Сетевое издание «Дагестанская правда»

00:55 | 09 декабря, Пт

Махачкала

Weather Icon

Охотник – это защитник природы

Моя планета
A- A+

Охота на зверя всегда была популярна в Дагестане. Благо, для этого у нас есть все условия.

Сегодня профессионалы охотничьего дела отмечают тревожные тенденции, ведущие к деградации охотничьего хозяйства в республике. И это повод для серьезного беспокойства, поскольку такая ситуация пагубно отражается на всех популяциях охотничье-промысловых видов животных и птиц в республике.

Это особо подчеркнул в беседе с нашим корреспондентом старший охотовед Дагестанского общества охотников и рыболовов Александр Яровенко. Он также является научным сотрудником Дагестанского федерального исследовательского центра Российской академии наук.

– Александр Юрьевич, от многих охотников со стажем приходится слышать, что охота в Дагестане вырождается. Слишком много стало людей, не уважающих ее законы. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Основания для такого мнения, увы, имеются. Культура охоты сегодня находится на низком уровне.

– В чем это выражается?

– Охотник – это прежде всего защитник природы и бережливый хозяин, рационально использующий её ресурсы. Многие этого просто не знают. Хотя при получении охотничьего билета должны проходить хотя бы минимальные курсы по изучению биологии диких зверей и птиц, устройству и использованию охотничьего оружия, требований законодательства. К сожалению, этого нет.

– Но разве не ваше общество занимается вопросами выдачи охотничьих билетов?

– Несколько лет назад система выдачи билетов изменилась. Раньше этот вопрос действительно находился в ведении Общества охотников и рыболовов. Тогда и право на приобретение и хранение оружия было связано с членством в охотобществе. С 2011 года эта функция перешла к Министерству природных ресурсов и экологии РД. На мой взгляд, такая перемена негативно отразилась на результате. Дело в том, что для министерства это направление не профильное. И если мы работали с охотниками, контролировали их, то сейчас этого нет.

Возьмем ситуацию с волком. Я достаточно хорошо знаю эту тему, поскольку она входит в сферу моих научных интересов: заканчиваю кандидатскую диссертацию о современном состоянии популяций волка и шакала в Дагестане.

Так вот, сейчас отмечается расширение ареала и рост численности шакала на территории всей республики. Если раньше он обитал преимущественно в низменных районах, то теперь добрался до высокогорий.

Причин тому несколько: тут и потепление климата, и увеличение числа незаконных мусорных свалок и скотомогильников. В немалой степени это является и результатом бездумной охоты на волка.

В связи с непродуманным тотальным отстрелом традиционные места его обитания оказываются свободными. Но природа не терпит пустоты. На место волка приходят шакалы или дикие бродячие собаки. Это приводит к другой проблеме: появлению гибридов от скрещивания волка с шакалом или бродячими собаками. Потомство от этого скрещивания бывает более дерзким и менее пугливым. Наши ученые давно выступают с предложениями провести картирование участков, где обитают волчьи семьи, отметить расположение волчьих логовищ, обозначить площадь их охотничьего участка, который они защищают от других волков. Вопрос об организации такого картирования решается на федеральном уровне, но заявку должны подать регионы.

– Процесс, наверное, длительный?

– Да, но проводить его надо.

Что касается непосредственно охоты, то сегодня у нас распространена загонная охота. Когда зверя загоняют и ты палишь по всему, что выбежало на тебя из кустов, не разбирая, кто перед тобой – матёрый волк или детёныш. Это самый простой вид охоты.

Есть другой вид – из укрытий или засидок. Когда охотник садится в укрытие и терпеливо ждет в определенных местах, пока зверь не выйдет. Это более сложный вид, он требует терпения, времени. Специалистов такой охоты в Дагестане осталось мало, я могу назвать только несколько человек.

Популяция волков в республике вырос­ла. Считается, что оптимальной для Дагестана является численность порядка 1 тысячи волков. Сегодня их насчитывается не менее 3 тысяч

Другая проблема – массовое использование охотниками тепловизоров. С точки зрения профессионалов это не охота, а стрельба в тире. Не надо готовиться, искать зверя, выслеживать его. Вышел ночью, с 300 метров поразил цель – и доволен. А ведь охота – это поединок. Здесь же зверь обречен изначально. Во многих регионах охота с тепловизорами законодательно запрещена. Мы также намерены обратиться к Главе РД Сергею Меликову с предложением запретить ее и у нас. Надеемся на его поддержку.

С охотой на волка ситуация, если честно, в целом печальная. Система «волчатников», которая была в Дагестане во времена СССР, оказалась сломана.

– Почему так случилось?

– Одна из главных причин – утрачен материальный стимул. Сегодня государство платит за добычу волка премию в размере 1,5 тысячи рублей. Это очень низкая оплата. Немного найдется охотников, согласных на такие деньги. Надо понимать, что охота на волка – дело сложное и затратное. Зверя приходится выслеживать по нескольку дней, нести затраты на бензин, питание.

При этом в Сибири, к примеру, за голову волка дают 15 тысяч руб­лей. Раньше животноводческие хозяйства, пострадавшие от набегов хищника, давали за голову волка две овцы. Но постепенно эта практика сошла на нет.

В результате мы видим, что популяция волков в республике выросла. Считается, что оптимальной для Дагестана является численность порядка 1 тысячи волков. Сегодня их насчитывается не менее 3 тысяч. Раньше в низменных районах – Ногайском, Тарумовском, Кизлярском – волков вообще не было. Сейчас они там появились.

Правда, иногда к волчатникам обращаются некоторые специалисты по оккультным наукам, желающие приобрести те или иные части волка. К примеру, в Китае большим спросом пользуются волчьи черепа. Там они считаются мощным талисманом. За него нашим охотникам предлагают 10 тысяч рублей. За клык волка дают 2 тысячи. Иногда нам предлагают продать глаз волка, который, как мы знаем, используется при колдовских обрядах. От некоторых предложений порядочные охотники отказываются сразу.

– Где сегодня на территории республики осуществляется организованная охота?

– В Дагестане общедоступные охотничьи угодья занимают около 70 % территории. Крупнейшим охотпользователем республики до недавнего времени было Дагестанское общество охотников и рыболовов, за которым закреплено 29 охотничьих участков. Но с продлением лицензии на их хозяйствование сложилась странная ситуация. Лицензия на их аренду была нам выдана в 1996 году сроком на 26 лет. В 2022 году после истечения срока Правительство РД отказалось продлевать ее нам и передало эти функции Министерству природных ресурсов и экологии.

Кроме 29 охотничьих участков, имеются частные охотничьи угодья, их в республике 95.

Здесь я бы хотел подчеркнуть один момент. Согласно схеме территориального деления охотхозяйств РД, предусмотрено создание зон охраны охотничьих ресурсов. Это особые защитные участки, созданные в целях сохранения ресурсов. Есть специально утвержденное положение о функционировании этих зон. Должны они охраняться теми, в чьем ведении находятся, т.е. Министерством природных ресурсов. В реальности же такие зоны в республике не созданы. Они по-прежнему находятся в категории общедоступных охотничьих угодий, на них выдаются охотничьи путевки. То есть налицо несоблюдение принятого законодательства.

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Моя планета»