Купить PDF-версию
04:15 | 23 апреля, Вт
Махачкала
X
17:23 05.03.2024

Хабиб Нурмагомедов в эксклюзивном интервью для VK Видео: «Голод управляет людьми. Если ты не голодный, ты не будешь просыпаться, ты не будешь ничего делать»

78

Знаменитый российский боец ММА дал большое интервью для VK Видео. Съемки прошли на родине Хабиба в республике Дагестан. Комики Нурлан Сабуров, Тамби Масаев и Адам Зубайраев отправились вместе с командой VK к берегам Каспийского моря, где провели со знаменитым бойцом два дня.

Хабиб рассказал о ярких моментах карьеры в UFC, впервые откровенно поделился эмоциями о бое с ирландским бойцом смешанных единоборств Конором Макгрегором, рассказал, как пришел к завершению карьеры, об особом отношении к матери и методах воспитания отца, сыграл со съемочной группой в футбол и игровую консоль. Съемочная группа посетила школу единоборств им. Абдулманапа Нурмагомедова, где знаменитый боец выступает в качестве наставника. Хабиб провел небольшой поединок среди своих спортсменов и показал на практике, чему учит ребят. В интервью также принял участие брат Хабиба — Абубакар Нурмагомедов, который поделился историями из детства и юношества и рассказал, как Хабиб защищал его в школьные годы и уже тогда показывал свой характер бойца.

Интервью доступно к просмотру в сообществе Хабиба Нурмагомедова  ВКонтакте, а также на портале Спорт Mail.ru. Дополнительные вопросы, не вошедшие в интервью,  опубликованы в тематических сообществах ВКонтакте, посвященных смешанным единоборствам.

Нурлан Сабуров: Первый бой в такой большой организации. Какие чувства ты испытывал?

Хабиб Нурмагомедов: Я очень сильно хотел увидеть клетку, потому что я никогда не видел ее до этого, все другие бои были вне октагона. Все другие 16 боев, которые я провел на постсоветском пространстве, я выступал только на ринге или на открытом ковре. Я вот помню, первый раз я ее увидел, по-моему, в день взвешивания <…>.

— То есть твоя первая клетка была в UFC?

Да, я очень сильно ее хотел увидеть и почувствовать. И я как юноша, начинающий спортсмен, который всегда смотрел бои UFC, всегда хотел <…> в клетке выступить. По-любому добавляет зрелищности. Ты заходишь в клетку, вас закрывают, и ты выясняешь отношения.

О бое с Конором Макгрегором

— У тебя гигантский опыт, очень много ярких ключевых моментов в UFC, исторических моментов. Даже до самых не интересующихся спортом дошел тот случай с Макгрегором. Мне лично интересно, когда ты его уже душил, когда уже там не было шансов, когда уже были даже скорее подозрения, что он потеряет там сознание, если бы не было судьи, ты отпустил бы его?

Нет, не отпустил бы. Потому что это момент, где ты максимально, где твое эмоциональное состояние доходит до пика, потолка, можно сказать. И все справедливо. Думаю, что он и я, мы знали, на что мы идем оба, это не просто, когда ты там на улице кого-то встретил и начинаешь его душить. Это один из лучших бойцов мира. За полгода нам назначили бой, и мы выходим и выясняем, кто лучше.

Конечно, это не насмерть. Убил бы я его? Я думаю, нет. Я думаю, не убил бы, но до потери сознания – это точно. Сконтролировал ли бы я вот этот момент, этого мы уже никогда не узнаем. До какого момента держал бы – это хороший вопрос. Не знаю.

Ты помнишь, что ты говорил Коннору, когда он уже ничего не мог делать?

Когда дрался, постоянное общение у нас было. Говорил, где-то что-то на камеру попало, что-то не попало. Общение было. <…> У меня в голове было, что, когда все закончится, мы за кулисами продолжим <…>. Но, он крикнул, я подошел, он потом еще что-то там крикнул, дальше уже у меня прерывается. 

О завершении карьеры

— Наверное, один из ярчайших моментов твоей карьеры это было ее красивое завершение. Оно было эмоциональное, суперсентиментальное, <…> и то, что мама сказала тебе, что нужно завершить, это был супертрогательный момент. Было ли у тебя желание переубедить маму в этом? Или принял сразу же с первого раза и больше к этому не возвращались?

Нет, никогда не возвращались. Как такового, знаешь, сел и переговоры какие-то с мамой – тоже не было. Она выразила свое мнение, позицию, я понял, но я никогда ни с кем вот это не обсуждал, не разговаривал. Я сказал маме, что нужно этот бой мне сделать по-любому,  <…> и я завершил. Но об этом никто не знал, кроме меня.

— То есть об объявлении завершения карьеры никто кроме близких не знал?

Ни один человек не знал, кроме меня и мамы. Но я лично знал сам, когда я заходил в октагон, что это мой последний бой. <…> Первый раунд, а я уже скучал, выступая. <…> Я был уверен в себе, что больше я никогда не выйду в октагон. Я шел как на последний бой. На этот бой у меня подготовка была очень плохая, ужасная, точнее не подготовка, а травмы: я был в больнице 7 дней, потом вернулся, потом палец сломал. Тяжелая подготовка была. Но я ни с кем не делился, просто говорил, что я по-любому выйду на этот бой. Я понимал, что, если даже будет тяжело, у меня есть багаж, откуда я буду черпать силы. Я еще в UFC никогда не показывал своих предельных возможностей, все не показывал, все, что у меня есть. Когда ты попадаешь в тяжелые моменты, ты вытаскиваешь все, что у тебя есть. Такого не было, что я прям вытаскивал все, что у меня было. Я когда туда выходил, я понимал: да, я болел, это, и это, и это…но у меня есть же еще запасы характера, я могу уже и на характере пойти, и на опыте, и на навыках.

О родителях и воспитании детей

— Все знают про влияние отца в твоей жизни, спорте и во всем остальном. Мало кто знает о влиянии мамы. Мне интересно, есть ли история какая-нибудь из детства, юности, может быть, взрослой жизни, которая ее как-то описывает?

Мама – это человек, который воспитывает детей. Я, конечно, не был исключением, и очень большой вклад внесла в меня мама. То, как воспитала, помогала, поддерживала. <…> Мы особо не рассказываем про женщин, потому что женщины у нас в тылу. А тыл очень важен. Без такой поддержки в тылу тяжело быть на передовой.  Так что мама огромный вклад внесла, она всегда была домохозяйка, дома, никогда не работала, но дома работы очень много было.

— Смотрела бои?

Она говорила, не может смотреть.

— После завершения спортивной карьеры ты понимал, что хочешь больше времени проводишь с семьей, в первую очередь с мамой. Прошло уже несколько лет после завершения. Удается ли как-то, наверстываешь ли ты упущенное?

Да, да, конечно. Вместе живем. <…>. Когда я дома, каждый день видимся, она воспитывает моих детей, так что в этом плане да, удается. И очень много удалось, наверстал. И конечно сейчас, после отца, она нуждается во внимании, в поддержке, которой мы как дети обязаны и делаем, стараемся.

— Про твоего отца многие только хорошее говорят. Оказывало ли на тебя это давление, особенно когда ты сам стал отцом и когда по твоим детям будут, возможно, судить о тебе? Насколько тяжело быть отцом? И каково это, когда у есть пример, который был всю жизнь, какого это соответствовать?

Отец был 24/7 дома, это, с одной стороны. Но, с другой стороны, отец не был настолько популярен и знаменит, как я, например. И в отличие от моего отца, у моих детей богатый чувак отец, знаменитый чувак, а у меня отец не был богатый и знаменитый. Он был со знаниями, навыками, дисциплиной и со своим стилем, методом, подходом ко мне. Первым местом у отца всегда был личный пример: в спорте, в образовании, в религии, в воспитании он всегда показывал личный пример. Он тренировал и сам боролся. Он любил футбол, например, и сам в футбол играл. Для меня всегда дома был авторитет. Не просто отец, который сидит на диване, и говорит “это сделай, то сделай, принеси”, который курит и смотрит с утра до вечера футбол. Нет, у меня был личный пример дома. Для меня всегда отец был такой глыбой, откуда я черпаю энергию, мотивацию, пример.

Так что я стараюсь тоже самое давать своим детям. Не знаю, насколько у меня это хорошо получается, это только время покажет. По тем возможностям, которые у меня есть; то, что невозможно, конечно, не могу делать. У меня тоже есть определенные ограничения. И самое большое ограничение – это то, что я занят, то что у меня времени мало. Но каждую свободную минуту я стараюсь уделить детям. Я считаю, что самое большое вложение в наших детей — это внимание и личный пример. Быть рядом с ними и показывать, говорить, что нужно делать. Дети, когда растут, у них в головах бывает очень много вопросов и на них надо ответить, отвечать надо правильно: что, как, зачем, для чего, для чего это все делается. <…> Так что вот этот момент я стараюсь не упускать.

 

Главные новости