X
05:31 22.10.2013

Не стать манкуртами

Россия - моя Родина! Люблю Россию со всеми ее ухабами и холмами, недостатками и достоинствами, буйством и романтикой, в стужу и солнечную погоду!

В 1993 году я работал доцентом кафедры травматологии и ортопедии Трабзонского университета (Турция) по внедрению там методик Илизарова для лечения травматологических и ортопедических больных. Была возможность принять гражданство благополучной Турции. Но я тосковал по Дагестану, Москве, России и вернулся в страну, где президент расстреливал парламент. Есть в судьбе еще что-то выше материального благополучия. Это Родина, жизнь на Родине и служение Родине! У меня нет никакого упрека к тем, для кого второй родиной стала другая страна, но убежден, что Россия всегда и в их сердцах тоже. Замечательно, что ныне границы не закрыты. Не жалею, что вернулся, хотя Турция стала для меня страной любви и уважения. Это предисловие, а теперь детали.

Цум по-аварски означает орел. В Цумадинском районе действительно много орлов, водопадов, ущелий, вершин, родников, горных туров и лекарственных трав. Край людей потрясающей доброты и благодарности! Тут есть ледниковые вершины на высоте 4510 м. Моя малая родина — Нижние Гаквари, что в Цумадинском районе Дагестана на высоте 2000 метров над уровнем моря.

Август 1955 года. Раннее утро. Солнечное небо. Гакваринцы вышли провожать Таисию Илларионовну (завуча и преподавателя математики) и Евдокию Ивановну (учителя русского языка и литературы). Вышли всем аулом, чтобы выразить им сердечную благодарность за их большой подвижнический труд, за их блистательную педагогическую миссию в течение девяти лет в суровых, спартанских условиях гор. Ничто не препятствовало им после трех обязательных лет работы по распределению уехать из этих суровых мест. Не было тогда в горах ни электричества, ни телевидения, ни автодорог, ни квартир с удобствами. Воду набирали из родника, что на окраине аула. Сакли отапливались дровами и кизяком. А до райцентра Цумадинского района – Агвали, что в 14 километрах, добирались пешком. И обратно, так же. Перед тем как оставить Гаквари, Таисия и Евдокия зашли в саклю к почтенному слепому старцу Гаджимагомеду, прощались с ним в слезах. Так было и при прощании со всеми гакваринцами, которые вышли за пределы села, что было высшим проявлением к ним своего почтения и благодарности. Чтобы пересилить печаль, молодежь затеяла лезгинку. И Таисия с Евдокией тоже отплясали так грациозно, будто они из профессионального ансамбля. Сожалею, что не было тогда киносъемки. А мы, школьники, пошли провожать любимых учителей до райцентра, а оттуда они: одна в кузове, а другая — в кабине грузовой машины поехали до Махачкалы, что в 400 км.

А вклад министра радиопромышленности СССР, депутата Дагестана Петра Плешакова, построившего несколько филиалов Астраханского радиозавода в горах и обеспечившего работой тысячи горцев и горянок, стал все еще не превзойденным образцом любви к дагестанцам! Не забыть бы нам вклад русских в развитие экономики, культуры, образования, науки, промышленности и других отраслей Дагестана! Не пристало нам стать манкуртами.

Реальностью той эпохи была порядочность по всему Советскому Союзу. Не идеализирую прошлое, но так было во всех аулах Дагестана, где работали учителя из России. И принимали в Дагестане русских как самых дорогих, давних и желанных друзей. Русский ассоциировался с честностью, профессионализмом и чистотой.

А после развала Советского Союза начался дикий период перестройки, реформ, либерализации и вседозволенности; появились ура-патриоты по всей бывшей державной стране. Дагестан не стал исключением. Появились «ходоки» в дома к русским в Махачкале и других городах Дагестана с «просьбой» продать жилье и уехать к «себе». Руководители городов Дагестана тех лет проявили оперативность и законодательно запретили выписывать русских без выяснения обстоятельств и разрешения администрации. Так было приостановлено «очищение» Дагестана от не «своих». А вскоре в красивейшем парке Махачкалы установили величавый памятник Русской учительнице. Кстати, в те же годы Рамазан Абдулатипов — депутат парламента Российской Федерации, у себя в ауле Гебгуда Тляратинского района тоже установил памятник первой своей учительнице из России.

От пришибленных умом, совестью и памятью не свободен ни один субъект, ни одна эпоха, но в Дагестане никто не посмеет сегодня ущемить русских. Иная печаль: безработица. В советское время в Дагестане функционировали мощнейшие заводы и высокого уровня сословие инженеров и рабочих, где в основном работали специалисты из русских областей. С неутихающей болью в сердце вспоминаю преступную вакханалию болтливого Горбачева и самодурствующего Ельцина над Советским Союзом, народами, промышленностью и другими отраслями, когда не сотнями, а тысячами и миллионами граждан из-за этих вождиков и их дружков стали бомжами в своем же Отечестве. Никто не ответил за это и за ваучерный обман россиян. Тогда и начался исход из Дагестана активных людей в поисках работы. Уезжали и уезжают не только русские. Уезжают и дагестанцы, а среди них есть мошенники, угонщики машин, воры, грабители и прочие преступники, охотники «легких» и больших денег. Их ненавидят не только русские, но и сами дагестанцы, зато их «обожают» СМИ и телевидение России. С усладой и смаком на уровне физиологического гнева журналисты и психопатичные политики аля- жириновские муссируют генетическую преступность «лиц кавказской национальности». Дагестанцами стали пугать русских. Это преступная демагогия для люмпенов и дорога фюреров для восхождения на Олимп России. И это им удается. Значит, в нашем Отечестве не все благополучно.

Это есть ошибочная, узколобая, безмозглая, порочная и стратегически разрушительная для нашего Отечества политика и практика. Даже гениальный Солженицын как-то в сердцах высказался о том, что надо бы отделить Северный Кавказ от России. В последующем Александр Исаевич мужественно признал ошибочность своего суждения. О, сколько же в мире «друзей» России, не только мечтающих о фрагментации России, но и предпринимающих мощнейшие атаки на идеологическом фронте. Россия сильно и опасно отстает в идеологическом плане укрепления дружбы, братства, сотрудничества, взаимопознавания и взаимоуважения народов страны и их культур. Это может стать разрушительным штормом для России, и от этого проиграют все, кроме наших врагов. Не понимать этого, означает жить в колыбели, когда тебя укачивает не родная мама, а профессиональные менеджеры госдепа типа тех, которые укачивали и ублажали Ельцина. Ныне начали проводить различные форумы и фестивали по культуре и диалогу народов России. Это нужно делать не спорадически, а в постоянном и повседневном режиме.

Но более всего молодежи Дагестана нужна работа! Неужели нельзя реанимировать работу заводов, фабрик и предприятий по самым разным направлениям? В Дагестане около сотен филиалов разного рода российских и заморских университетов, занимающихся выкачиванием денег из дагестанцев и оболваниванием новых поколений дагестанцев. При этом предприятия в запустении. Понимаю стремление руководителя СКФО Александра Хлопонина по внутренней трудовой миграции северокавказцев в исконно русские края, но результат будет черномырдинским: «хотели как лучше, а получилось как всегда». Это не выход.      

(Окончание следует)

 

 

Статьи из «Общество»

Наш долг – помнить о них

5
По всей стране недавно вспоминали воинов-интер­националистов. Дата при­урочена к 35-летию...

Одно на всех большое сердце

4
Поддержка женских клубов, организация гуманитарных миссий, место и роль женщин в политической системе России в 2024 году, реализация национальной стратегии в...

Когда патриотизм под кольчугой

35
В этом году Дагестан будет отмечать 25-летие разгрома...

Отцовское плечо

28
Президент России Владимир Путин в 2021 году официально учредил праздник День отца, который...

Эпоха беспамятства прошла

34
Последняя колонна советских войск 35 лет назад, 15 февраля 1989 года, покинула территорию...

С учётом современных вызовов

9
В 1993 году в условиях депрессивной экономики и отсутствия четко выраженных идеологических тезисов в вопросах семьи, материнства и детства дагестанским женщинам...

Желание быть рядом

15
Поднимаясь высоко в гору, мы порой останавливаемся, чтобы перевести дух, оглянуться и...