Сетевое издание «Дагестанская правда»

13:55 | 06 декабря, Вт

Махачкала

Weather Icon

Как модернизировать дагестанское общество?

A- A+

Вопрос, вынесенный в заголовок статьи, имеет принципиальное значение. Модернизация – столь масштабный и глубокий процесс, что вряд ли кто сегодня возьмется назвать ее закономерности и пути осуществления. В конечном счете, это может показать только практика. Но поскольку Россия определила «дорожную карту» модернизации, выделив пять направлений технологического прорыва и пути их осуществления, то Дагестану важно выявить свои приоритеты.

Инновационная модернизация для нас – новое явление. Что касается развитых стран, то они имеют более чем полувековой опыт технологического развития. И сегодня, определяя приоритеты развития, нам важно изучить их опыт, рассмотреть общие закономерности перехода от индустриальной стадии к постиндустриальной. Хотим мы того или нет, они будут проявляться в практике модернизации России и Дагестана. Таковы особенности общих закономерностей. Хотя, конечно, модернизация будет иметь и конкретные закономерности, обусловленные местными условиями.

Инновационная модель — современная системообразующая основа мировой системы, на базе которой она воспроизводит себя и свои структурные элементы, то есть национальные государства и международные структуры. Иначе говоря, переход к инновационным формам — это неизбежный, закономерный процесс мирового развития. В той или иной форме эта закономерность проявляется во всей системе и в ее структурных элементах. Так развиваются системы вообще.  

Технологический прорыв развитых стран – результат жесткой конкурентной борьбы. Сосредоточив интеллектуальные, финансовые, природные ресурсы на решающих направлениях научно-технического прогресса, они еще в 50-60-е годы прошлого столетия совершили научно-техническую революцию и создали технологический уклад, ядром которого явились такие отрасли экономики, как электронная промышленность, программное обеспечение, технологии переработки информации, производство средств автоматизации и телекоммуникаций, авиакосмическая промышленность и т.д. Этот уклад достиг предела своего устойчивого развития к 2000 году, о чем свидетельствует нынешний мировой финансовый кризис.

Сегодня складывается воспроизводственная система нового технологического уклада, основными составляющими которого являются нано- и биотехнологии, системы искусственного интеллекта, производство материалов с заранее заданными свойствами, глобальные информационные сети и т.д. Происходит интеллектуализация всего цикла производства и переход к непрерывному инновационному процессу.

Формирование технологического уклада – важнейшая закономерность инновационного развития. И мы, приступая к модернизации своей экономики, должны исходить из этой закономерности. 
В России создается инфраструктура национальной инновационной системы – научно-исследовательские центры, технопарки, венчурные фонды, бизнес-инкубаторы, кластеры, госкорпорации по развитию прорывных технологий и т.д. Как отмечает заместитель Минэкономразвития РФ А.Н.Клепач, доля предприятий, осуществляющих технологические инновации, в 2007 году составляла 13 процентов. Хотя это не так много для такой страны, как Россия.

Отдельные структурные элементы инновационной экономики имеются и в нашей республике. По данным экспертов, около 11 процентов дагестанских предприятий относятся к инновационно ориентированным.

Однако нашей стране не удалось свести элементы инновационной системы в единое целое. Причин тому множество. Первая – отсутствие связи науки с бизнесом, рынком и производством. Вторая – отсутствие внутреннего развитого рынка высокотехнологической продукции. Третья – отсутствие координационного центра и согласованной межведомственной стратегии развития науки и инноваций.

Структурные элементы национальной инновационной системы, такие как государство, наука, бизнес, развиваются независимо друг от друга. На разбалансированность и нестыковку блоков, компонентов инновационной системы обратил внимание Президент РФ Д.Медведев еще в 2008 году на заседании Госсовета РФ в Санкт-Петербурге. Он назвал ее основной проблемой инновационного развития России.  

Провозгласив курс на модернизацию, страна сегодня создает механизмы и структуры, призванные преодолеть фрагментарность инновационной среды. Дагестан пока довольствуется тем, что есть. Более того, если в стране как-то еще сохранился промышленный потенциал, позволяющий начать инновационные преобразования, то в Дагестане произошла деиндустриализация. Доля промышленности в валовом внутреннем продукте (ВВП) России в настоящее время составляет 33,2 процента. В республике доля промышленности в валовом региональном продукте (ВРП) – около 8 процентов. К тому же основные фонды в промышленности изношены на 65-70 процентов. Словом, развернуть инновационные преобразования на деиндустриализованной экономике – задача нереальная. Дагестану, прежде всего, нужно предпринять реальные шаги по возрождению своей промышленности.  

Второй важной закономерностью инновационного развития постиндустриальных стран является приоритетное развитие социальной сферы. Усложнение технологической базы производства, возрастание значения интеллектуального, творческого труда потребовали работника более высокого уровня развития — и в профессиональном, и в личностном плане. И поскольку он формируется в социальной сфере, то она выдвинулась на передний план, задавая стандарты, параметры развития другим сферам, в том числе и экономике. Социальные потребности задают цели экономического развития и определяют приоритеты экономической политики государства. Поэтому и нам нужно постепенно обновлять социальную сферу и выдвигать ее на приоритетные позиции, сделать ее важнейшим рычагом назревших преобразований.  

Последствия экономического кризиса, возникшего в ходе рыночных реформ, не позволили сделать социальную сферу приоритетом развития. Более того, в нашей стране, особенно в советский период, социальную сферу рассматривали как затратную, отвлекающую средства. И хотя сегодня государство считает свои социальные обязательства безусловными, тем не менее, это не делает социальную сферу приоритетной, способной определять вектор инновационных реформ.

Совсем недавно принимая комиссию Минрегионразвития РФ, Президент РД М.Магомедов отметил: объем валового регионального продукта (ВРП) на одного человека у нас более чем в 2,7 раза меньше среднероссийского, заработная плата – в 2,1 раза. По обеспеченности объектами социальной инфраструктуры республика находится на одном из последних мест в Российской Федерации. Словом, депрессивный регион с дотационной экономикой, каковым является Дагестан, не в состоянии сделать социальную сферу мотором инновационных преобразований.  

Вместе с тем социальная сфера – это образование, наука, здравоохранение, культура, то есть отрасли, где сосредоточен значительный потенциал модернизации. И чтобы модернизировать их, не нужны подсказки со стороны. Для этого требуются знания, желание, воля и ответственность. Кто из нас не знает, что для инновационных преобразований нужны грамотные, подготовленные кадры? А что творится у нас в системе образования, в других сферах? Нам нельзя забывать, что модернизация – это наш шанс, чтобы выжить в современном мире.

Важнейшей закономерностью инновационных преобразований, как показывает мировой опыт, является приоритетное развитие политической системы. Социальное развитие граждан, совладение собственностью, самостоятельность – все это привело к развитию гражданской активности, становлению гражданского общества и правового государства в постиндустриальных странах. Возникла необходимость в широком развитии демократических основ политической системы и регулировании общественных отношений.

Вместе с тем модернизация – переходный этап, а на таких этапах, как правило, политика имеет первенство по отношению к экономике и другим сферам. Без адекватной политики, отвечающей современным реалиям, и мобильной политической системы, способной концентрировать ресурсы на решающих направлениях экономического и общественного развития, мы не сможем осуществить модернизацию. Вот почему для нас имеет исключительное значение создание условий для проявления политических закономерностей модернизации.

В этой связи Президент РФ Д.Медведев предпринимает дополнительные меры по дальнейшему развитию демократических основ политической системы, влиянию политических партий и общественных структур на формирование исполнительной власти. Так, например, смягчены требования к вопросам партстроительства. Облегчены условия выдвижения кандидатов на выборах в Государственную Думу. Законодательно установлены гарантии равного доступа к государственным СМИ парламентских партий. Кроме того, Президент впервые поставил вопрос о периодической сменяемости у власти партийных объединений, как в других демократических странах. Наконец, выступая совсем недавно перед активом «Единой России», он подчеркнул, что время классической представительной демократии подходит к концу, ей на смену приходит непосредственная демократия, осуществляемая разными путями…

Закономерен вопрос: готова ли политическая система дагестанского общества к таким переменам? На наш взгляд, она нуждается в серьезном совершенствовании. И это, прежде всего, касается ее демократических основ. Хотя государство – продукт, инструмент общества, тем не менее, наше гражданское общество настолько слабо, что оно вместо контроля над ним ищет поддержки, защиты у него. При такой политической системе прослойка инноваторов, граждан, готовых на инновационные преобразования, вряд ли будет иметь возможность влиять на модернизационные процессы.

Общей закономерностью инновационного развития является превращение технологического уклада в ведущий уклад многоукладной экономики. Опыт развитых стран показывает, что не «стойкая многоукладность» определяет направленность социально-экономического развития постиндустриального общества, а технологический уклад, возвышающийся над остальными укладами и становящийся системообразующим. Архиважное значение названной закономерности в том, что только реализуя ее, можно обеспечить переход от индустриальной стадии к постиндустриальной.  

Дагестанские экономисты в целом едины в том, что для инновационного развития необходимо как можно полнее использовать региональные конкурентные преимущества. Это верно. Без эффективного использования экономических преимуществ нельзя возродить промышленность и создать предпосылки инновационной модели. Но их реализация не ведет к формированию технологического уклада, они только лишь обеспечивают экономический рост. Для этого, как было показано на опыте постиндустриальных стран, требуется создание воспроизводственной системы технологического уклада. Только сочетая эти два направления, можно обеспечить движение к инновационной модели.  

В целом следует подчеркнуть, что в России, в Дагестане сегодня делаются только первые шаги по формированию инновационной модели развития. Более того, российская модернизация не будет идентичной той, что была поэтапно, по мере вызревания условий осуществлена в индустриально развитых странах. Внутренние и внешние условия вынуждают нашу страну и республику проводить ее комплексно, одновременно и в короткие сроки, охватывая все сферы общественной жизни. Начинать модернизацию нам придется с глубоких преобразований в экономике, с возрождения промышленности на новой технологической основе, с формирования воспроизводственной структуры инновационного уклада, с обновления социальной сферы и подтягивания ее к решению модернизационных задач, развития демократических основ политической системы и формирования движущей силы инновационных преобразований. Таковы современные реалии. И задача философов, социологов, экономистов, политологов – изучить основные закономерности современных переходных процессов. Ибо только зная общее, существенное, определяющее направленность развития общественных процессов, можно выработать адекватную политику модернизации. Шестидесятилетние провалы в технологической модернизации страны, наконец, должны нас чему-то научить.  
 

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Политика»