Сетевое издание «Дагестанская правда»

08:00 | 27 сентября, Вт

Махачкала

Weather Icon

Сохранить бы вкус Родины

A- A+

Донбасс. Он никого не может оставить равнодушным. Он сражается с фашизмом. Он рассказывает о подвигах российских солдат, выполняющих свой воинский долг добровольно, во имя Родины, за которую, бывает, жертвуют жизнью.

Да, трудно, да, тяжело. Идёт фактически война со стороны Украины, поддерживаемой США, готовой воевать с Россией доmkala.mk.ru последнего украинского солдата. И так трудно  преодолеть всё, что въелось в  душу тех, кто оказывает сопротивление, кто ведёт непримиримую войну с фашизмом вместе с нашей страной, готовой протянуть руку помощи людям, оставшимся без крова, потерявшим в боевых действиях близких, матерей, отцов, братьев, детей.

Беженцы, прибывающие в мирный Дагестан из воюющего Донбасса, заводят непростой разговор о жизни, о том, что переживают простые люди, проживающие  на юго-востоке их страны,  испытывая на себе тяготы военных действий.  

Ирина  Козлова и Игорь Семенихин приехали в нашу республику из Донецка, Макеевки, где продолжает бомбить мирное население украинская сторона в надежде всё вернуть на круги своя. 

– Многое из того, что происходит на земле Донбасса, было ожидаемо. Бомбёжки, обстрелы жилых кварталов, детских садов и школ, – говорит Ирина Алексеевна. – Украина много лет словно не замечала того, что происходит на юго-востоке. Ей казалось,  что только так, взрывами, ракетными всполохами, можно преодолеть нежелание Донбасса говорить только на украинском языке, отказываясь от  ценностей, на которых выросло несколько  поколений советских людей. 

Ирина Алексеевна задумывается, вспоминая далёкую, как теперь ей кажется, жизнь, мирную работу в книжном магазине. Ей непросто даются эти воспоминания о некогда благополучном прошлом. 

– Всё началось с  майдана, – вздыхает она. – Тогда произошёл антиконституционный переворот, отказ нового руководства  учитывать мнение и интересы юго-востока. Так стал распространяться фашистский режим. Жизнь наша  оказалась страшнее ада. Киев  дал команду бомбить Донбасс. Что страшнее всего – не военные, а мирные объекты, усиливая столкновения между официальным Киевом и  «сепаратистами» – так нас  окрестила новая власть. И тогда каждый  из нас понял, что невозможно  никакими уговорами  устранить  разрыв между Донбассом и  киевской властью, начавшей активно вытеснять русский язык, навязывая юго-востоку  фашистские символы, усилив  разгул бандитизма, крах экономики.

По мере радикализации украинского общества мирные протесты в Донбассе переросли в вооружённое противостояние, рассказывает Ирина Алексеевна. Требование о самостоятельности региона, по её мнению,  было вызвано ущемлением русскоязычного населения, которому киевская власть пыталась навязать режим «анти-Россия».  

– Это было  начало открытой войны. Но  демонстрация нацисткой силы натолкнулась на серьёзный отпор. И вопрос  федерализации уже не рассматривался. Донбасс решил для себя, с кем он. И  сегодня он весь практически российский,  люди стоят в очереди за российскими паспортами, а  освобождённые города постепенно возвращаются к мирной жизни: восстанавливается  транспортное, железнодорожное  сообщение, строятся дома, детсады, школы. Но огорчает, что родной Донецк  продолжает  обстреливаться  украинскими военными националистами, – говорит Ирина Алексеевна.  

Здесь, в Махачкале они внимательно следят  за проведением российской специальной операции, наблюдают, как мирному населению приходится  сталкиваться с ожесточёнными атаками боевиков. «Сердце обрывается», – со слезами на глазах  делится с нами собеседница. 

– Знакомые по телефону рассказывают, что националисты специально обстреливают жилые кварталы, – делится женщина. – Подобная коварная тактика поражает иезуитской жестокостью. Представьте, нацисты ждут, пока люди отойдут от шока, выйдут из домов, чтобы снова открыть по ним огонь. 

Стараясь отвлечь собеседников от тяжёлых мыслей, интересуемся у  Ирины Алексеевны и Игоря Леонидовича, беженца из-под Авдеевки, каким они увидели Дагестан. «Удивительным, – отзываются донбассцы. – Люди доброжелательные, терпимые и очень много доброты. В общении мы ни разу  не  почувствовали недоброжелательности, пренебрежения. Это так греет сердце нам, кто сегодня, лишённый родины, вынужден находиться вдали от близких, родных». 

Рассказывая о пережитом на родной земле,  Игорь Леонидович, которому исполнилось 62 года, подчёркивает, что только мир может стать  решающим фактором в восстановлении инфраструктуры Донбасса. Родился он в Макеевке, где проживает более 300 тысяч человек. Это крупный промышленный центр, здесь на протяжении ряда лет развивалась сталеплавильная отрасль, в своё время разрабатывалась добыча сланцевого газа. Но за 8 лет оккупации всё сошло на нет. 

– А вот сегодня возвращаются к жизни металлургический и химический заводы, строятся амбициозные планы  по производству и выпуску конкурентоспособной  продукции, – с надеждой на скорое возвращение к мирной жизни говорит мужчина. Оптимист по натуре, Игорь Леонидович мечтает о том дне, когда жизнь в Макеевке вернётся в прежнее русло. – Я всю жизнь отдал производству, наш сталелитейный завод занимал территорию в 16 километров, через весь город проходил. И сегодня руководство обещает произвести только в этом году 5 миллионов тонн стали. А это означает, что начало новому этапу развития тренда стальной отрасли Донбасса положено.

Рассуждения  наших собеседников – мудрые, при этом осторожные – сопровождались рассказами о реальной жизни донбассцев.  Веские высказывания звучали как возможный сценарий событий будущего. 

– Пока Зеленский, уверенный в победе, призывает Запад  взять на себя   восстановление  разрушенных украинских городов, Россия заново отстраивает Донбасс. И это самый убедительный  аргумент. Российские регионы оказывают помощь в восстановлении Луганска и Донецка, помогают людям продовольствием, лекарствами, одеждой. Огромное спасибо вам всем за это! И за то, что приютили у себя. 

Они твёрдо убеждены, что наша страна будет и в будущем активно помогать  Донбассу в созидательном восстановлении. При этом понимают, что для наведения там порядка потребуется значительное время – добрые месяцы, недели и годы. Но Россия  берёт  на себя все эти трудности, основной упор  уже сейчас  делается на социальную инфраструктуру, капремонт,  подготовку к зимнему периоду, обеспечение полноценной жизни людей.

– Мы читаем о том, что будет происходить пашагово, – говорят наши собеседники.  – А это в первую очередь обеспечение качественной жизни, реконструкция  региона. И это впечатляет. 

Они  верят и  обещанию руководства нашей страны, заявившего, что  задачи, поставленные в ходе спецоперации,  достигаются. 

Прощаясь с нами, Ирина Алексеевна и Игорь Леонидович говорили: «Понимаете, мы ведь  дети  одной страны, получили советскую закалку и хорошо усвоили уроки истории, Великой Отечественной войны, в которой  участвовал весь советский народ, победивший фашизм. И это надо бы усвоить киевскому режиму, погубившему свой народ, свою страну, превратив Киев в плацдарм для войны с Россией,  запрещая в школах Донбасса учебники на русском языке, произведения русских, советских авторов, переименовывая названия улиц, снося памятники советским военачальникам, победившим нацизм. Так теряется главное – идентичность, самосознание, всё то, что составляет основу  любой  страны. К сожалению, современная Украина теряет государственность, практически полностью развалив  страну, лишив свой народ  вкуса родины, всего того, что держит человека на родной земле». 

Общение с беженцами стало ещё одним откровением  обычных людей, воспринимающих по-особому спецоперацию, альтернативу которой они не видят, а ещё будущее своих детей и внуков, близких и родных, за которых так переживают. Они рвутся домой, уже не опасаясь взрывов бомб и ракет. И их можно понять. 

Да, совсем забыли. Вместе со скромным скарбом из Донбасса в Дагестан прибыли три донецких кота. И не нелегально, а с паспортами – Пушок,  Багира и Нафаня. Здесь им, как и хозяевам, нравится. Но тоже хотят домой, в Донецк. 

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Спецоперация на Украине»