Сетевое издание «Дагестанская правда»

23:55 | 23 января, Сб

Махачкала

Weather Icon

Без вожжей и правил

A- A+

Сегодня одной из самых трудных и острых проблем социально-экономического развития регионов и страны в целом является непрерывный рост цен и тарифов на товары и платные услуги. Трудных – потому что на них влияет множество зачастую противоречивых факторов. Острых – потому что рост цен непосредственно ощущается миллионами людей.

И Президент России Дмитрий Медведев, и премьер-министр Владимир Путин, обеспокоенные создавшейся ситуацией в сфере торговли, особенно на продовольственном рынке, предложили руководителям ведомств экономического блока разрабатывать соответствующие меры. В данной ситуации речь идет о том, что думают по поводу создавшейся ситуации в стране ученые-экономисты, сами товаропроизводители и потребители.

Все эксперты, с кем мы имели беседы, едины в том, что главной причиной безудержного роста цен и тарифов на товары, платных услуг и инфляции является отсутствие государственного регулирования этих процессов.

Давайте рассуждать вместе. Если вы, уважаемые читатели, попадете в ситуацию, когда пешеходы переходят улицы как им вздумается, где вперемешку снуют люди и автомобили, – вы наверняка подумаете, что так недалеко и до трагических происшествий! А если такое происходит с ценами? Если движутся они вверх-вниз без всяких правил и порядка, как пешеходы? Смею заверить, и тут хорошего ждать не приходится.

Когда со 2 января 1992 года федеральное правительство решило либерализовать цены, то есть освободить их от государственного контроля, оно рассчитывало,  что цены сами собой поднимутся в 3-5 раз, а затем остановятся. Однако за шестнадцать с половиной лет цены выросли в десятки раз, а останавливаться не хотят. Конечно, что сделано, то сделано, назад цены не вернешь. Вопрос в том, как избежать их роста хотя бы в дальнейшем. Попробуем разобраться.

Мировой опыт учит: экономический кризис нельзя изжить без государственного регулирования цен. Преодолели его – государство отпускает вожжи, но совсем не выпускает их из рук – это слишком опасно

Каждое предприятие — промышленное, торговое, строительное или транспортное — стремится повышать прибыль. И пятьсот лет назад так было, и сегодня тоже. Но способов приращивать прибыль только два. Первый – больше производить (и продавать) продукции, снижать ее себестоимость, то есть снизить затраты на изготовление. И второй – вздувать цены как можно выше и при этом даже сокращать производство и реализацию товаров. Этот второй способ по сути и определяет сегодня правила «уличного движения» в нашей экономике.

И тут полезно, на мой взгляд, обратиться к мировому опыту ценообразования в надежде извлечь из него полезный урок. За прошлый год цены в России — розничные и оптовые – на товары первой необходимости выросли на 46 процентов, что официально названо успехом. В любой иной стране такой темп роста цен – это катастрофа. Там плюс 3-5 процентов в год считается опасным, а при 8–10 процентах государство принимает чрезвычайные меры. У нас борются с ростом цен самым невероятным в мировой экономике способом – невыплатами зарплаты и пенсий. Общая просроченная задолженность по зарплатам в нашей республике в июне, по сравнению с январем сего года, увеличилась более чем в два раза. Хорошо то, что бюджетники зарплату получают вовремя.

В России еще в XVI веке при большом недороде хлеба (то засушливое, то переувлажненное лето) царь Борис Годунов устанавливал в Москве казенную цену на хлеб – втрое выше прежней, но и вшестеро ниже «естественно рыночной». Причем было еще введено и такое правило: ежедневно до 12 часов дня торговля шла только в розницу, чтобы спекулянты оптовыми закупками не лишали горожан хлеба.

Якобинское правительство Франции в XVIII веке держало «хлебный максимум» – верхнюю границу цены, превышать которую не мог ни один купец. Несколько позднее первый консул республики генерал Бонапарт ввел такой же порядок в Париже и в тех регионах страны, где урожай был ниже обычного.

Во время первой и второй мировых войн воюющие европейские государства устанавливали твердые цены на основные потребительские товары, а то и нормированное распределение продовольствия. И устранили такой порядок не сразу с окончанием войны, а лишь по мере нормализации хозяйственной ситуации. В США в годы Второй мировой войны цены на важнейшие стратегические товары определяло государственное управление цен. По ним закупались у фирм танки, корабли, самолеты, шинели и прочее. Иначе бы госбюджет не выдержал военных расходов.

Если сравнить наше теперешнее ценообразование с любым другим — американским, французским, английским или итальянским, то увидим: нигде такой «свободы и воли» цен нет.

Там рынок не понимают как хаос и вседозволенность. Это они «проходили» лет 200-300 назад. Неужели нам надо повторять чужие ошибки?

К слову, во время великой депрессии 30-х годов в США президент Ф.Рузвельт ввел в стране систему паритетных цен. Правительство следило за тем, чтобы трактор, комбайн, удобрения и прочее стоили не дороже продаваемого фермерами зерна. Виновные в нарушении системы наказывались разорительными штрафами. И главное: такой порядок по сути действует и по сей день. В послевоенные годы, когда экономика переналаживалась, переходила на мирные рельсы (а это тоже своего рода кризисная ситуация), была создана «система ценовых комитетов». На местных рынках (в штатах, в графствах) создавались комитеты, в которые входили продавцы, представители администрации региона и покупатели.

Они по взаимному согласию устанавливали цены на товары первой необходимости на неделю, декаду или даже на один день. Сделки по иным ценам признавались незаконными.

Начиная знаменитую реформу, отец немецкого «экономического чуда» Л.Эрхард в 1948 году ввел список «социально приемлемых цен». Там значились самые нужные населению товары. Например, за мужские полуботинки обычного качества торговля могла взять 25,5 марки и ни пфеннига больше. Правительство следило за тем, чтобы соотношение «цены-зарплата» позволяло рядовому гражданину прокормиться, хоть как-то одеться-обуться.

В 1950-1960-е годы во Франции при необходимости на те или иные группы товаров, прежде всего продовольственные, применялись «блокировки цен»: государство устанавливало максимум, и никто не смел его превысить. Позднее стали использовать систему «контролируемой свободы цен», когда предприниматель определяет предел сам, но при этом обязательно информирует государственное управление по ценам. Если в течение 15 дней оно не накладывает вето на означенную сумму, то цена действует. В противном случае ее надо снижать и снова слать письмо в управление. Более полная свобода ценообразования в стране началась лишь с 1986 года. Да, да, в рыночной Франции к относительно свободным ценам шли 41 год!

В Англии, Канаде, Швеции в 1940-1950-х годах государство широко применяло то, что потом получило название «фиксированные цены». Причем в Англии система эта продержалась до 1964 года, правда, правительство пошло на «уступку»: торговцы получили право… снижать цену, установленную производителем…

Во всех индустриальных странах давно действует четкий, законодательно определенный порядок расчета себестоимости продукции как базы цены. Делается это для того, чтобы пресечь искусственные вздувания затрат, которые позволяют припрятывать прибыль, а следовательно, обманывать налоговые ведомства при расчетах с госбюджетом. По закону включение нереальных затрат карается не только многократным возмещением потерь бюджета, но и при крупных обманах подлежит уголовной ответственности. У нас при всех недоимках бюджета никто не озабочен тем, чтобы проверить, из чего на самом деле складывается себестоимость продукции. Вообще впечатление такое, что просто забыли о себестоимости! А ведь что такое доходы предприятия и казны? Это цена минус себестоимость. Если себестоимость снижается, то и цены идут вниз. Иного источника нет и быть не может. Отсюда азбучная истина: чем ниже себестоимость продукции, тем больше доходы страны. Пример уже из нашей истории: в годы Великой Отечественной войны себестоимость военной продукции была снижена на треть, это сберегло госбюджету 660 миллиардов рублей. Иначе говоря, на те же деньги производилось больше танков, пушек, солдатских сапог, самолетов.

И еще. Наряду с четким порядком расчета себестоимости продукции надо резко сократить число взимаемых налогов, чтобы основным источником доходов госбюджета стал налог на прибыль. Причем не просто очень высокий, как теперь, а стимулирующий рост производства, а тем самым и доходов предприятий и казны. Принцип здесь достаточно прост.

Устанавливаются две ставки налога на прибыль: высокая – за каждый процент роста рентабельности (что достигается ростом цен) и льготная – за каждый процент прироста производства и реализации продукция. Тогда каждый «хозяйствующий субъект» – от уличного лоточника и до гигантов промышленности–окажется поставленным в четкие условия: выгоднее не гнать вверх цены, а наращивать объемы производства и продаж. А ведь это и значит выводить экономику из кризиса.

У нас действует Налоговый кодекс. В нем 1143 статьи. Но ни законодательного порядка расчета себестоимости, ни стимулирующего налогообложения прибыли по-прежнему нет. Да и каково бухгалтеру, финансисту, налоговому инспектору запомнить все эти статьи? По проекту остается в действии более 40 видов налогов. При этом даже с очень богатого ставка налога с дохода всего-то в полтора раза выше, чем с бедного или полубедного. А вот в других странах у богатых и очень богатых бюджет забирает где 50 процентов, где 70, а есть 80 и даже 92 процента. Каково?..

Но вернемся к способам регулирования цен. Во время нефтяного кризиса 1970-х годов президент США Р.Никсон дважды замораживал цены. Он называл это «периодом принудительной стабильности». Действительно, если стабильность экономики не устанавливается никаким иным путем, то остается прибегнуть к последнему – мерам принудительным. Нельзя же сидеть и ждать, пока все рухнет… В странах Европейского союза уже много лет цены на продовольственные товары не просто регулируются, а устанавливаются Советом министров ЕС. Между тем ситуация там сейчас далеко не кризисная. Однако понимают: доступность продовольствия для всех слоев населения настолько важна, что следовать иной политике нецелесообразно.

Одним словом, мировой опыт учит: экономический кризис нельзя изжить без государственного регулирования цен. Преодолели его – государство отпускает вожжи, но совсем не выпускает их из рук — это слишком опасно.

И цены на электроэнергию в большинстве европейских стран устанавливаются правительствами. Россия и тут идет «своим путем», ввели новый порядок – их разрешено определять региональным властям. Предприятия республики разоряются из-за высоких цен на электроэнергию. Нынче хотят внести «новый порядок»: цены на электроэнергию для предприятий-потребителей предполагается снизить… за счет подъема цен в 2-4 раза для граждан. Выдержит ли этот маневр население, которому и так нищенскую зарплату не платят в срок? И как отнесутся к этому местные администрации? Ведь люди посчитают их виновниками бедствия.

Ну, хорошо, в 1992-м году, объявляя либерализацию «всего и вся», не просчитали возможных последствий. Но теперь-то, когда кризис достиг максимума – такого падения производства в невоенное время нигде в мире не встречалось – почему не меняют курс? Ведь закончиться это может весьма плачевно. Словом, либо государство наше, как и иные цивилизованные страны, возьмет в свои руки вожжи цен, установит четкие правила их «уличного движения», либо…

Долгого хаоса экономика не выдержит.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»