Сетевое издание «Дагестанская правда»

06:00 | 15 августа, Пн

Махачкала

Weather Icon

Диалоги с Фазу Алиевой

Газета «Горцы»
A- A+

Поэт Юсуп Хаппалаев

– Гул споров и желчь завистников, Фазу, надо оставить за спиной. Главное, чтобы они тебя не сбили с пути. Ты хочешь, чтобы тебе не завидовали? Так не бывает в нашем мире. Послушай меня и хорошо подумай над моими словами…

Если женщина просто красива – ей завидуют. Если женщина только умна – ей завидуют. Если женщина талантлива – ей завидуют. Если она самая заурядная женщина, но у нее хороший муж и дети, ей тоже завидуют.

А ты прекрасна, умна, талантлива, мудра, у тебя замечательный муж, который тебя боготворит, прекрасные дети, ты всегда красиво одета – было бы обидно, если бы тебе не завидовали! Вспомни пословицу: в бесплодное дерево камней не бросают.

– Юсуп Рамазанович, почему Вы мне до сих пор этого не говорили? Вы сняли все камни с моей души.

– До сих пор я не видел твоих слез и не хочу больше видеть, а еще запомни: за хорошим скакуном всегда поднимается пыль…

– Это правда. Отныне ваши слова будут сиять победным знаменем на вершине моего сердца.

 

Поэт Аткай Аджаматов

– Фазу, ответь, дорогая, ты по ночам спишь?

– Сплю, Аткай Акимович. Чтобы утром проснуться свежей, как певчая птичка, мне обязательно надо спать восемь часов.

– Вах! Когда же ты такие прекрасные стихи и поэмы пишешь?

– Я – жаворонок, ранняя птица, встаю в шесть утра, до восьми работаю – этого мне хватает, чтобы выплеснуть на бумагу то, что уже созрело в моем сердце.

– Вах! А моя Гажар встает в одиннадцать, если я недоволен, начинает вопить, что она из ханской семьи.

– Говорят, моя бабушка тоже до революции вставала в полдень, но инкилаб (революция) научил ее теперь вставать с рассветом.

– Вах! Где же этот инкилаб? Вот бы приходил каждый день будить и мою Гажар!

 

Поэт Анвар Аджиев

– Фазу, я все удивляюсь, откуда ты только берешь такие глубокие мысли? Сегодня я прочитал твои стихи в газете «Литературная Россия», особенно мне понравилось стихотворение «Кладбище». Может, деревья нашептывают тебе эти волшебные строчки, когда ты гуляешь в своем парке?

– Нет, Анвар, это не деревья! Когда Аллах на рассвете одаряет землю, я раскрываю свое сердце, как цветок лепестки, и все, что он посылает, впитываю в себя. А когда сгущаются сумерки и сиянье вечерней звезды по воле Аллаха зовет нас к осмыслению прожитого дня, зерна, попавшие на заре в благодатную ниву моего сердца, становятся колосьями, чтобы утром лечь на бумагу стихами.

– Фазу, твои слова – это уже поэзия!

– Ты так думаешь? Побегу записывать!

 

Поэт Нуратдин Юсупов

– Фазу, раньше ты меня любила, а теперь так холодно здороваешься.

– Нуратдин, дорогой, разве ты не знаешь особенность наших гор? В самый солнечный день поднимешься на вершину без бурки – холодно. А я ведь горянка, потому и изменчива, как погода в горах.

– А я думал, что ты обиделась на то письмо в обком, которое меня заставили подписать: я же секретарь Союза писателей, не имею права отказываться.

– Честно говоря, я ничего не знала об этом письме. Как говорится, на воре шапка горит. Я-то думала, Нуратдин, ты великий поэт, видимо, ошиблась, великие не принимают участия в склоках.

 

Писатель Ахмедхан Абубакар

– Ахмедхан, ты просто летишь, а не идешь…

– Несу новый кирпич!

– Какой кирпич?

– Вот этот, – и Ахмедхан протягивает мне толстый том повестей, вышедших в издательстве «Молодая гвардия».

– Это же книга!

– Это для тебя книга, а для моих врагов – это кирпич, который упадет на их завистливые головы.

– Тогда я выпущу двухтомник, первый том – толстый, второй том еще толще, чтобы добил тех, кто уцелеет от первого.

– Какая ты кровожадная, Фазу! – притворно ужаснулся Ахмедхан, забыв, что идея убивать врагов выпуском толстых томов принадлежала именно ему.

 

Поэт Омаргаджи Шахтаманов

Утром на рассвете звонок в дверь, открываю, стоит Омаргаджи Шахтаманов. У него такой вид, будто он вернулся из прифронтовой линии.

– Фазу, выручи в последний раз. Если Элла спросит – я ночевал у тебя.

– Извини, Омаргаджи, не могу. Мусы нет дома, он уже две недели отдыхает в Переделкино.

– Ты забыла, что у тебя дома четыре орла? Я же спал с Аликом на раскладном диване, – возмутился Омаргаджи.

 

Поэт Сулейман Рабаданов

– Фазу, я прочитал поэму «Гора не боится града», дважды причем. Как тебе удается в этих бурях, что бушуют вокруг тебя, создавать такие, я бы сказал, шедевры?

– Ясное дело, Сулейман, ведь именно буря заставляет дуб глубже пускать корни.

– При такой буре свалился бы и дуб.

– Нет, Сулейман, на то он и дуб, чтобы не бояться бури!

 

Писатель Курзи Кажлаева

– Фазу – ты, как солнце, от которого во все стороны расходятся лучи. И добро, которое ты делаешь людям, никогда не бывает маленьким.

– Так ведь солнце, Курзи, от того и не гаснет, что его лучи, даруя свет, зажигают новые огоньки.

 

Художник-ювелир Манаба Магомедова

– Тебе нельзя страдать, нервничать. Ты – великая женщина, такой у нас не было в Дагестане, да и не будет. Твои завистники должны это понять. Надо что-то делать: хочешь, я пойду, поговорю? Мы должны тебя беречь, думать о твоем душевном спокойствии.

– Манаба, ты хочешь своими золотыми руками бить о скалу? Мы тоже должны тебя беречь.

 

Друг Сулейман Хаппалаев

– Фазу, почему ты так любишь прогулки в одиночестве?

– Меня недаром называют орлицей, Сулейман, орлы летают в одиночку, а стаи нужны лишь воронам.

 

Сосед Анвар

– Фазу, почему вокруг тебя столько шума, разговоров? Вот в нашем доме живут писатели, поэты. Они пишут спокойно свои произведения, выходят книги – обмывают их, веселятся. Нельзя ли и в твоей жизни что-то изменить, чтобы оставили тебя в покое и не трепали твое сказочное имя? Трудно видеть тебя страдающей.

– Дорогой Анвар, вспомни Данко, который своим горящим сердцем разогнал тьму. А что сделали люди? Они затоптали даже искры его трепетного сердца, наступая на него ногами. Злобные и трусливые зачастую даже в солнце видят пожар, в котором могут сгореть, и потому спешат закрыть его черными тучами. А еще, Анвар, народ за меня еще до моего рождения сложил пословицу, которая и сегодня служит мне верой и правдой: «Если в колоколе много серебра, он звенит на всю округу».

 

В аптеке

Фазу покупает в аптеке косметическую глину. К ней подходит незнакомая женщина.

– Фазу, что ты покупаешь?

– Глину! – ответила Фазу сухо.

Женщина отошла, купила в другом отделе лекарство и снова вернулась.

– А для чего эта глина?

– Для побелки.

Женщина обеспокоилась:

– Разве таким количеством можно что-нибудь побелить?

– Это новое средство, – лукаво ответила поэтесса, – вы о нем не знаете. Нужно развести глину в ведре воды, разбрызгать по стенам и все. Да еще на всю жизнь и от тараканов избавитесь.

– Ой, я не знала, я тоже куплю.

– Купите побольше и для подруг прихватите, а то кончится.

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Газета «Горцы»»