. И с этой диспозиции оценить информационное обеспечение: сайт Минтуризма РД, сайты наиболее «крутых» наших туроператоров. Думаю, что мы обнаружили бы много «интересного», требующего обновления содержания, элементов централизации. Во всяком случае, из сайтов http://otzovik.com, https://otdyhateli.com/otdyih-v-dagestane/, где размещены отзывы туристов, побывавших в Дагестане впервые, можно узнать о том, чем они остались недовольны в плане информационного обеспечения. Остальное можно додумать самим.

Помнится, раза два собирали руководителей гостиничного бизнеса, включая и санатории и курорты, где мне приходилось поучаствовать: сначала в рамках круглого стола (организатор: Минтуризма РД), затем в рамках подготовительного совещания для создания ассоциации гостиниц (организатор: Минпромторг РД). Была поставлена задача информационного обмена, кооперации и, возможно, в перспективе, создания Ассоциации гостиничного бизнеса в форме НКО. Все было направлено на создание более благоприятных условий для туристов – потенциальных потребителей этих услуг.

К сожалению, эти посиделки не дали результатов. Наши предприниматели и их менеджеры предпочитают сохранять самостоятельность, хотя ассоциативная форма и предложение от министерств (о сотрудничестве) публично не отвергались. Создалось впечатление, что хозяева гостиниц и прочих рекреационно–лечебных заведений в республике не видят для себя смысла в таком сотрудничестве. «Делиться информацией? – Зачем, что это мне даст?! А так можно зарабатывать, функционируя, частично, и в тени..» – примерно так рассуждают, по всей вероятности.

Но мне кажется, стоит попробовать еще раз, придумав неотразимый маркетинговый ход. Ассоциация и кооперация должна быть выгодна им, и это надо объяснять.

Аналогично и с туроператорами и прочими, связанными с ТРК, предпринимательскими структурами. Это тот самый случай, когда только Минтуризма РД может предложить безотказную идею (концепцию) и модель сотрудничества с предпринимателями. Надо над этим тоже поработать.

Вместо заключения

В свое время, когда отрасль возглавлял Магомед Исаев, ныне глава ДРО Пенсионного фонда РФ, он мне доходчиво разъяснил «секреты» отрасли и ее значение для социальной сферы и экономики Дагестана как мощного мультипликатора. Это когда одно рабочее место в отрасли создает 4-6 рабочих мест в смежных отраслях: в гостиничном, транспортном, ресторанно–бытовом и розничном сервизах; в развитии НХП и сельского хозяйства. Согласитесь, это очень важно в условиях большой безработицы в республике. К примеру, в своем родном районе я спросил у земляков: если бы в нашем районе — с великолепными возможностями для развития туризма и рекреации — был организован поток туристов, засеяли бы они заброшенные многие сотни гектаров террасных земель; стали бы они ухаживать за заброшенными садами (а это без малого пара сотен гектаров)? – Да, сказали, они. Мы бы обеспечили туристов экологически чистыми овощами и злаками (кукурузой и бобовыми, к примеру, которые там хорошо растут), а если государство поможет – и фруктами тоже (дело в том, что тут без помощи Минсельхоза не обойтись). А фермеры, которые занимаются разведением скота, ответили в том духе, что они могли бы нарастить производство мяса и сыра в 2,5-3 раза, если бы были уверены в сбыте. Благо, пастбища позволяют. Это к вопросу о мультипликативном эффекте туризма.

Надо понять, что именно в этом направлении у нас огромные конкурентные преимущества, по сравнению с другими национальными автономиями и регионами страны. Все хотят заработать на этом, да не все располагают необходимыми условиями. Конечно, мы не Сочи и Крым или Абхазия и Грузия. Но у нас есть свои, пока еще недооцененные преимущества, которые позволят нам в самом ближайшем будущем стать по-настоящему туристической республикой. Тут мультипликативный эффект очевиден не только в экономическом, но и в социальном, политическом и психологическом плане. В республику, привлекательной в туристическом плане, непременно пойдут и инвесторы.

Конечно, остаются вопросы мусора и загрязнения морской воды, вообще санитарно-гигиенической культуры населения и работы клининговых компаний в городах и районах Дагестана. В этом направлении определенная работа уже начата Минприроды и экологии (министр Н.Карачаев). У автора есть проект муниципально-общественного партнерства под названием «Городская и поселенческая культура и местные инициативы» (Паспорт проекта прошел через общественные слушания пару лет назад и ждет своего часа). Проект органично дополняет идеи, изложенные в статье, и думаю, что скоро мы постараемся наладить сотрудничество с некоторыми городскими властями в этом направлении. Это тоже важная для развития туризма задача, поскольку санитарное состояние наших городов и сел – одна из самых худших визитных карточек Дагестана.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»