Сетевое издание «Дагестанская правда»

00:00 | 04 декабря, Вс

Махачкала

Weather Icon

Футбол как национальная идея

A- A+

Депутаты Госдумы нынче все еще на каникулах. Впрочем, многое ведь зависит от того, как человек привык проводить свободное время. Кто-то уехал за границу на всемирно известные курорты. Кто-то не представляет себе отдыха вне шумной столицы, элитных клубов и ресторанов. А депутат Хизри Шихсаидов неизменно проводит летние месяцы в родном Дагестане. Зная, что он в Махачкале, к нему идут люди. У них, у Шихсаидовых, это семейная черта - близость к людям. Я помню тихую улочку в Буйнакске, распахнутые ворота в уютный ухоженный дворик. Там жили родители Хизри Исаевича, жили не запирая дверей, всегда готовые выслушать человека, переступившего порог, помочь ему. Хизри Шихсаидов во всем верен семейным традициям. С разговора о них и началась наша беседа.

— Хизри Исаевич, любовь к спорту – это тоже ваша семейная традиция?

— Брат занимался волейболом. Как вы знаете, есть турнир, что носит его имя, проходит ежегодно в с.Буглен. А я в детстве увлекался игровыми видами спорта. В футбол гонял, как многие мальчишки. Тогда борьба только-только появилась, еще не было того культа, что образовался при Али Алиеве.

И тем не менее я пошел в секцию вольной борьбы. Было желание окрепнуть телом и духом, чтобы в любой ситуации суметь постоять за себя. Тогда многие мои сверстники к спорту потянулись. Спортзал, где я занимался, находился в Буйнакске возле армянской церкви. Потом переехали в Махачкалу, здесь продолжил. Моих тогдашних тренеров – Карапетяна, Гайдарова – уже нет в живых. Они большую роль сыграли в моем становлении. Тренировался у Крутьковского. Но больше всех по душе пришелся мне Юрий Шахмурадов. Его называли профессором борьбы, это он внес в этот вид спорта свою интеллигентную, «умную» манеру.

— Не было ли у вас мысли сделать спорт своей профессией?

— Может, эта мысль и появилась бы, но брат высказал свое мнение: приоритетом должна быть образованность. А слово брата, который был старше меня на 18 лет, было для меня законом. Это тоже наша семейная традиция — авторитет старшего непререкаем.

— А как же тогда стремление к самостоятельности?

— Одно другому не мешает. Вот у нас в роду, как у немцев, — в 16 лет родители предоставляют тебе самостоятельность. И в армию я пошел, как все, хотя была возможность «откосить». Отслужил в Горьком во внутренних войсках. А женился еще раньше, в 19 лет.

— Тоже семейная традиция?

Футбол — моя страсть с детских лет. Мечтал о том, чтобы у Дагестана была своя команда. Когда работал в правительстве, поделился своей идеей с Магомедали Магомедовым, получил от него добро. Сколотили команду

— Да, у нас так принято. Ранняя женитьба формирует ответственность. Знаешь, что сам должен принять решение. Никто тебя не опекает. Учился в институте совершенно самостоятельно, жил в общежитии, родители и в лицо не знали моих преподавателей. Когда окончил, поехал по распределению в Кумторкалинский район. Там получил жилье как молодой специалист. Впрочем, жилье — это громко сказано — домик был без отопления, и жена боялась, что дети, тогда еще малыши, могут заболеть. 

— Спутницу жизни вам родные выбирали?

— Нет, это мой выбор. Патимат была соседкой моего брата. Как бывает? Увидел, приглянулась. Родители одобрили мой выбор. Кстати, в семье, где я вырос, главенствующую роль играла мать. Волевая, решительная, строгая, верующая.

С нами она не церемонилась — наказание себя ждать не заставляло. Для этих целей дома держали хлыст. Мать поручала «поучить» провинившегося отцу. А отец – он был мягким, лояльным, никогда нас не бил – разыгрывались настоящие инсценировки. Заходим с папой в подвал, где экзекуция должна состояться. Он и говорит: «Кричи, плачь погромче», и хлыстом щелкает.

— Так кого же благодарить за отличный результат в воспитании – строгую мать или доброго отца?

— Я думаю, обоих. И еще брата. Он был по-отцовски строг. А отец был мне как брат, как друг. Одно дополняло другое.

— Хизри Исаевич, а своих детей вы как воспитывали?

— По-разному бывало, в зависимости от возраста. Методы, что хороши для 5-летнего, не годятся же для 18-летнего. Но главное — собственный пример. Сегодня у моих детей свои семьи, у меня восемь внуков.

— А что лично вам дал спорт?

— Уверенность в себе, крепость духа, интересное общение, новых друзей, азарт, вдохновение. Когда говорят о политиках, заметили, что больше уважают тех из них, кто спортом занимается? Спорт помогает самоорганизации, самодисциплине. Вот четыре раза в неделю хожу в спортзал. После этих занятий, как с тебя семь потов сойдет — семь раз подумаешь, прежде чем съесть что-то калорийное, жирное, мучное. То есть к спорту напрямую примыкает и культура питания, поведения. Тебе жаль своих тренировок, жаль сводить на нет свои старания.

— Слышала, что благодаря вам увлекся футболом Расул Гамзатов...

— Да, стал ярым болельщиком. Это интересная история. Футбол — моя страсть с детских лет. Мечтал о том, чтобы у Дагестана была своя команда. Когда работал в правительстве, поделился своей идеей с Магомедали Магомедовым, получил от него добро. Сколотили команду, а где тренера взять? Лично разговаривал с Гаджи Гаджиевым, он принял предложение.

Привели в порядок стадион «Динамо». «Анжи» стала играть в первом дивизионе. Была задача вывести команду в высшую лигу. Ее удалось осуществить в 1999 году.

Старались популяризировать футбол. Вы же помните, какие трудные это были годы. Людей надо было объединить. А футбол хорошо подходил для этой цели. На стадионы кто ходит — в основном простой народ. Хотя я приохотил болеть и чиновников. Когда ожидался матч, объявлял коллегам: «Сегодня игра. Все на стадион. Там 17 тыс. человек, и вы должны быть с народом». Присутствие Расула Гамзатова на стадионе тоже служило этой цели. Я за ним посылал машину, и он вначале без охоты посещал матчи. Но потом увлекся и уже сам звонил, спрашивал, будет ли игра. Тогда же и произнес известную фразу: «Я думал раньше главное культура, оказывается — физкультура».

— Вы же и сейчас не упускаете возможности побывать на игре?

— Конечно, что еще дает такой заряд бодрости, драйв, что называется. Но вот эти вип-ложи я не люблю. Там дух футбола не ощущаешь, никакого удовольствия.

— Разговоры о том, что олигарх Сулейман Керимов купит «Анжи», не затухают...

— Мы ведем с ним переговоры по этому вопросу, рассчитываем на положительный результат. Он может стать не совладельцем, а владельцем.

— Хизри Исаевич, все бы хорошо, но когда идет футбол, улицы перекрывают...

— Да, проблема есть. Возле «Динамо» и парковки нет. Вот когда будет задействован «Хазар», все изменится. Мы уже нашли инвесторов, работаем с несколькими акционерами. Среди них и Сулейман Керимов. Он дал обещание построить и Дворец молодежи рядом со спорткомплексом имени Али Алиева.

— Дворец молодежи не будет ли пустовать? Многие сейчас уезжают.

— Да, это нехороший процесс. На голодный желудок ни в спортзал, ни в Дом культуры не пойдешь. Нужно создавать рабочие места, производственные мощности. Кто сегодня придет, какой инвестор, когда море грязное, дорог нормальных нет. Занять людей делом, создать условия для привлечения инвестиций — вот главные задачи, что стоят сегодня перед руководством республики. 

 

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Спорт»