22:00 | 12 декабря, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

С носа пар, колёса сзади

Газета «Горцы»
1 2
A- A+

Из дневника В. А. Зевеке: «20 июля (2 августа) до 7 часов вечера простояли в Бергене. Весь день погода была ненастная, моросил дождь. Здесь мы узнали об объявлении Германией войны России; так как позиция Англии ещё не была известна, то положение наше казалось очень неприятным; мы думали, что часть германского флота пойдёт на Архангельск и по пути захватит всю нашу флотилию. Всё-таки решено было идти до Тромсё. В Тромсё мы с жадностью набросились на газеты. Здесь мы узнали, что Англия объявила войну Германии, и поэтому перестали бояться за участь нашей флотилии: германский флот не будет дробиться перед превосходящим его английским флотом и не пойдёт на север в нашу сторону. Из газет же мы получили объяснение одному явлению во время нашего путешествия до Тромсё. Дело в том, что когда мы проходили мимо какого-нибудь поселения, жители громадной толпой выходили к берегу и пристально рассматривали наши пароходы. Оказалось, что наши пароходы были приняты за германские миноносцы: мы шли под германским флагом, все четыре парохода были окрашены однообразно, шли в кильватер, по постройке длинные, низкобортные и однотипные, они действительно напоминали собой миноносцы; бугшприты были приняты за минные аппараты. В помещённых в газетах телеграммах из тех городов, мимо которых мы проходили, так и говорилось, что прошли к северу четыре германских миноносца. В ближайшие дни выяснилось, что почти все германцы из наших команд призывались на военную службу; оставалось только несколько человек, свободных от службы, но они не пожелали ехать дальше, чтобы не попасть в плен. Никому не хотелось идти на войну, все возмущались ею, многие проклинали своего кайзера. Всем хотелось продолжать так хорошо начавшееся путешествие и заработать деньги. Надо отдать справедливость, команды были образцовые, они с любовью относились к делу, всё было выхолено, вычищено, содержалось в образцовом порядке, пароходы блистали чистотой. Приходилось нанимать новую команду из норвежцев… С почтой мы получили гамбургские газеты, из которых узнали, что 18 (31) июля, то есть на следующий день после ухода наших пароходов из Куксхафена, германскими властями уже был запрещён выход судов из этой гавани в море; таким образом, наши пароходы совершенно случайно успели уйти из Германии, останься они ещё часов шестнадцать – их бы не выпустили…»

Ольга Наумова:
– Книга «Славная фамилия Зевеке. Династия. Фотоальбомы Василия Зевеке» будет интересна не только россиянам, там говорится и о Германии, и об Америке. Я подготовила её в соавторстве с Верой Тарасовой.
Основатель нижегородской династии – Альфонс Александрович Зевеке – приехал в Нижний в середине 1860-х годов. К тому времени это был уже человек с богатой биографией.
Родился он в немецкой семье в Риге в 1822 году. С детства его влекло море, и после окончания штурманского училища он служил шкипером на судах Балтийского коммерческого флота, которые совершали рейсы между Россией и Англией. Он прекрасно владел немецким, французским и английским языками, сумел установить связи с судоходными компаниями. Это ему пригодилось впоследствии.
Альфонс Зевеке участвовал в весьма опасном морском путешествии. По одним источникам – кругосветное плавание, по другим – участие в прокладке кабеля через Атлантический океан. Книга Артура Чарльза Кларка «Голос через океан» была у Альфонса Зевеке настольной. Судно, на котором он плыл, попало в сильнейший шторм и потерпело кораблекрушение. Спаслись всего четыре человека. Впечатления от этой трагедии остались у него на всю жизнь, и значительно позже, в одну из поездок из Нижнего Новгорода в Англию, он заказал некоему английскому художнику картину на эту тему. Имя художника нам не известно. В Нижнем Новгороде Зевеке решил заняться речными пароходами.
Мы ему обязаны тем, что на Волге впервые появились комфортабельные пассажирские суда. Именно Альфонс Зевеке привёл на Волгу колёсные пароходы. Для этого он отправил своего старшего сына в Америку. Тот привёз из «штатов» чертежи и даже специалиста.
На Сормовском заводе был впервые построен пароход, названный «Переворот», который, по сути, совершил переворот в Волжском судоходстве. На других реках не существовало таких пароходов.

«Современному читателю легко представить их по фильму «Волга-Волга». Там главные герои путешествуют точно на таком же пароходе и распевают песенку:
Америка России подарила пароход:
С носа пар, колёса сзади,
И ужасно, и ужасно,
И ужасно тихий ход…».

Почему же именно эти суда решил строить предприимчивый Альфонс Александрович?
Дело в том, что в результате засухи Волга сильно обмелела, и новые плоскодонные пароходы прекрасно решали проблему проходимости судов. К тому же пароходы Зевеке имели закруглённую носовую часть, а это способствовало лучшей обтекаемости судов.

Дача на Волге

Постепенно пароходство расширялось, судов становилось всё больше, и он стал ведущим пароходчиком на Волге. Сормовские суда очень ценились и использовались купцами как своеобразная «дача». Корабли имели тихий ход и были очень комфортными. Пароходы оказались самым популярным транспортом для прогулок и путешествий, на них проходили праздники или увеселительные мероприятия.
Богатые россияне на пароходах ценили комфорт: отделка кают, различные удобства. Пассажиры 3-го класса – самые бедные люди, которым нужно было куда-то переезжать, и они брали самые дешёвые места. Альфонс Александрович умело использовал свои конкурентные преимущества. Для пассажиров этого класса он устроил на своих пароходах крытые палубы с удобными скамейками для ночлега. Все пароходные общества обратили внимание на бедный люд, который раньше вынужден был то мёрзнуть на палубах под открытым небом, то страдать от духоты под низкими железными навесами, раскаляемыми солнцем в жаркое время. Такие улучшения проводились без увеличения платы за проезд. Он много ввёл того, что уже потом взял на вооружение российский пассажирский флот.
Эту книжку можно назвать и фотоальбомом: здесь много фотографий. Мы рассказываем об Альфонсе Зевеке и его замечательных сыновьях.
Мне повезло, я дружила с учёным Александром Васильевичем Зевеке – у него находился архив семьи, который никому не показывали, скрывали. К сожалению, он уже четвёртый год как ушёл из жизни.

Справка:
Александр Васильевич Зевеке – доктор биологических наук, заведующий ЦНИЛ НижГМА (1993–1998), действительный член Нью-Йоркской академии наук, член-корреспондент ЕА АМН, ветеран Великой Отечественной войны. Родился в Н. Новгороде в семье служащего.

Он был внуком Альфонса Александровича. Его отец – младший сын основателя – был замечательным конструктором кораблей на Сормовском заводе и фотографом. Но об этом я расскажу позже.

Это наш дом

Получилось так, что во время Великой Отечественной войны он пострадал из-за своих немецких корней: его уволили с завода, и буквально месяца через три он умер от инфаркта. В семейном архиве хранились не только фотографии, но и живописные полотна с пароходами, сценами кораблекрушений.
Я могу вам рассказать трогательную историю. У Альфонса Зевеке был замечательный двухэтажный особняк с садом и фонтаном во дворе. Когда произошла революция, дом конфисковали. О дедовском доме Александр Васильевич Зевеке узнал, когда ему было 5 лет. Отец подвёл его к этому особняку и сказал: «Смотри внимательно. Этот дом – твой, этот дом – наш, мы здесь жили». Каждый раз, вспоминая этот эпизод, он чувствовал озноб в теле. Он учился в десятом классе, когда отец умер. Уже повзрослев, он отыскал этот дом. Здание перестроили.
Александр Васильевич рассказывал, что в семье у них звучали русский, немецкий языки. А мама была француженка, и часто родители переходили на французский, чтобы дети не узнали то, что они хотят скрыть. Времена были страшные, и родители не рассказывали детям о своём происхождении.
Но было то, чего не скроешь. Откуда у простого советского ребёнка японская железная дорога и другие редкие игрушки?
А это потому, что отец Александра Васильевича был в двух уникальных экспедициях, которые совпали по времени с двумя переломными событиями мировой истории.

«Северная экспедиция».
Июль-сентябрь 1914 г.

Весной 1914 года Управление внутренних водных путей и шоссейных дорог России приобрело в Гамбурге несколько судов для Томского округа путей сообщения. Василия Альфонсовича как одного из лучших специалистов командировали в Германию для приёмки этих судов, их переоборудования и доставки Северным морским путём в Россию.
Было куплено четыре речных винтовых буксирных парохода – «Эрнст Гюнтер», «Гертруда Гилле», «Карл Вальтер», «Мария» – и два мореходных лихтера грузоподъёмностью по 650 тонн – «Шальк» и «Корреспондент». Так как все эти суда были речными, их следовало дооборудовать, сделать достаточно надёжными для морского путешествия в бурную погоду, укрепить их корпуса. Судам предстояло пройти через Северный Ледовитый океан и Карское море к устьям Оби и Енисея.
С самого начала экспедиции он всё записал в своём дневнике и методично фотографировал. В книге «Славная фамилия Зевеке» мы представили несколько этих чудесных снимков и выдержки из дневника.
И вот уже в пути они, эти пароходы, переименовывались на русские имена, потому что имена были немецкие, а война-то с Германией. Это было огромное приключение, и, тем не менее, всё было выполнено.

В Америку.
Январь 1917 – сентябрь 1918

А вторая экспедиция, о которой в книге тоже рассказывается, была совершена в январе 1917 года. Сормовский завод командировал его привезти из Америки два многоковшовых (вскрышных) экскаватора для выравнивания насыпи под строительство железных дорог.
Василий Альфонсович отправился в Сан-Франциско длинным путём по Николаевской железной дороге через всю Россию, Дальний Восток, Японию.
Попав в Америку, он встретил там своих родственников – сводных сестёр от первого брака отца Каролину и Елизавету с их семьями.
Вернулся он в 1918 году, когда уже не было старой России, и никому эти многоковшовые экскаваторы были не нужны. Зевеке добрался до Туркестана, и там ему пришлось оставить один экскаватор. Другой он каким-то невероятным способом сумел доставить в Нижний Новгород. Но он так и остался в разобранном виде на Бору, проржавел со временем и сгнил…
До 1947 года отчёт о поездке в Америку бережно хранился в семье Зевеке. Два больших альбома с фотографиями, блокноты с чертежами и зарисовками экскаваторов и землечерпалок. Однако когда была развёрнута кампания против «низкопоклонства перед Западом», держать такие альбомы дома стало опасно. Документы и фотографии с видами Америки могли послужить поводом к обвинению в антисоветской агитации, и последствия стали бы самыми печальными для членов семьи. Однако стеклянные пластины-негативы бережно сохранил сын фотографа и передал их в фонды Русского музея фотографии и в Архив аудиовизуальной документации Нижегородской области. Большая часть снимков вошла в книгу.

Пароходы пошли с молотка

У Альфонса Зевеке от первого брака было два сына и дочери, в честь которых он называл корабли. Сложилась судьба детей по-разному. Самому главному – старшему сыну от первого брака, которого он посылал в Америку, он и передал права на своё пароходство. Потом жена умерла. И Альфонс Александрович уехал в Англию. Говорят, он был настоящим англоманом. Там он женился второй раз на молодой англичанке. Это был счастливый брак, и на свет появился Василий Альфонсович Зевеке. Несмотря на то, что вторая жена была моложе, она умерла раньше. После её смерти Альфонс Александрович прожил недолго.
Старший сын продолжил дело своего отца. К сожалению, в 1900 году пароходство было продано страховой и транспортной компании «Надежда», потому что оно уже не приносило дохода.
Произошло это по нескольким причинам: и засушливое лето 1890 года, и конкуренция других компаний, которые активно вкладывали деньги в модернизацию флота, используя в качестве топлива нефть, и случившиеся одна за другой катастрофы – затонули пароходы «Колорадо», «Н. Бенардаки», сгорел пароход «Альфонс Зевеке».

Искусство фотографии

Василий Альфонсович после смерти отца благодаря заботам старшего брата получил хорошее образование. Можно сказать, он ни в чём не нуждался. Ещё в гимназии он имел фотоаппарат с разными приспособлениями. Сейчас мы называем это автоспуском, а тогда это было ещё чрезвычайно дорогой новинкой. Он экспериментировал с фотографией, и в книгу вошло много интересных снимков, которые нужно расшифровывать.
Вот, например: молодой Василий Альфонсович едет на велосипеде, и кажется, что он запечатлён в момент съёмки. На самом деле мы доказываем в нашей книжке, что он имитирует езду. Он соскакивал, наводил фотоаппарат, регулировал автоспуск, потом снова вскакивал на велосипед и крутил педали, как будто он в движении.
Он был настоящим фотографом, делал качественные снимки и был членом Русского фотографического общества. У нас принято считать профессиональными фотографами тех людей, которые зарабатывают этим делом. Василию Альфонсовичу этого было не надо, он был обеспеченным человеком.
Книга «Славная фамилия Зевеке» издана в 2015 году и вышла тиражом 3000 экземпляров.

Планы издательства

В Нижнем Новгороде были и другие интересные династии. Прежде всего, конечно, купцы Рукавичниковы, которые прославились своей благотворительностью. Я сама недавно узнала, что Иван Николаевич Рукавичников субсидировал строительство трёх залов музея имени Пушкина в Москве, и один из залов назывался в честь него. Или династия Бугровых. Основатель был очень богатым купцом, он поставлял хлеб для всей царской армии. И, когда царь должен был принять у себя в палатах двух человек, например губернатора и Бугрова, он в первую очередь принял бы Бугрова, а уже потом губернатора. Бугров был старообрядец и свято соблюдал заповедь, по которой каждую десятую часть своего дохода надо отдавать на благотворительность. Так он всегда и делал.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»