Сетевое издание «Дагестанская правда»

19:00 | 14 августа, Вс

Махачкала

Weather Icon

Новые горизонты

A- A+

В столице Туркменистана, г. Ашхабаде состоялся VI Каспийский саммит – форум глав 5 прикаспийских государств. По итогам встречи президентов России, Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и Ирана была дана положительная оценка достигнутому уровню сотрудничества. Так, в своём выступлении Президент РФ Владимир Путин констатировал рекордный уровень взаимной торговли стран «пятёрки», достигшей в 2021 году 35 миллиардов­ долларов.

На встрече ещё раз была подтверждена общая готовность поддерживать надлежащий уровень безопасности в регионе, геостратегическое значение которого в сегодняшних условиях постоянно возрастает.

При этом, когда мы говорим о геостратегическом значении, речь идёт не только о нефтяных и газовых запасах Каспия и прилегающих территорий, а они весьма значительны с точки зрения как уже действующих, так и перспективных месторождений. Напомним лишь, что только два центрально-азиатских государства, непосредственно выходящие к Каспийскому морю – Казахстан и Туркменистан, а также соседний с ними Узбекистан, формально не входящий в «пятёрку», в совокупности обладают 12 % общемировых запасов газа. Чтобы понять весомость этих кладовых, уточним, что в количественном выражении они составляют примерно 22 триллиона кубометров, что лишь немного уступает российским запасам.

Что касается каспийской нефти, то важно напомнить, что она по своему составу – в отличие, скажем, от российской тюменской – является «лёгкой», то есть по своим качествам близка к эталонным образцам нефти Персидского залива. Это облегчает её добычу и переработку, а значит, делает весь этот процесс более выгодным и с точки зрения владельцев недр, и с позиции потенциальных инвесторов.

Сегодняшняя значимость Каспийского моря не ограничивается и тем, что именно в его акватории сосредоточено 90 % мировых запасов ценнейших видов осетровых рыб, представляющих природное достояние всего человечества; а ведь одно это автоматически ставит вопрос даже не столько о проблемах организации добычи этого ценного пищевого продукта на взаимосогласованных между государствами условиях, сколько – что значительно важнее – о дальнейшем сбережении рыбных ресурсов Каспия как задаче общепланетарного масштаба.

В условиях беспрецедентного санкционного давления, которое Россия испытывает в последние месяцы, торгово-экономические маршруты с использованием акватории Каспийского моря способны стать основой самого широкого межгосударственного взаимодействия

Именно налаживание международного сотрудничества для наиболее эффективного решения этих вопросов являлось, начиная с 90-х годов минувшего столетия, основой российской внешней политики в регионе Каспийского моря, поскольку для выполнения этой задачи было необходимо взаимодействие всех находящихся на берегах Каспия государств. При этом напомним, что работать отечественной дипломатии приходилось в непростой обстановке, в условиях скрытого – а подчас и открытого – противодействия со стороны ведущих западных стран.

Тем не менее, несмотря на очевидное противодействие Запада, российской дипломатии удалось добиться весомых результатов в налаживании взаимодействия прикаспийских государств во взаимовыгодном использовании природных ресурсов Каспия. Ключевым элементом создания правовой базы такого взаимодействия стало принятие на предыдущем V Каспийском саммите, проходившем в казахстанском городе Актау в 2018 году, Конвенции о правовом статусе Каспия. Основная цель этого документа – обеспечение цивилизованного раздела углеводородных запасов и природных ресурсов Каспийского моря на принципах, выгодных всем государствам региона.

Итак, мы лишь напомнили о важнейших составляющих, определяющих непреходящее значение Каспийского моря для жизни расположенных на его берегах государств. Однако в сегодняшней конкретной ситуации, складывающейся в мировой политике и экономике, Каспий приобретает не просто важное, а поистине уникальное значение: во-первых, как межконтинентальный транспортный коридор «Север – Юг»; во-вторых, как важнейший элемент обеспечения стабильности и международной безопасности. Более того, некоторые эксперты особо подчеркивают, что в нынешних условиях значение природных ресурсов Каспия – при всей их важности – объективно отходит на второй план, уступая первенство транзитному значению нашего моря и тем возможностям международного сотрудничества, которые открывает Каспий.

В самом деле, в условиях того беспрецедентного санкционного давления со стороны Запада, которое Россия испытывает в последние месяцы и которое включает в себя фактическую блокаду многих транспортных коридоров и разрыв налаженных логистических цепочек, торгово-экономические маршруты с использованием акватории Каспийского моря способны стать основой самого широкого межгосударственного взаимодействия, причём в масштабах всей Евразии.

Автору этих строк уже приходилось писать о том, что ещё в ноябре 2020 года в нашей стране было объявлено о создании Особой экономической зоны (ОЭЗ) портового типа, открывающейся в районе действующего на Каспии морского порта «Оля». При этом порт и прилегающая ОЭЗ должны стать частью общего Каспийского кластера, который и призван сыграть важную роль в качестве узла международного транспортного коридора «Север – Юг» – уникаль­ного межконтинентального маршрута транспортировки грузов и пассажиров от Санкт-Петербурга до индийского порта Мумбаи общей протяжённостью 7200 километров. Каспийский кластер, таким образом, открывает России кратчайший логистический путь к рынкам Индии и других стран Южной и Юго-Восточной Азии с их огромным населением и значительными финансовыми возможностями.

Весь проект планируется реализовать к 2030 году, и активная роль в нём отводится портам Астраханской области и Махачкалинскому порту. Очень важно отметить, что особое значение портов Астрахани и Махачкалы в выстраивании новой конфигурации не только торгово-экономического, но и инвестиционного сотрудничества подчеркнул Президент РФ Владимир Путин во время своего выступления на Ашхабадском саммите.

Всё это открывает перед Республикой Дагестан и в частности перед её столицей новые горизонты развития. Напомним, наша республика активно развивает внешнеторговый оборот. Так, по итогам прошлого года его объём превысил 214 миллионов долларов, что на 22 % превышает объём торговли за 2020 год. При этом очень важно, что основным торговым партнёром Дагестана является Иран, на долю которого в 2021 году пришлось более 44 миллионов долларов, или свыше 20 % нашей внешней торговли.

Дальнейшая активизация торгово-экономических отношений с соседями по Каспию ставит перед нашей республикой и новые задачи. Глава Дагестана Сергей Меликов объявил о строительстве ещё одного морского порта в городе Избербаше, который значительно расширит экспортные возможности республики. Что касается главной гавани Дагестана – незамерзающего Махачкалинского порта, то потребуется не только расширение его мощностей, но и качественно новое их наполнение. Речь идёт, прежде всего о совершенствовании процессов таможенного контроля и бесперебойного оформления пропуска грузов, что чрезвычайно важно для активизации как чисто торговых, так и инвестиционных потоков. При этом, как нам представляется, тема общего совершенствования таможенного дела в нашей республике заслуживает отдельного внимания.

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»