Сетевое издание «Дагестанская правда»

22:00 | 11 апреля, Вс

Махачкала

Weather Icon

В противовес экстремизму

A- A+

Не иначе как системным явлением не назовешь терроризм, экстремизм, с которыми приходится бороться, не рассчитывая, что вот так враз возможно одолеть отлаженный механизм, работающий на разрыв сознания, устоявшихся представлений традиционного государства, оказавшегося неготовым в начале 90-х противостоять массированной атаке Запада, превратившего обыкновенный бандитизм в борьбу с новыми ценностями, религией, оказавшейся заманчивой идеей, беспроигрышным вариантом в большой политической игре.

Связка террор – джихад оказалась жизнеспособной и не просто прижилась, но стала стартовой площадкой для западных идеологов, просчитавших пробелы в религиозной составляющей и превративших религиозную идеологему в зловещую доминанту войны, в тот самый джихад, когда в молодом поколении начали проявляться протестные настроения, приведшие к вооруженному противостоянию с собственной страной. СКФО оказался лакомым куском, именно здесь разыгрывалась кавказская карта, апробировались всевозможные виды информационной войны, противодействия внутри общества, наконец-то получившего вожделенную свободу совести, но растерявшегося, не имея той теологической осведомленности, что позволяла бы вести диалог, противопоставляя идеологии джихада коранические ценности, не приемлющие насилия, навязывания своих представлений, фундаментализма как течения, трактующего ислам как ортодоксальную религию.

Так что же должно стать религией мира, что объединит, а не разобщит общество? На эту тему мы говорим с экспертом, членом ОП РД Айтемиром Сатираевым.

– Айтемир Сайханович, как, с вашей точки зрения, можно отделить умеренный ислам от ортодоксального, чтобы привести его к общему знаменателю, не противопоставляя, но проповедуя как религию мира, что объединяет людей, а не разобщает, превращая в клонов, злых, беспощадных, разделяющих мир на черное и очень черное?

– Терроризм, экстремизм – модифицированное системное явление, с которым нам пришлось бороться в 90-х, на тот момент не представляя, какую угрозу таят в себе виртуальные сайты, сворачивающие мозги главным образом молодому поколению. Со временем, меняя технологии по обработке сознания, идеологи терроризма, джихада, давшие жизнь запрещенным в нашей стране военизированным организациям, помимо обработки сознания, обрушили в ряде мусульманских стран существующие режимы, взяв под контроль углеводородные ресурсы.

В нашей стране, в СКФО движение террористических структур не просто усилило этнорелигиозный терроризм, но создало почву для протестных настроений, характеризующих на тот момент крайне нестабильную экономику, учитывая психологическую поддержку со стороны части местного маргинального населения. Это обернулось большой бедой. И стоит напомнить, что за период безвременья выросло несколько поколений, умеющих только воевать. Именно тогда, в пресловутые постперестроечные, были созданы предпосылки для внушения собственной исключительности, нации, религии.

В те годы сформировалось и мировоззрение «борца за справедливые идеалы», некоего ортодокса со своими убеждениями, в которых нет места пощады мнимому противнику. Потенциальные экстремисты были ориентированы на силовые методы борьбы. И каждый из нас помнит, с какими проблемами столкнулись тогда многие дагестанские семьи, дети которых уходили в леса, и не всегда это были выходцы из социально незащищенных слоев общества. Среди них находились и люди среднего возраста, и молодые из вполне благополучных семей.

Но именно тогда многие дагестанцы пришли к мысли, что нельзя самостоятельно бороться со свалившейся на голову бедой. И только сообща, проводя сходы, привлекая уважаемых людей села, района, города, можно образумить потерявшееся в путах терроризма, экстремизма молодое поколение. Да, многое мы сумели предотвратить. Но и сегодня наблюдаем то и дело вспыхивающие очаги терроризма, то есть вербовку новых членов диверсионных групп. И противодействие экстремизму, терроризму является одним из приоритетных направлений как правоохранительных органов, так общественных организаций. Ведь задействованность международных субъектов политического процесса в этом свидетельствует, что противоборствующий международный терроризм настойчиво стремится поставить под сомнение суверенитет России, пытаясь из раза в раз всеми возможными способами ослабить этот регион, насаждая здесь чуждые представления и взгляды, пытаясь таким образом спроецировать иную религию, иную культуру, все то, что характеризует мировую глобализацию.

– В обществе идут дискуссии, какую поведенческую модель можно этому противопоставить, какой знак равенства можно поставить между советской идеологией патриотизма и современной России, какой смысл должен вкладываться в слово патриотизм.

– Патриотизм не праздное слово, это нечто большее, что связывает тебя с домом, где ты родился, школой, которой закладываются в нас первые представления о духовно-нравственных идеалах. Ты постигаешь произведения, прославляющие твою страну, героев, ценою своей жизни защищавших мать, Родину, порог родного дома. И все это должно носить системный характер и работать на опережение, что нам не всегда удается, поскольку финансирование Западом, ближневосточными идеологами террористических организаций более чем внушительное. Если вспомнить, то именно в постперестроечные годы, когда оказались ослабленными идеологические институты, стремительно форсировались сети боевых джамаатов. И наступил тяжелый период в жизни дагестанцев, когда люди почувствовали себя незащищенными, а сотрудники правоохранительных органов гибли как на войне в борьбе с террористами, по большей части своими согражданами.

Можно согласиться, что сегодня ситуация приобрела качественно иной характер. Количество террористических актов практически сведено на нет. Но это не означает, что поставлена точка в нехорошей истории. Нет, надо понимать, что вербовка в спящих ячейках перешла в виртуальную плоскость и радикалы – это как та же пандемия, искоренить которую невозможно: они притаились, они ждут возможности для применения силы. Но можно научиться бороться с ней, со временем превратив в обычное респираторное заболевание.

Еще хотел бы обратить внимание: исламский радикализм рассматривается традиционными мусульманами как нечто неприемлемое. И Дагестану за тяжелые десятилетия пришлось потерять немало имамов, боровшихся с джихадом, фундаменталистами, растолковывая людям, что ислам миролюбивая религия, не приемлющая насилия, не навязывающая своих постулатов, отказывающаяся воевать с теми, кто придерживается иных взглядов.

Просвещенческие идеи ведь существовали в исламе во все времена. Если обратиться к истории, то можно убедиться, что именно в религиозных учебных заведениях учили геометрии и астрономии, физике и химии, прикладным наукам. И сегодня нам, дагестанцам, необходимо пропагандировать как в светских, так и в исламских учебных заведениях традиционную культуру, народное творчество, рукотворные ремесла – все, что связано с природой народов, этническим своеобразием. Все эти составные и создают особое настроение, рождают ощущение родной земли, чувство ответственности за нее.

Вообще же, должен сказать, многое западными идеологами черпается как раз из народных источников. И та же интернационализация боевых джамаатов в свое время оказалась лучшим тому доказательством и сигналом, что борьба со светскими институтами ведется с привлечением разнородных по составу организаций, проживающих в полиэтничной среде. Но, несмотря на все уловки, методологическую обработку сознания, исторические параллели на протяжении веков характеризуют Дагестан как традиционно приверженный пророссийский регион, в 99-м доказавший, что южные российские рубежи под надежной защитой.

Что еще необходимо. На мой взгляд, поднимать авторитет учителя. Об этом много говорят, но реальные шаги не предпринимаются. А не стоит забывать, что фигура педагога всегда вызывала уважение, он нес знания, учил быть гражданином и человеком, и его мировоззрение складывалось из истин, что черпались из образов русской литературы, народных классиков, давая возможность подрастающему поколению познавать большой мир, открывая окно в мир знаний. И это важно и сегодня.

– Какие общественные организации, по-вашему, должны стать выразителями современной российской доктрины? На чем должна основываться воспитательная функция нового поколения россиян?

– Уникальным проектом считаю «Бессмертный полк». Это неизбывная связь поколений, память, то, что мы не должны никогда забывать подвиг отцов, дедов и прадедов. И это составная патриотизма. Что же касается ТОКСа, то эта детская организация, аналогов которой нет в нашей стране, настоящая школа мужества, школа подвига во имя Родины. Уверен, что и семья, и школа, и вуз – важнейшие институты, которые и должны стать линейкой гражданственности, духовного родства, рождающего чувство любви к Родине, ее историческим памятникам, верность кодексу чести горцев, в котором прописано, как нужно жить, любить, трудиться и ценить родную землю, скалы, на которых сажались благодатные сады, а землю носили на спине, чтобы на причудливых террасах сажать то, что кормило, придавало пище особый вкус родины. Вот это и есть любовь к Отчизне.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»