Сетевое издание «Дагестанская правда»

18:55 | 21 сентября, Вт

Махачкала

Weather Icon

Многоголосие Дербента

A- A+

У него две истории: одна - мистическая, другая - житейская. Но грань тонкая-тонкая. Посмотрите на этот город с вон той точки – он выглядит необыкновенно праздничным в море огней, которые цепочкой тянутся к берегу Каспия. За спиной шумит Нарын-Кала – это дербентцы устроили праздник. К ним присоединись туристы, звучит лезгинка.

Для гостей проводят экскурсию по архитектурному комплексу. Ханский дворец был построен Фет-Али-ханом, феодальным владетелем Восточного Кавказа второй половины XVIII в. Наибольшего могущества он достиг в 1780-е годы. При нем дворец превратился в резиденцию, где располагались хозяйственные постройки, административно-чиновничий аппарат. Он состоит из двух частей, стены фасада являются как бы продолжением стен цитадели.

Смотрим и думаем

Первые достоверные сведения, чертежи и изображения ханского дворца относятся к 1796 г. Стилистика его характерна для дербентской архитектуры XVIII в. Это тип дворца, в котором соединились традиции дербентских градостроителей и особенности строительства подобных сооружений в Персии и других ханствах Восточного Кавказа.

Проходим мимо подземной тюрьмы или, как ее еще называют, зиндана – уникального памятника средневековой архитектуры. Глубина — 11 м, внутренняя площадь — 25 кв. метров. Через отверстие в камне в тюрьму проникали свет и воздух.

В эти дни в выставочном зале у цитадели проходит выставка «Великий шелковый путь». Картины привезли из Елабужского государственного музея-заповедника Республики Татарстан. Художники раскрывают легенды, мифы, реальные и вымышленные сюжеты из судьбы человека, города, страны, этноса. Древние города, шумные базары, степные мадонны, акыны-сказители, путешественники и караваны верблюдов.

Такое многоголосие заставляет слушать, смотреть, даже если ты во всем этом мало что понимаешь. А если совсем ничего непонятно, надо взглянуть на «Акына» (сказителя) и… вздрогнуть. О чем рассказывает этот старец, чье лицо испещрено глубокими морщинами? Можно долго гадать, но проще перевести взгляд на тихую радость. На холсте – женщина. Позади дни и ночи ожидания. Вот он, ее любимый, совсем рядом. На соседнем холсте поселились тутовые шелкопряды.

Мне тоже о них кое-что известно, и я даже знаю женщину, которая их разводит. Была у нее в Нижнем Казанище, чтобы на них посмотреть. Жамина Шугаибова – потомок древних мастериц, около 20 лет обучает сельских девочек плести настоящий кумыкский платок – тастар. Девочки плетут его из нитей синтетических, а она — из натуральных, шелковых.

В эту ночь гостей музея тоже много чему обучали, например, ткать ковры. С любителями поэзии встретился доцент кафедры русской литературы ДГУ Муса Гаджиев. А самые маленькие гости изготавливали красочные карандашницы из солёного теста.

Подслушиваю разговоры прохожих. Ну как подслушиваю? Просто слушаю, о чем говорят местные и неместные тоже. Один из туристов, например, обсуждает водоворот в море:

— Такой сильный, чуть ко дну не потащил, еле плавники унес!

– Да ты что! – изумляется его попутчица.

А где этот водоворот, так и не поняла: то ли у нас, то ли еще где-то.

Вот беда: у Алексея сандалия порвалась – исходился за день. Ничего страшного, завтра купит на рынке. Здесь их много – и рынков, и сандалий.

– Эй, Ильяс! Ты же был неправ, брат! И никогда ведь вины своей не признаешь, – возмущается кто-то, чьи черные, круто изогнутые брови угрожающе всползали высоко на лоб.

– Я обосную, – отвечал ему Ильяс. Наверное, все-таки обосновал.

Внизу под крепостью оживленная чайхана. Женщины сюда не ходят, а вот мужчины будут сидеть до полуночи. Пить крутой чай, курить и играть. В нарды, конечно, в шеш-беш. Чайхана – любимое место дербентских мужчин, жены же спокойно сидят дома: знают, где в случае чего искать благоверного.

Сам себе гид

Мой маленький друг Давид, который сопровождал меня всюду, сказал, что я девочка, а значит, мне должно быть «стремно» заходить в чисто мужское заведение. Да еще на часах 11 ночи, пусть даже я миллион раз буду журналистом.

– Я отведу тебя домой! – заявил он, не дав даже возразить.

Армянская церковь, старинные здания, скульптуры, землянка Петра I… А вот гида нет. Сканирую штрих-код, указанный на табличке, слушаю: «В 1722 году во время Персидского похода царь останавливался на ночлег в специально построенной для него двухкомнатной земляной хижине, укрытой от летнего зноя. Петр пробыл в Дербенте три дня и отправился с войском и флотом далее, на Баку, оставив в древней крепости русский военный гарнизон. Землянка Петра I долгое время считалась своеобразной святыней. В 1848 году наместник Кавказа князь Воронцов приказал обнести хижину каменной оградой. На каменные столбы повесили якорные цепи и установили чугунную плиту с надписью: «Место первого отдохновения Петра Великого 23.08.1722 г.». Вокруг ограды установили три пушки, отлитые в 1715 году. Позже, во второй половине XIX века, над землянкой был сооружен монументальный павильон из каменных квадратных колонн под шатровой железной кровлей. Достопримечательность не раз посещали члены императорской семьи и многие другие известные люди. В их числе писатель Александр Дюма-отец».

В прогулках по Дербенту помощь экскурсовода может и не понадобиться. На многих исторических музеях установлен штрих-код, который считывается камерой смартфона или планшета. Нужна лишь специальная программа.

Мужики с мешками

Ночь на крепости перешла в рассвет у моря. И все было прекрасно: на глазах рождается новый день, розовеет небо, блистает морская гладь. И тут дядя Ваня, дедушка Давида, начал рассказывать жуткие истории про это на вид безобидное море и мужиков с мешками. Ходят слухи, что по побережью лазают змеи и до того обнаглели, что купаются прямо в море без стыда и совести! Но и это еще не все. Имели место случаи, когда змеи забирались в дома, расположенные на первой линии у побережья, и жители были вынуждены построить высокие каменные заборы и повтыкать стекла.

– А при чем здесь мужики с мешками? – вспомнила я о начале разговора.

– Разве я не сказал? Сосед Нариман видел пару лет назад, как двое мужчин вытаскивали из мешков змей и раскидывали по морю. Они это специально делали, чтобы туризм приглушить. Не получится. В Дербент всегда приезжали гости и не только ради моря, а за историей, вкусной едой и отменным чаем.

– Идем в дом, — говорит он. – Яйца сейчас пожарим. У меня 17 курочек и один петух, сегодня Давид 18 яиц собрал! А ты вообще видела моих кур?

– Нет.

– Вот такие мы евреи — таинственные люди, даже птичек своих прячем, – смеется дядя Ваня. – Ого! – сказал он, и глаза его сделались большими!

– Что? Что там? – перепугалась я.

– Анаконда!

– Дядя Ваня! Вечно вы так! Идемте уже завтракать!

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»