X
10:02 22.08.2023

Таджик цыганского происхождения, или Привидения в Махачкале

Несколько дней назад ко мне пришел сосед, которого зовут Магарам, и взволнованным голосом сказал:

– Знаешь, а у меня в доме привидения.

Я улыбнулся.

– Нет, правда. И они сильно шумят по ночам.

Выражение лица у соседа было растерянным. Говорил он тихо, как будто боялся, что его кто-то услышит.

Ночью мы пошли смотреть на «привидения».

– Они бывают там, – указал сосед пальцем на чердак.

Мы стали неторопливо подниматься по лестнице. И в это время на чердаке что-то отчаянно грохнуло. Я посмотрел на Магарама. Лицо его было бесстрастным. Он решительно объявил:

– Надо поскорее разобраться, что там происходит. Прошу вас, помогите.

Я кивнул. Однако когда мы попытались отворить чердачные двери, то нам это не удалось сделать. Впечатление было такое, что их внутри кто-то удерживает. Почти полчаса мы тщетно пытались открыть двери.

– Пойдем с улицы, – предложил сосед, – ведь есть ещё дверь со двора.

Я спросил:

– А где ваша семья?

– Уехали к бабушке. Побоялись здесь оставаться.

Магарам посмотрел на меня таким скорбным взглядом, словно уже потерял веру в то, что семья когда-нибудь вернется обратно.

Действительно, со стороны улицы, сзади дома тоже была дверь, ведущая на чердак. Но и она оказалась запертой. Мы напряглись и, что есть силы, толкнули ее. На этот раз нам повезло. Изнутри что-то звякнуло и двери распахнулись.

И нашему взору предстала несколько странная картина. На старом топчане сидел темноволосый мужчина и кричал на женщину. А она в свою очередь обмахивала его лицо грязным полотенцем. Увидев нас, мужчина быстро встал и, подскочив к нам, громко заявил на ломаном русском языке:

– Нас не надо выгонять.

Он помолчал, внимательно посмотрел нам в глаза, и гордо добавил:

– Будем деньги платить.

В это время где-то в глубине чердака раздался плач. Мы обернулись. Прямо на полу сидел курчавый мальчик лет пяти-шести и огромными вытаращенными глазами глядел на нас. Перед ним, тоже на полу, лежали куски черного хлеба, которые он, по всей вероятности, до этого ел.

– Она будет платить, – показал мужчина на свою спутницу, которая была облачена в какое-то убогое платье.

Он подошел к ней и сердито произнес:

– Плати им деньги.

Женщина быстро достала из-под подушки 500 рублей.

– Мне этого не надо, – замахал руками Магарам. – Вы должны уйти отсюда. Или я милицию вызову.

– А почему платить должна она, а не ты? – поинтересовался я.

– Она работает, а я нет, – равнодушно ответил мужчина.

– Поэтому пусть платит.

– Но ведь и ты должен работать, – сказал я.

Мужчина насупился.

– Мы таджики. Но происхождение наше всё-таки цыганское. У нас мужчинам работать не полагается.

– Это кто же так решил? – поинтересовался ехидно Магарам.

Мужчина пожал плечами.

– Не знаю. Но так уже давно заведено.

Магарам недовольно покачал головой.

– Ну и порядки.

Он посмотрел на меня.

– А ты что думаешь?

– Надо уговорить его, чтобы шел работать. Жалко мальчика.

– Жалко, – вздохнул Магарам, и обратился к таджику: – Тебя как зовут?

– Меня Халид, а её, – показал он в сторону женщины, – Гюзель.

– Ну, вот что, Халид, тебе надо на работу устраиваться.

– Не пойду,– решительно замотал головой таджик.

– Почему?

– Не полагается.

Магарам рассердился.

– А кушать полагается?

– Да, кушать нужно, – закивал энергично головой Халид.

Магарам отозвал меня в сторонку.

– И как теперь его заставить идти работать?

– Не знаю, – ответил я. – И потом куда он пойдет?

– У меня есть знакомые на втором рынке. Можно помочь ему устроиться грузчиком.

– А согласится?

Магарам немного помолчал, потом уверенно сказал.

– Я кое-что придумал. Надеюсь, согласится.

Он обратился к таджику:

– Хочешь здесь жить?

– Где?

– На чердаке.

– Конечно, – обрадованно заморгал ресницами Халид.

– Тогда устраивайся на работу.

Таджик развел руками.

– А куда?

– На рынок грузчиком. Я помогу тебе. Там ваших много.

– А не захочешь, тогда и здесь жить не будешь. Но только три месяца. Потом другое жилье найдешь.

Халид согласился.

– А как же твоя семья? – спросил я у Магарама.

– Всё будет нормально.

Они, наверное, думали, что здесь действительно привидения. А это обыкновенные люди.

Спустя неделю я зашел снова к соседу. Жена и двое его ребятишек вернулись домой.

– А таджика я устроил на работу, – сказал Магарам. – Его жена помогает ему. Попробую им найти потом всё-таки другое место обитания. – Затем вздохнул:

– Мальчика жалко. Но думаю, что они присмотрят за ним. И я буду его навещать.

Через несколько дней, когда я был на рынке, то увидел Халида с тележкой. Он помахал мне рукой и радостно закричал:

– Я работаю…

– Это хорошо! – ответствовал я.

– Да, – согласно ответил он. – Я ведь никогда до этого не работал. Но жить как-то всё равно надо.

И гордо вскинув голову, он уверенно покатил тележку впереди себя.

Статьи из «Культура»

Шествие театров

4
В этом году первому профессиональному театру Дагестана исполяется 100 лет. Флешмобы, онлайн-...

Сохраним язык – сохраним культуру

9
Трудно переоценить значение языка, на котором каждый из нас в далеком детстве открывал для себя мир. На нем рассказывали сказки...

Особое искусство

40
Народные коллективы – флагман культурной жизни Дагестана. Выполняя...

Бурка как дом родной

9
Даже сегодня не утихают споры между учеными по поводу того, откуда появилась бурка. К точному...

Большая сцена для маленьких детей

6
Литературный клуб «Креатив», созданный на базе Дагестанского государственного театра кукол, функционирует вот уже 14 лет. За...

И газеты, и книги должны работать на просвещение

31
Читать и почитать. Слова разные, но суть...

Планета Дагестан

706
В московском Доме кинематографистов открылась фотовыставка под названием «Нити». Автором...

Переломный момент

38
После череды комедий, представленных артистами Даргинского театра в начале года, на этот раз...

Снятию блокады посвящается

7
Дагестан продолжает отмечать одну из самых важных дат Великой Отечественной войны – 80-летие...

Знаменитая пьеса Арбузова – на дагестанской сцене

52
Спектакль «Мой бедный Марат» по...

В память о замечательном ашуге

42
В этом году исполняется 155 лет со дня рождения народного...