Сетевое издание «Дагестанская правда»

14:55 | 24 января, Пн

Махачкала

Weather Icon

Здесь учат «необучаемых»

A- A+

Амиру 20 лет. У него умный взгляд. Он обладает незаурядными математическими способностями, к примеру, может за считанные секунды в уме перемножать четырех- и пятизначные числа. Но если вы спросите его, какое время показывают часы, вопрос поставит парня в тупик, и ответа вы не дождетесь. Дело в том, что Амир страдает расстройством аутического спектра, или сокращенно аутизмом.

Еще относительно недавно для инвалидов со множественными нарушениями развития с детства в республике не существовало образовательных учреждений. В традиционные коррекционные школы их не брали. Считалось, что работать с ними невозможно и бессмысленно. В официальной педагогической практике для этой категории в ходу был специальный термин — «необучаемые дети».

Но нашлись люди, которые не захотели мириться с существующим положением вещей и решили доказать, что этих детей можно обучить. Десять лет назад в Махачкале появилось уникальное для республики учреждение «Дом дневного пребывания» для детей школьного возраста. А позже на его базе возникла «Учебная квартира» для более старшей возрастной категории.

В дни весенних каникул «Дом» пустовал. А вот в «Учебной квартире» каникулы не предусмотрены. Здесь мы и познакомились с Амиром и другими ребятами.

Но прежде нас приняла заведующая «Учебной квартирой» Диана Гичиева. Она вспоминает, как все начиналось.

– Идея принадлежала Айше Гамзаевой, маме ребенка-инвалида. Она создала общественную организацию «Дагестан без слез» для помощи детям и родителям, оказавшимся в аналогичной ситуации. В 2009 году организация подала заявку и выиграла грант, предоставляемый иностранным благотворительным фондом. Это позволило создать учебное заведение, которое мы назвали «Дом дневного пребывания». Помощь оказало и Министерство образования РД. Нам выделили одно крыло в здании махачкалинской школы коррекционного типа.

Здание находилось в несколько запущенном состоянии. Общественники с помощью спонсоров отремонтировали его и приступили к работе.

Почему же возникла необходимость в появлении именно такого учреждения? Оно собрало под своей крышей детей, которых другие школы не принимали. Многие из этих детей не могли говорить. Педагоги не знали, как с ними работать. Новая школа должна была заполнить этот пробел.

– У нас был первоначальный список детей, нуждавшихся в помощи. Он включал примерно 30 человек. Мы думали, что этого будет достаточно. Между тем информация о нашем существовании стала распространяться по «сарафанному» радио. Поток родителей становился все больше и больше. Приезжали из самых разных районов. Мы сами поражались: насколько в Дагестане, оказывается, распространена эта проблема. Родители плакали: мы не знаем, куда детей вести, помогите! – вспоминает Диана.

Уже в скором времени в очереди на прием стояло до сотни детей. «Дом дневного пребывания» физически не мог вместить всех желающих. Проблема решилась после того, как было открыто еще одно, более просторное помещение.

Но вскоре для организации наступили трудные времена. В 2012 году закончился срок действия гранта. Обращаться за помощью к иностранным благотворителям не хотелось, поскольку к тому времени были приняты поправки в Федеральный закон «О некоммерческих организациях», устанавливающие статус «иностранного агента» для получателей заграничной помощи.

Все это привело к тому, что педагоги и воспитатели перестали получать заработную плату. Тем не менее свою работу они не оставили. Так продолжалось год, пока терпение сотрудников организации не закончилось, они стали проводить публичные акции протеста, требуя обратить на них внимание.

На крик о помощи откликнулось Министерство образования РД и включило учреждение в свой бюджет, предусмотрело выделение средств на заработную плату социальных работников.

Проект продолжал помогать людям. А в 2015 году появилась «Учебная квартира».

– Наши ученики подрастали, некоторым исполнилось 18 лет. Чтобы помочь им в плане социальной адаптации, мы решили объединить их в небольшие группы, где они учились бы жить самостоятельной жизнью: вести хозяйство, решать свои насущные проблемы, но под присмотром социального педагога, — рассказывает Диана.

Добрые люди бесплатно предоставили для этих целей на три года трехкомнатную квартиру в Махачкале. Родители своими силами сделали в ней ремонт.

По признанию педагогов, это был идеальный вариант в плане дальнейшей социализации. Молодые люди учились самостоятельно оплачивать коммунальные услуги, делать покупки, налаживать общение с соседями. В свободное время ходили на море, в кино.

Но когда закончился срок соглашения с владельцами квартиры, воспитанники были вынуждены вернуться в коррекционную школу. Это создало определенные трудности. Во-первых, здесь ребята чувствуют себя немного изолированно. Это чувствуется даже на визуальном уровне: школа отделена от остального мира забором. Кроме того, отсюда, с окраины Махачкалы, не очень легко выбираться в город, поскольку маршрутки сюда не ходят, а своего транспорта у общественной организации нет.

Недостаток коммуникации воспитанников с внешним миром, где живут здоровые люди, – это основная проблема.

– Каждому молодому человеку нужны какие-то яркие эмоции, которые дают совместные развлечения с ровесниками. А нашим ребятам и девушкам они нужны вдвойне. Они, к примеру, обожают танцевать. Долгое время единственными их партнерами по танцу были мы. Но мы не можем дать им тех переживаний, которые нужны. Поэтому мы пригласили к себе студентов-волонтеров из организации «Социальная сеть». Они откликнулись на это приглашение. Периодически приходят к нам, чтобы принять участие в импровизированных вечерах. А с недавнего времени и они стали нас приглашать на развлекательные мероприятия, которые студенты устраивают специально для нас в Махачкалинском молодежном досуговом центре.

В настоящее время учебную квартиру посещают 15 юношей и девушек. Они находятся здесь с 9 до 15 часов. После чего приглашенная вахта развозит их по домам.

Все время пребывания расписано по минутам. Обязанности распределены. В это время суток один дежурит по кухне, помогает поварам готовить обед. Остальные занимаются. Здесь работает небольшой, но слаженный коллектив социальных работников. В процессе обучения нет резких рывков. Результат достигается небольшими шажками.

– Если мы, к примеру, возьмем детей-аутистов, они ждут инструкции, побуждения к действию. Для них мы создали визуальные картинки, расписывающие основные действия, которые дети должны выполнять в течение дня: заправить постель, умыться и т.д. В то же время они могут решать сложные математические задачи, – рассказывают воспитатели.

По их словам, зачастую ребята ведут себя несдержанно: ругаются, даже дерутся, особенно на начальном периоде обучения. Здесь важно проявить терпение. Вот, к примеру, Аслан, когда только пришел сюда, категорически отказывался выполнять задания, грубил воспитателям. Сегодня его называют одним из лучших воспитанников.

— Аслан, иди к нам, – зовет его воспитательница. Аслану 22 года. Улыбчивый, общительный, он сообщает нам о своих двух самых заветных желаниях: жениться и найти работу.

– У меня была невеста. Дядя нашел. Но я отказался.

– Почему?

– Тихоня была. Не подходила мне.

Самым надежным мостиком на пути адаптации воспитанников является их трудоустройство. В «Учебной квартире» стараются помочь им, обучают бисероплетению, полиграфическим работам. До недавнего времени был предмет «деревообработка». Ребят учили работать дрелью, напильником. Но учитель труда ушел, а замены ему пока не нашли. Если кто-то захочет занять эту вакансию с зарплатой 15 тысяч рублей, здесь будут вам рады.

Из бисера изготавливают цветы, зверушек. В музее «Россия – моя история» под изделия выделили место, где их можно приобрести. Есть также нехитрое полиграфическое оборудование, на котором учатся изготавливать блокноты.

У педагогического коллектива много идей. Но не всё зависит от них. Иногда для реализации задуманного нужно содействие. Но зачастую полезная инициатива наталкивается на бюрократические барьеры. Как это было в случае обращения в Министерство спорта с просьбой дать ребятам возможность посещать спортивные секции. У некоторых из них наблюдается повышенная активность, и спортивные нагрузки могли бы направить энергию в полезное русло. Но, как оказалось, для этого нужен коррекционный педагог со спортивным образованием, а такая ставка в ведомстве не предусмотрена.

И все-таки хотелось бы закончить материал на мажорной ноте. Тем более что есть повод. 1 апреля в Махачкале открылось кафе, где получили возможность работать инвалиды, в том числе с психофизическими нарушениями. Это первое в республике заведение подобного рода. Оно появилось благодаря общественной организации «Жизнь без слез».

По словам руководителя организации Айшат Гамзаевой, в 2017 году их заявка была выбрана среди соискателей президентского гранта.

— Поначалу, – говорит она, – мы думали создать маленькое кафе, на 50 мест. Но, собрав мнение людей с ограниченными возможностями, мы поняли, что они не хотят маленькое. Мы нашли большое помещение по пр. И.Шамиля, долго его реставрировали. Грант покрыл только 25 процентов наших затрат. Остальную сумму собрали через добровольные пожертвования. Здесь трудоустроено 15 человек. Это очень важно, поскольку дает возможность людям с ограниченными физическими возможностями чувствовать себя самодостаточно. Кафе называется «Время перемен». Это первое в республике заведение подобного типа, где созданы все условия для инвалидов. В то же время хочу подчеркнуть, что кафе открыто для всех. Мы приглашаем горожан приходить сюда. Это нужно, чтобы поддержать наших ребят. Для них это имеет очень большое значение.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»