11:48 | 18 января, Чт

Махачкала

18.01.2018
1EUR69.1730Руб+0.1487
1USD56.5925Руб+0.2047

Дипломат, ученый, просветитель

Личность
A- A+

Одно из самых видных мест в истории Дагестана по праву занимает яркая, незаурядная личность Джелал-Эд-Дина Асельдеровича Коркмасова (на снимке) (1877-1937), вставшего во главе Областного правительства Дагестана в условиях общественно-политических перемен в России, вызванных событиями февральско-мартовской революции и свержения самодержавия.

Он оставался на этом посту в самые сложные годы интервенции и Гражданской войны, а затем и во главе вновь образованной республики. Под его руководством Дагестан вдвое увеличил свои морские и сухопутные границы, он стал «отцом» первой Конституции республики и сыграл выдающуюся роль в ее развитии. С августа 1917 по декабрь 1931 гг. он выдвинулся в политика российского и союзного масштаба благодаря недюжинным интеллектуальным и организаторским способностям, высокой образованности и широкой эрудированности. Его многогранную деятельность прервали необоснованные обвинения в годы репрессий, затем расстрел, и, несмотря на последовавшую в 1956 г. реабилитацию, должное по достоинству его незаурядной личности соотечественники ему еще не воздали.

В год 100-летия Д. Коркмасова 40 лет назад мне, только что пришедшему на кафедру философии ДГУ, ее заведующий А. Агаев посоветовал заняться изучением личности моего великого земляка. Сегодня я должен признаться, что тогда в своем 30-летнем возрасте я не был готов осилить задачу адекватного представления современникам мировоззрения и творчества такой масштабной личности, какой являлся видный политический и государственный деятель России и Дагестана, дипломат, ученый, просветитель и публицист Джелал-Эд-Дин Коркмасов.

О духовном облике, глубинных истоках поступков, общественно-политической деятельности знаменитых представителей горских народов, да и о самих этих народах наука еще ничего внятного не сказала. Есть проза, есть публицистика, есть поэзия. Но вместо проникновения в сложное культурно-психологическое состояние дагестанских этносов мы имеем о них набор бессвязных, единичных, зачастую экзотических фактов. В той же русской литературе – от «Кавказского пленника» А. Пушкина, романтика М. Лермонтова до творений великого мыслителя Л. Толстого – не удалось основательно уловить метафизические глубины северокавказской и дагестанской культуры, вглядеться в души горцев…

Мое обращение к личности Д. Коркмасова привело к выводу, что он был человеком цельного и независимого и в то же время раскованного и восприимчивого ума. Его научно-философское мышление было емко, сообразно его основательному и разностороннему образованию.

По окончании знаменитой Ставропольской гимназии он поступил на естественный факультет Московского университета. В 1898 г. переезжает во Францию, где продолжает образование, отдавая предпочтение естественно-научному профилю ведущего учебного и научного центра Европы – в Сорбонском университете, и лишь после фундаментальных естественно-научных дисциплин в возрасте 23-26 лет приступает к основательной гуманитарной подготовке – к учебе в Парижской высшей школе антропологии и социальных наук. Позже 30-летний Джелал переезжает в Константинополь, где открывает пансион и школу политических наук. В 1911 г. он возвращается в Париж, ведет частную преподавательскую практику по философии и другим дисциплинам и продолжает учебу на юридическом факультете в Сорбонне. Во Франции он находится в дружеском общении со многими выдающимися деятелями мировой культуры и литературы, среди которых А. Франс, Т. Манн, Э. Золя, Р. Роллан, которые не нуждаются в представлении образованному человеку. На его мировоззренческое и нравственное становление повлияли маститые представители французского рабочего движения Ж. Жорес (профессор философии, гуманист и социалист), Ж. Гэд (писатель и революционер), в его ближайшем окружении были Ленин, Крупская, Луначарский, Кржижановский, Махарадзе и многие другие весьма образованные представители своего ­времени.

Не могло пройти бесследно для формирования образа мышления Джелал-Эд-Дина Коркмасова и пребывание в Лондоне, в Германии, Италии… Он свободно владел и писал более чем на 10 европейских и восточных языках, включая древнегреческий и латынь, а также арабский, тюркский и персидский. Основательное европейское образование усилило в познавательной культуре Коркмасова характерный немецкой и французской науке теоретизм, который сопряжен с установкой на размышление, на систематизацию и классификацию фактов с постоянной попыткой прийти к концептуальному видению мира. Прозорливость европейски мыслящего ученого он демонстрировал в качестве авторитетного теоретика и специалиста и нередко – основного докладчика на научных конференциях с самой разнообразной тематикой.

Став одной из самых заметных «культурных единиц» своего времени, он нес в себе то, что сразу и основательно определяет ее содержание – «очень умный человек», «интеллектуал». Так неизменно отзывались о нем те, кто был в состоянии оценить его интеллектуальный потенциал. В терминологии сегодняшнего времени сказали бы: он был способен мыслить вслух в режиме онлайн… На собеседников производили впечатление его обширные знания, умение убеждать, аргументировать свою точку зрения, поражала, как вспоминал профессор Расул Магомедов, «сама манера мыслить, всегда широкий подход, неожиданно масштабные сопоставления…».

Мощная волна социальных перемен, эпицентром которых к началу ХХ века стал европейский Запад, докатилась до северокавказских гор и востребовала в общественно-политическую жизнь и дагестанскую интеллигенцию «европейского типа». Новое время явило миру немало дагестанцев – масштабных личностей, генетически сочетавших в своем интеллекте вышеуказанный синтез. Их мышление в акцентированном в данной статье аспекте не изучено, но они не были лишены коркмасовской манеры мыслить, его широкого подхода, масштабных философских сопоставлений.

В недавно рассекреченном тексте выступления Д. Коркмасова (предоставленном, как и многие другие архивные документы, его внуком Анатолием Корк­масовым, известным публицистом и общественным деятелем) читаем: «Совершенно оторванный и враждебный европейской, в частности, русской культуре, Дагестан, восприняв мусульманскую религию, сохранил совершенно в своеобразном виде средневековую арабскую культуру». Огонь его души питала энергия защиты интересов трудового народа, а дух революционера предопределил его судьбу. Революционная деятельность зарождается у юного Джелала на родине, в Москве она его уже захватывает целиком, а в Париже, пожалуй, становится судьбой. Не думаю, что он становится тогда или даже впоследствии ортодоксальным марксистом, скорее философско-материалистический взгляд на природу в его мировоззрении сочетается, говоря современным научным языком, с цивилизационным подходом к пониманию истории, который в социальных детерминантах общественного развития отдает приоритет культуре, этническим, ментальным, религиозным и т.п. конкретно-историческим нематериальным субстратам. Косвенным подтверждением тому является первоначальное неприятие Октябрьской революции, ставка на крестьянство как на основного субъекта социальных преобразований в Дагестане, учет значимости религиозного фактора в общественном развитии и прочее.

С апреля 1918 г. Коркмасов возглавил дагестанское правительство (Областной ВРК, Областной и одновременно Т.-Х.-Шуринский советы, Военный совет республики, председатель подпольного обкома, командующий Армией Свободы Дагестана, ревкома ДССР и т.д.). С его руководящей деятельностью связаны становление Дагестана в нынешних границах, строительство КОРа (за что Дагестан первой из республик РСФСР удостоился ордена Трудового Красного Знамени), значительные аграрно-индустриальные и социально-экономические преобразования, рост городов, пятикратный рост общеобразовательных школ, появление техникумов, пединститута, сельхоз­института, резкое увеличение доли студентов-дагестанцев в центральных вузах страны, введена новая судебная система, осуществлена реформа здравоохранения, достигнуты значительные успехи в развитии курортно-санаторного лечения, культуры, литературы и театра, печатного и издательского, музейного и библиотечного дела и многое другое.

Десятилетия общественность Дагестана пытается воздвигнуть своему великому земляку памятник на Университетской площади в Махачкале – есть решение Правительства республики от 1988 года, распоряжение мэрии и, наконец, Указ 2013 г. высшего должностного лица – Главы Республики Дагестан о завершении уже начатых к тому времени работ по памятнику, но нет самого памятника – в связи с недофинансированием он остается на бумаге.

Современники должны знать, что Джелал-Эд-Дин Коркмасов из плеяды сыновей России и Дагестана, открывшей эру коренных преобразований нашей Родины, людей бескорыстных, подлинно образованных и преданных великой идее социального и национального освобождения и делу Октября, создавшего ровно 100 лет назад предпосылки и благоприятные условия для удовлетворения многовековых чаяний народов в их стремлении к прогрессу, что на примере образования Республики Дагестан было блестяще осуществлено Джелал-Эд-Дином Асельдеровичем Коркмасовым, 140-летний юбилей которого мы отмечаем в созданной при нем республике.

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Личность»