Подводник из Дагестана

Победители
A- A+

Великая Отечественная война стала тяжелым испытанием для советского народа. Многие воины-освободители отдали свою жизнь за победу, а те, кто вернулся домой, стали живым примером героизма и бесстрашия. Один из них Загир Загиров.

Загир Гаджиевич родился 22 ноября 1922 года в с. Гели ныне Карабудахкентского района. После окончания 7 класса средней школы поступил в Буйнакское педагогическое училище, а по его окончании с 1 сентября 1940 года стал обучать знаниям школьников Дахадаевского района.

Однако через полгода после вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз 19-летнего дагестанского юношу призывают на службу в ряды Красной Армии. После распределения Загир оказался в учебном отряде подводного плавания им. С. М. Кирова, который базировался в Ленинграде. Затем его направляют в первый дивизион больших подводных кораблей 1-й Краснознаменной Севастопольской бригады Краснознаменного Черноморского флота, где он был зачислен в экипаж подводной лодки «Д-4» («Декабрист»).

***

Влившись в новый для себя коллектив, Загир узнал, что на счету подлодки было уже 4 потопленных вражеских корабля, а также нанесение большого ущерба крупному немецкому транспорту. Помимо боевых действий на море «Д-4» в 1942 году совершала опасные рейсы в осаждённый немцами Севастополь, куда перевозила на своём борту медикаменты, боеприпасы и горюче-смазочные материалы. Экипаж вывозил из города и раненых бойцов, стариков, женщин и детей. Притом все эти операции проводились прямо под носом у гитлеровцев.

«3 декабря 1942 года к нам на лодку привели 9 человек в штатском. Когда мы вышли в море, командир рассказал, что эти люди – болгарские революционеры, которым мы должны помочь добраться до их родины. Когда подлодка прибыла в заданный район, на море была плохая видимость, так как шёл сильный снег и дул холодный, пронизывающий ветер. Болгар было решено доставлять на берег на надувной резиновой шлюпке в сопровождении 4 советских матросов и офицера, в числе которых оказался и я. Учитывая погодные условия, мы сразу же промокли насквозь, причём не спасали и резиновые комбинезоны. К тому же мы очень сильно замёрзли. И вот в таких суровых условиях нам всё же удалось добраться до берега, высадить новообретённых друзей и вернуться на подлодку», – вспоминал Загир Гаджиевич.

Далее советская лодка направилась к турецким берегам, где должна была нести вахту южнее пролива Босфор.

«В задачи, поставленные командованием перед экипажем, входило обнаружение и уничтожение вражеских кораблей. «Д-4» шла в заданный район в надводном положении, а море тем временем продолжало штормить. Неожиданно вахтенный офицер забил тревогу, так как совсем рядом с нашей подлодкой проплывала турецкая шхуна, мы не заметили ее из-за плохой видимости. На нашем судне была объявлена боевая тревога, обнаруженный корабль был потоплен артиллерийским огнем. Немногим позднее южнее Босфора нами были обнаружены несколько судов противника, находившихся под охраной двух сторожевых кораблей. Открыв по ним огонь, мы сумели два корабля потопить. Корабли охраны тем временем успели выпустить осветительные ракеты, однако благодаря тому что наша подводная лодка уже успела погрузиться на солидную глубину, мы оказались вне досягаемости их орудий», – рассказывал фронтовик.

Вскоре он был отправлен в краткосрочный отпуск. По возвращении на службу Загир узнал, что во время его отсутствия «Д-4» и её экипаж погибли, подорвавшись на одной из морских мин.

Потом была лодка «С-31» («Сталинец»), на боевом счету этого судна 5 потопленных кораблей противника. С новым экипажем Загиров участвовал в боевых походах по освобождению от врага Новороссийска, высадке десанта в Феодосию, в освобождении румынского города Констанцы.

***

В Дагестан Загир Гаджиевич вернулся в мае 1948 года. За мужество и отвагу, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, был удостоен ордена Отечественной войны II степени, ордена Красной Звезды, благодарностей Верховного Главнокомандующего.

После демобилизации работал инструктором организационного отдела Совета Министров республики.

«Я работал на мирном поприще с большим энтузиазмом. Рядом со мной в орготделе были такие же защитники Родины, вернувшиеся с фронта. Помню старшего лейтенанта Набиюллу и майора по имени Магомед. Мы все очень соскучились по мирному труду и старались работать, не жалея сил», – делился Загир Гаджиевич.

Вскоре его перевели в Карабудахкентский район на должность заведующего местным отделом культуры. Работал здесь до 1952 года. В 1954-м году 3. Загиров окончил двухгодичную областную партийную школу и стал сначала заведующим орготделом, а затем и секретарем Карабудахкентского райкома КПСС.

В 1958 году он переехал в Каспийск, где до ноября 1963 года работал заместителем начальника по кадрам и быту треста «Кас­пийскспецстрой».

«Как раз в это время проводился набор руководящих работников на всесоюзную стройку Чиркейгэсстрой. И руководство республики направило меня на эту стройку в должности председателя объединённого стройкома», – вспоминал фронтовик.

***

Многочисленные Почётные грамоты райкома КПСС, обкома партии, Совета Министров РСФСР говорят о том, как трудился в мирные дни прославленный моряк-черноморец. За период работы в Чиркейгэсстрое Загир Гаджиевич принял немало делегаций из социалистических стран: Болгарии, Польши, Румынии, Чехословакии, Германии, Монголии, а также соседних республик и краев: Армении, Азербайджана, Грузии, Чечено-Ингушетии, Ставрополья, Краснодарского края.

Загиров неоднократно избирался членом бюро райкома КПСС, депутатом районного и городского Совета депутатов трудящихся. С супругой Сапият, у которой, к слову, тоже немало медалей за ударный коммунистический труд, они вырастили и воспитали двоих детей, подаривших им пятерых внуков.

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Победители»