09:40 | 18 ноября, Сб

Махачкала

18.11.2017
1EUR70.3604Руб-0.3436
1USD59.6325Руб-0.3573

Вот что написал Суханов в XVII веке

A- A+

О городе Дербенте и о том, что здесь можно видеть достопримечательного

Арсений Суханов (1600—1668) - выходец из мелкопоместных дворян Тульской губернии, активный деятель русской православной церкви, выполнял ряд ее дипломатических миссий. В 1637-1640 гг. в составе российского посольства он посетил Кахетию, в 1649-1653 гг. вновь побывал на Востоке. В 1651 - 1658 гг., возвращаясь из поездки в Иерусалим, А. Суханов проехал через Армению, Азербайджан и Грузию. В Дагестане его путь лежал через Дербент - Буйнак - Тарки. Задержанный шамхалом Сурхаем, он оставался в Тарках до 12 января 1658 г. Затем, перезимовав в Тарках, в марте уехал в Астрахань и в июле вернулся в Москву.

Что касается города Дербента, то персы полагают его под 85° долготы; широту я определил здесь в 41° 51. Он тянется своими постройками в длину на полмили, а в ширину от одних ворот до других всего на 450 шагов. Он простирается от гор до моря, так что волны иногда бьют высоко о стены, а то и ударяют в них сверху. Город этот таким образом замыкает путь, идущий между морем и непроходимыми горами, и является здесь как бы ключом и железными воротами персидского царства. Никто не может пройти в этой местности, не заходя в этот город.

Как сообщают о том не только все писатели, но и жители, теперь город построен Искандером, или Александром Великим. Им воздвигнуты, однако, лишь замок и одна стена, а именно – южная, между тем как другая, по их сторону, к северу, была, по словам жителей, построена их древним достохвальным царем Науширваном. Обе стены одинаково высоки и широки и сложены из мощных квадратных камней объемом в 4 и 6 кубических футов. Все эти камни, что нам представилось удивительным, были как бы слиты исключительно из мелких разбитых раковинок.

На стене Александра над воротами на длинном камне были высечены три строки по-сирийски, а в другом месте была арабская надпись и еще чуждыя письмена, довольно неясныя вследствие древности.

Я весьма точно срисовал город, чтобы его здесь воспроизвести. В нем различаются три части. Высшая из них – это замок на горе. Здесь живет наместник; эта часть была вооружена пушками, ее охраняли 500 солдат из двух племен: аюрумлу и койдурша. Средняя часть населена персами; позади она сильно опустошена, а именно – собственным же их царем Эмир Хемзе, сыном Ходабенде, когда он вновь отнял ее у турка Мустафы, которому жители добровольно передались. Нижняя часть длиною в 2000 простых шагов совершенно лишена домов и имеет лишь немного садов и пашен. Как они говорят, она была населена греками, вследствие чего и по сию пору именуется Шахер-Юнан – городом греков.mogila.jpg

Обе стены стоят на скалах, так как все побережье у Дербента исключительно скалистое, и корабельщикам здесь останавливаться неудобно и опасно. Повыше города через горы лесисты здесь построена была стена толщиною в три фута, которая, как говорят, тянулась на 50 миль в сторону Понта. В иных местах она вся была срыта, в других стояли еще остатки ея высотою с колено или даже в рост человека.

Нужно удивляться, сколько труда пошло на обработку камней и на складывание этой стены, а также городских стен, которыя столь широки, что по ним можно ехать в телеге.

Помимо стены, в верхней части города были устроены на холмах еще многие внешние оплоты и особыя укрепления. Из них два ближайшие к городу еще сохранили тот вид, в котором они построены, и заняты гарнизоном из солдат; они возведены в виде четырехугольников, с очень высокими стенами. Кроме того, вокруг города на холмах расположены построенные из дерева и досок сторожевые дома или караулки. С них можно наблюдать окрестность и издали заметить подходящего врага; в данное время они были заняты стражею.

В городе Дербенте нет, как утверждают некоторые писатели, христиан; здесь живут лишь магометане и иудеи, писавшие себя из колена Вениаминова. Здесь нет особой торговой деятельности, если не считать того, что татары доставляют сюда много краденых детей, а также взрослых турок и русских для продажи; их затем перепродают в Персию.

Солдаты в городе, а также и некоторые из горожан были люди отчаянные и дерзкие, о которых нельзя сказать доброго слова. Казалось, как  будто они нарочно хотели нас взять в драку, точно все еще со времен Ниазабата у них сохранялась злоба. Поэтому послы после богослужения произнесли следующее увещание к свите: «Необходимо тихо и мирно оставаться в своих помещениях и под страхом строжайшего наказания не вдаваться в ссоры с кизилбашами или горожанами, а еще того менее оскорблять их. Если же против ожидания окажется, что кто-либо завяжет ссору с персом, то пусть другие ему не помогают. Лучше пусть пострадает один, чем подвергнется опасности вся свита, как это было с индийцами при прибытии нашем в Испагань. На здешних жителей, как указал мехемандар и как сами мы в достаточной мере могли заметить, нельзя было положиться».

Среди остальных достопримечательностей этого места  по ту сторону города расположено было место погребения  Джюмджуме, о котором персы рассказывали следующую истинную басню, записанную поэтом Физули. Рассказывают, что Эисси  (так персы и турки называют Господа Христа), проходя однажды    этим местом, увидел лежавший здесь череп мертвеца. Так как он желал узнать, что это был за человек, то он попросил Бога, чтобы тот оживил его. Бог услышал молитву Эисси (он много значил у Бога) и оживил человека. Эисси спросил, кто он такой. Тот отвечал: «Я   Джюмджуме, богатый   царь этих земель. У меня был пышный двор и всего было вволю; соли ежедневно уходило в пищу – груз сорока верблюдов. У меня было 40000 поваров, 40000 музыкантов, 40000 мальчиков с жемчужинами в ушах и столько же слуг» (когда  мусульмане желают назвать большую цифру, они, по примеру своего Магомета, обыкновенно пользуются цифрой 40). Потом Джюмджуме спросил: «А ты кто и какова твоя вера?» Христос отвечал: «Я Эисси и владею единою спасающею религиею». Джюмджуме сказал: «В таком случае и я приму твою религию». Но в то же время он попросил Эисси, чтобы тот вновь позволил ему помереть, так как, оставшись без страны и людей, как того легко было ожидать, он не хотел более жить. После этого Эисси вновь позволил ему помереть, и он здесь теперь похоронен. На этой гробнице, недалеко от городской стены,  стоит большое старое дерево и сложена из камня в 5 локтей вышиною и в 8 локтей диаметром площадка вроде сцены, к которой ведут ступени.

По сю сторону Дербента мы застали чрезвычайно много надгробных и могильных плит; их было несколько тысяч штук; они были длиною более человеческого роста, закруглены вроде полуцилиндра и выдолблены так, что можно было лежать в них; на них были высечены арабския и сирийския письмена. Об их могилах жители рассказывали следующую историю. Жил будто бы в древние времена, однако уже после Магомета, в Индии царь по имени Кассан, по происхождению из нации окус, живущей за Эльбурсом в Табессеране, где теперь много-много живет иудеев. У него была ожесточенная битва с дагестанскими татарами, которых они зовут лезги, в этом самом месте. Он победил их, убив несколько тысяч человек; могилы наиболее знаменитых из убитых он велел выложить могильными плитами такого рода и такой формы, как показано на прилагаемом рисунке. Среди других мест погребения еще особое, окруженное стеною, находилось в сторону моря. Здесь лежали рядом сорок подобных, длинных, огромных надгробных плит и были водружены многие флаги. Персы называют это место погребения джилтенан, а турки и татары – керхлер. Здесь, как говорят, погребены 40 князей, святых мужей, погибших в той же битве; персы и татары ежедневно приходят сюда молиться. Прежде здесь учреждена была выдача богатой милостыни. Теперь же это место стережет лишь один старик, живущий здесь; он сам живет милостынью от тех, кто приходит для посещения могил.

Я видел, как сюда прибыли 50 татар: мужчин и женщин. Когда праздновалось жертвоприношение Аврама, они пришли к керхлеру, чтобы по своему обычаю принести жертву. Они шли друг за другом, целовав надгробные плиты, держали руки над ними и молились.

Эмиль Салимов

Фото Игоря Стомахина/ Strana.ru

Статьи из рубрики «Общество»