Сетевое издание «Дагестанская правда»

06:00 | 25 сентября, Пт

Махачкала

Weather Icon

В судьбе завода

A- A+

Если волею случая вы когда-нибудь зайдете на территорию завода им. М. Гаджиева, то среди производственных цехов, заготовок из дерева и металла увидите лестницу, ведущую на второй этаж одного из зданий. Там находится заводская библиотека. Казалось бы, завод – серьезное предприятие, куда приходят, чтобы работать, а не книжки читать. При чем здесь библиотека? Однако за более чем полувековую историю этой сокровищницей пользовались не только рабочие, но и жители всего микрорайона. На ее книгах выросло несколько поколений школьников с соседних улиц.

С самой закладки первого камня в фундамент предприятия, с 1929 г., работал на нем такой человек – Иван Андреевич Таранцев (на снимке). Изобретатель, энтузиаст, собиратель книг. Обладал богатой зрительной памятью, хорошо рисовал, занимался резьбой по дереву. Прочитав чертеж, он уже видел силуэт готовой продукции. Был начальником цеха, а затем стал и главным конструктором завода. Всю литературу он собирал сам – покупал во время командировок, выписывал. Если у рабочих возникал вопрос – бежали к нему. «Я главный конструктор, но я же не библиотека!» – шутил в ответ Иван Андреевич, но всегда помогал. Всему, что знает, он стремился научить других. Уходя на пенсию, передал свои книги заводу, положив тем самым в конце 1950-х годов начало заводской библиотеке. В памяти заводчан он остался навсегда. Кстати, три шестеренки – эмблему завода – придумал Таранцев.

Так помещение возле модельного цеха наполнилось шелестом книжных страниц. Первое время книг было около двухсот. Со временем эта цифра выросла до 25 тысяч одной только технической литературы. Первой заведующей стала Елена Чубрикова, руководившая на заводе обществом «Знание» (благодаря ему на завод приходили ученые, специалисты самых разных областей – от искусства до бухгалтерского учета – с просветительскими лекциями для рабочих). Стали закупать стеллажи, заказывать литературу.

Завод был связан с Ленинградом – поставлял питерским судоверфям рулевые машины, судовые механизмы, детали для ремонта кораблей. Поэтому и книги получали прямиком из Ленинграда, из Центральной судостроительной библиотеки, в которой, между прочим, хранились издания еще с петровских времен. Оказалось, что библиотека на заводе всем нужна – не только конструкторам и технологам, но и рабочим в цехе. Бывало, возьмет кто-нибудь «Справочник фрезеровщика» и прямо на станке среди металлической стружки листает его промасленными пальцами. Один из экземпляров справочника 1960-х годов до сих пор хранит на форзаце арифметические расчеты, сделанные ручкой. Кто был этот рабочий, как его звали – уже не узнаешь.

Сейчас трудно представить, но жизнь в заводской библиотеке кипела. То и дело хлопала входная дверь. К вечеру автоматический счетчик, установленный на входе, показывал – 150-200 читателей в день. Домой работники библиотеки приходили выжатые, словно целый день за станком отработали. С 1984 года на заводе начала выходить многотиражная газета «Гаджиевец», в каждом номере, помимо прочих новостей, печаталась информация о книжных новинках. Бывало, книги подолгу не возвращали – по нескольку месяцев. Тогда газета публиковала на последней странице фамилии не взирая на чины, будь то начальник цеха или простой рабочий.

Художественная литература в библиотеке стала появляться в 1960-е годы, со строительством заводского микрорайона. Семьям заводчан надо было где-то жить и учиться. Вот и вырос вокруг завода на улицах Грозненская, Нахимова, Ушакова, Николаева целый микрорайон – жилые дома, два садика, две школы, профтехучилище. Художественную библиотеку вынесли за территорию завода, чтобы не только работники, но и члены их семей могли прийти и взять нужную книгу. Не одно поколение ребят воспитала эта библиотека своими богатыми фондами. Несколько раз она переезжала – то была на углу улиц Ушакова и Грозненской, а то и вовсе занимала помещение бывшего магазина «Фрегат». При ней работали клуб ветеранов, шахматный клуб, проводились мероприятия к разным датам.

С самого начала создания художественной библиотеки и до конца своей жизни руководила ею Виктория Илькова. Она была не просто библио­текарем, но и удивительным педагогом, находившим ключ к любому ребенку. Стоило школьнику зайти внутрь здания и побродить между высоких стеллажей, как Виктория Дмитриевна уже знала, какую книгу ему предложить. Помню, если надоедали детские книги и хотелось почитать что-нибудь из взрослой литературы, я обращался к ней, и она не отказывала. Библиотека тогда насчитывала больше нескольких тысяч книг – фантастики и приключений, детективов и детских книг, энциклопедий и классики. Лучшие издания, выходившие в разные годы, попадали сюда.

Они и сейчас здесь, выглядывают давно позабытыми обложками с полок. «Письмо шло пять тысячелетий» Георгия Кублицкого, с удивительными иллюстрациями, издательство «Малыш», 1991 год. «О чем размышляют роботы?» Жан-Пьера Пети, сборники американской фантастики, «О скитаниях вечных и о Земле» Рэя Брэдбери. Книги для школьников – «В бесконечном лесу и другие истории о 6-м «В», «Архимед Вовки Грушина». Листаю потрепанные от детских рук страницы – многие из книг не помню. В памяти только запах – какая-то смесь из старой бумаги, лекарств и еще чего-то неуловимого. Говорят, у хороших духов бывает глубокая нота, раскрывающаяся спустя некоторое время. У запаха из библиотеки она тоже есть. Сгоревшая трава на залитой солнцем лесной опушке в детском лагере. Яркое, как вспышка, и медленно гаснущее воспоминание – навсегда оставшийся где-то летний день.

В 90-е годы все стало меняться. Прекратилась связь с ленинградской библиотекой, снизилось финансирование, перестали выписывать новые книги. Самому заводу, некогда одному из главных предприятий республики, угрожало исчезновение. Снизились объемы заказов, упали обороты, тут уж не до книг. Затем было ликвидировано ПТУ №3 на улице Николаева, поставлявшее для завода токарей, сварщиков, электриков, слесарей.

Когда художественная библиотека вернулась в стены завода и доступ к ней для читателей округи закрылся, казалось, она так и пропадет, никому не нужная. Книги, сваленные связками в кучи, так и расползутся по другим библиотекам города, распродадутся, уйдут в небытие. От былого хранилища останутся крохи. Но в сложный период удалось выжить благодаря директору завода Абдулвагабу Папалашову: не равнодушный к чтению, он не дал библиотеке исчезнуть.

— С развитием Интернета, смартфонов интерес к библиотеке снизился. Но ведь нужно готовить смену. Специалистов на заводе не хватает – литейщиков, плавильщиков, формовщиков, модельщиков. А одними словами не подготовишь, нужно знать теорию, технологию металлов, изучать литературу. У нас рабочий на станке по цвету искры может определить металл. Где же найти ему замену, если все сидят в телефонах? – рассказывает Любовь Григорьевна Мухина. На ее плечах не только весь книжный фонд, но и музей завода. Она всю жизнь проработала в библиотеке и ни о чем не жалеет.

По ее словам, библиотека востребована и сейчас, ведь у технической литературы есть одной свойство – она не устаревает. «Пройдите по книжным магазинам города – на полках красиво изданная художественная литература, а серьезных технических книг не найдете. Да и издательств, выпускающих их, можно посчитать по пальцам одной руки. Взять, к примеру, настольную книгу любого начальника цеха – «Справочник технолога-машиностроителя». Расчеты в нем не устарели, хотя она выпущена в 70-х годах прошлого века. Хочешь прочное здание построить, надо соблюдать нормы, а они не меняются. А уже какую облицовку сделаешь – дело второе», – говорит Мухина.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»