03:00 | 17 августа, Пт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

«Я оставляю вам наследство, какого сам не получал …»

Имаму Шамилю – 220 лет
A- A+

Кажется, все известно о предводителе горцев Шамиле. Но даже спустя более чем двести лет мы, современники XXI века, узнаем о нем немало новых сведений, о том, что содержится в документах, находящихся в различных частных коллекциях, переписке его наследников, соратников, волею судьбы оказавшихся за пределами родины.

Мой собеседник – Юсуп Дадаев, известный ученый, профессор ДГУ, автор более ста научных трудов, исторических романов, повестей, среди которых «Столицы Шамиля», «По тропам Шамиля», «Ахульго – боль моя» и многие другие. Автор популярных изданий – не просто «шамилевед», он из тех одержимых, кто с рюкзаком за спиной без устали исходил горными тропами более тысячи мест, городов и сел Чечни и Дагестана маршрутами Шамиля. Не раз бывал на месте пленения Шамиля – в Гунибе, в Калуге, где имам жил продолжительное время. Можно сказать, что знает профессор о личности Шамиля все. Но сам Юсуп Дадаев уверен в том, что многое из биографии великого дагестанца все еще остается исторической тайной, а значит, вне поля зрения современников.

Все равны перед Богом

Интерес к жизни Шамиля столь велик, что его биография вновь и вновь пополняется новыми фактами, а сведения о судьбе великого имама со временем приобретают все более яркие, насыщенные краски, наполняющие его портрет иными, отличными от прежних, акцентами, эмоциональной гаммой, более чувственной, лиричной, что сам Шамиль предпочитал скрывать, не переставая быть нежным сыном, братом, мужем и отцом. Его образ, представая перед современниками нового века, воссоздается как образ реформатора, проповедника, философа, полководца, имама Чечни и Дагестана. Но мало кто знает, что имам одним из первых обязал горцев беречь леса, уравнял женщину в правах с мужчиной, давая ей право на наследство; он же заявил о том, что все равны перед богом, тем самым признавая единобожие. И таких фактов в жизни удивительного человека было предостаточно.

К сожалению, в горном крае не осталось его прямых потомков. В силу разных причин они обосновались там, где пришлось жить семье Шамиля, его детям, внукам и правнукам. Следы их пребывания можно найти в Турции, Иордании, Саудовской Аравии, в том числе в Медине, где и были похоронены великий имам и его любимая жена Шуанат.

Многое из того, о чем шел разговор с Юсупом Дадаевым, касалось знаменитой битвы под Ахульго, где погибла одна из жен Шамиля Джавгарат, бросившись с огромной высоты вместе с двухлетним сыном Сагидом в ледяной поток горной реки. Похоронить их удалось спустя длительное время. По воспоминаниям современников Шамиля, они обнаружили их тела у подножия Ахульго, под камнями в мокрой глине, которую нанесла речная вода во время разлива. Мать и сын сохранились, словно живые. И это еще одно из чудес, происходивших в семье великого имама.

Трагичной оказалась судьба старшего сына Джамалудина, оказавшегося после Ахульго царским заложником. Получив блестящее образование, он находился в когорте элитных военных царского двора, сделал прекрасную военную карьеру. Первый сын Шамиля получил имя в честь духовного наставника и учителя шейха Джамал-ад-дина Гази-Кумухского, имевшего огромное влияние на Шамиля. Он обладал незаурядными способностями, был известен своей необыкновенной храбростью, прославился на военном поприще. Волею судьбы сын «не оправдал» надежд отца.

Слово генерала

Известный дагестанский уче­ный, историк Хаджи Мурад Доного так пишет о судьбе Джамалудина: «Драматические события на Ахульго в 1839 году сломали молодую жизнь мальчика. Командующий экспедиционным отрядом генерал-лейтенант Павел Граббе надеялся быстро покорить твердыню, но отчаянное сопротивление защитников Ахульго нарушило планы военачальника. И после нескольких труднейших штурмов аула он решил приступить к переговорам, предложив Шамилю выдать в заложники своего старшего сына, после чего он, Граббе, прекратит военные действия. Видя угрожающее положение защитников Ахульго, имам согласился отдать в аманаты сына, будучи уверенным в том, что генерал сдержит свое слово и отведет войска от укрепленного аула, тем самым измученные долгой осадой защитники крепости были бы спасены. Но генерал слово не сдержал».

Вместе с тем сыну Шамиля была оказана высокая честь быть представленным царю Николаю Первому, определившему его в первый Московский кадетский корпус, а позже в кадетский корпус в Царском Селе, где он получил прекрасное образование, в том числе и военное: артиллерия, фортификация, фехтование, верховая езда. Джамалудину разрешили носить кавказский костюм,сохранять веру, считая, что религия – дело совести каждого человека. Со временем удачная военная карьера обернулась неприятной коллизией. Шамилем было предложено обменять Джамалудина на княгинь Чавчавадзе и Орбелиани, фрейлин двора императрицы Александры Федоровны. И жизнь «нового горца» на родине не заладилась. В скором времени он умер от туберкулеза, хотя многие полагали, что он так и не смог быть полезным отцу, получив светское воспитание в России и оказавшись «чужим среди своих».

Смерть как спасение

Другой сын, Гази-Мухаммад, большую часть жизни находился рядом с отцом. Будучи ребенком, шестилетний горец был ранен в битве за Ахульго, мужественно перенеся все тяготы страшной осады: «Смерти больше не избегали, а искали как высшего блага, как скончания всех мук и пыток … Шамиль не был исключением … Он страдал и мучился не из-за себя, не за своих, а из-за общего дела, за всех правоверных сородичей … Со своим младшим сыном Гази-Мухаммадом он не раз выходил на открытую площадку, заливаемую непрерывным потоком осколков орудийных снарядов, и долго стоял здесь в ожидании смерти для обоих».

Гази-Мухаммад отличался необычайной мудростью, тактом. И его любили так, что соседние с селом Карата наибства, где он был наместником Шамиля, просили, чтобы он взял на себя управление ими.

Гази-Мухаммад находился вместе со своим отцом до последнего дня сначала в Гунибе, позже в Калуге. Он не пожелал, как его младший брат Мухаммад-Шафи, поступить на царскую службу, «не имея желания учить русский язык».

Особо не доверяя ему, царское правительство не разрешило сыну вместе с отцом отправиться в Мекку. Не простив этого, Гази-Мухаммад, посетив могилу Шамиля в Медине, после длительных хлопот отправился в Турцию. «В чине дивизионного генерала он командовал крупными войсковыми подразделениями в русско-турецкой войне 1887 года».

По сведениям Доного, первой женой Гази-Мухаммада была Керимат, дочь известного шамилевского наиба Даниял-бека, султана Элисуйского. К сожалению, детей у них не было. В мае 1862 года Керимат скончалась от чахотки в Калуге. Его вторую жену звали Кистаман, она являлась дочерью известного в Дагестане горца Даудилава из Чоха, а ее брат Мухаммад-Фазиль впоследствии состоял на военной службе у турецкого султана вместе с Гази-Мухаммадом. В 1864 году в Калуге у Гази-Мухаммада родилась дочь Нафисат, прожившая недолго. В этом же году родилась еще одна дочь, которую назвали Эмире Нафисат. Отец отдал ее замуж в 15 лет за фельдмаршала Шхапли Осман Фарид Пашу, генерал-губернатора г. Медины, от которого родилось 15 детей. Некоторые из потомков проживают в Турции.

Просветитель

Мухаммад-Шафи был женат на дочери известного чохского наиба Инкав Хаджи. У Аминат родился сын, который умер в двухлетнем возрасте. «Мухаммад-Шафи являлся отцом троих детей. Старший сын Мухаммад-Захид родился в 1868 году, и матерью его была Джарият из села Кумторкала. Мухаммад-Шафи жил в Санкт-Петербурге и Москве, основал журнал для детей «Воспитание малолетних», организовал татарскую школу. Потомки Мухаммад-Захида проживают в настоящее время в Москве. И это сейчас единственная родословная ветвь по мужской линии имама Шамиля». Последние годы жизни Мухаммад-Шафи прошли в Казани, куда он был определен на службу. Здесь он женился на дочери потомственного почетного гражданина Апакова Биби Марьям. В 1887 году у них родилась дочь Патимат-Захрат, вскоре вторая – Нафисат. Девочки окончили Смольный институт. Патимат вышла замуж за инженера Магомед-Али (Махача) Дахадаева, известного дагестанского революционера, но этот союз просуществовал недолго. Второй раз она вышла замуж за Мамака, выходца из Кафыр-Кумуха. Их единственная дочь Наида рано осталась без родителей, жила и воспитывалась у своего дяди по отцу Басира Алиева.

Как известно, Махач Дахадаев после развода с Патимат просил руки ее сестры Нафисат, на что получил согласие. После смерти мужа она вышла замуж за боевого офицера Сулеймана Кугушева. У них родился сын Энвер, участник Великой Отечественной войны, защитник Сталинграда, инвалид войны, кавалер двух орденов Славы, жил и работал в Ленинграде, был прекрасным мастером-краснодеревщиком, затем переехал в Баку. Его сын Игорь проживает в настоящее время с семьей в Санкт-Петербурге, а дочь Эльмира – в Сирии.

Судьба младшего сына

Сведений о последнем сыне Шамиля сохранилось немного. «Мухаммад-Камиль прожил за пределами Дагестана, России. Судьба распорядилась так, что сын имама ни разу не побывал в Дагестане. Мальчику было всего шесть лет, когда семья Шамиля отправилась в Аравию. А уже после смерти имама Гази-Мухаммад взял его на свое попечение, тем более что мать мальчика Заи­­дат вскоре скончалась. Оставшиеся члены семьи переехали в Турцию и жили в Стамбуле. Известно только, что Мухаммад-Камиль поступил на военную службу, был на хорошем счету, являлся кавалером ряда турецких орденов и вышел в отставку в чине генерала турецкой армии. Похоронен он рядом со своей женой и детьми на кладбище «Караджа Ахмед» в Стамбуле. Трое его детей так и не дали потомства, и поэтому следует считать, что ветвь младшего сына имама из родословного древа Шамиля прерывается».

Самым известным, по мнению Доного, считается Мухаммад-Саид, один из основателей Северо-Кавказского культурного центра «Фонд образования и культуры им. Шамиля» в Турции, которому он завещал свою богатейшую библиотеку. Что же касается дочерей имама Шамиля, то никто из них не дожил даже до тридцатилетнего возраста и, кроме старшей Нафисат, не оставил потомства.

Нафисат, Патимат, Нажават, Сапият, Баху-Меседу. Сверкнув, словно солнечный луч на небе, они оставили после себя добрые воспоминания и светлую память.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Имаму Шамилю – 220 лет»