Сетевое издание «Дагестанская правда»

01:55 | 07 декабря, Ср

Махачкала

Weather Icon

Как молоко стало недоступным

A- A+

Наверное, большинству из нас небезразлично, что мы едим: пища остается основным источником жизни и здоровья человека. И максимум вредностей для организма, по мнению специалистов-экспертов, мы получаем также с едой – от 70 до 90 процентов, остальное – с водой и воздухом. Вот и получается, что от питания в большей степени, чем от других факторов, зависят наше самочувствие и работоспособность, и большинство болезней обусловлено как раз нерациональным, недоброкачественным питанием.

Продукты – источник опасности

По данным тех же экспертов, в нашей стране ежегодно регистрируют около 30 вспышек пищевых отравлений, 50 – дизентерии от загрязненного и некачественного молока, 35-вспышек сальмонеллеза, бывают смертельные случаи ботулизма от импортных мясных консервов. Это лишь верхушка айсберга неблагополучная, видимая невооруженным глазом. Но мы рискуем вырастить неполноценное поколение с признаками вырождения (о чем свидетельствуют призывы молодежи на военную службу), если в ближайшее время не изменим ситуацию с питанием в стране, потому что наиболее подвержен этой опасности хрупкий, уязвимый детский организм с несформировавшимся еще иммунитетом. А сегодня продукты питания и впрямь превратились в источник повышенной опасности для здоровья.

Существовавшая в прежние годы система государственного контроля за безопасностью продуктов разрушена. На наш потребительский рынок хлынул неорганизованный импорт товаров, качество которых в основном не выдерживает никакой критики: мясные и кондитерские изделия загрязнены сальмонеллезами, фрукты, овощи, зерно и крупны – пестицидами и микотоксинами, алкогольные напитки – с многократным превышением содержания сивушных масел и альдегидов и много других фальсифицированных продуктов – попросту подделок. А что нас ожидает после вступления нашей страны в ВТО?

Разумеется, руководство страны на федеральном уровне озабочено и обеспокоено создавшимся на потребительском рынке положением. По поручению Президента Российской Федерации разрабатываются новые регламенты вместо прежних ГОСТов.

Молоко или «молочный напиток»?

Недавно Президент России Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон «Технический регламент на молоко и молочную продукцию», принятый Госдумой 23 мая 2008 года и одобренный Советом Федерации 30 мая. Регламент должен вступить в силу по истечению 6 месяцев со дня официального опубликования данного Закона в печати, после чего производители уже не смогут писать термин «молоко» на продуктах, изготовленных на основе молочного порошка. Кроме того, все молочные товары должны будут проходить обязательную сертификацию.

Закон о техническом регламенте на молоко и молочную продукцию еще не вступил в силу, но существуют различные мнения по поводу целесообразности его принятия.

Одни эксперты утверждают, что цены на молоко взметнутся ввысь – особенно ближе к осени, когда традиционно сократятся надои молока, молокозаводы перейдут на порошковое сырье. И напоминают, что осенью прошлого года при сокращении производства сырого молока на 6-10 процентов цены на него выросли на 50-70 процентов. 

Другие уточняют, что по регламенту такая продукция теперь называется «молочным напитком», а то, что до сих пор мы пили под названием «молоко», особенно дорожать не должно. Информированные же пессимисты уверены, что в рыночной    экономике   желание продавца заработать свято, а потому цены на молоко можно повышать практически беспредельно, ибо это продукт первой необходимости. А к новым ценникам потребитель привыкает быстро. Беда в другом: изрядно заниженная  стоимость  закупок  у фермеров (12 руб. за 1 литр) окончательно подорвет и без того хилое молочное производство.

Тем временем цены на молоко в России уже вполне сопоставимы с мировыми, а местами превзошли заграничные. В московских торговых сетях, например, молоко стоит от 18 до 50 рублей за литр.

Дело дошло до того, что даже новый премьер-министр был вынужден призвать своих коллег-чиновников не сидеть сложа руки, а оперативно разобраться с ценообразованием. На что первый вице-премьер Виктор Зубков обещал до 1 июля представить предложения по повышению рентабельности молочного производства. По версии бывшего премьера, в подозрительном дисбалансе цен и «плохом самочувствии» производителей цельного молока в России виновато сухое молоко из Белоруссии и Украины, на которое нет таможенных пошлин и которое в большом количестве закупили монополисты.

каково мнение ученых?

Ученые утверждают, что регламент — долгожданное событие, к которому они и связанное с молоком деловое сообщество шли 40 лет. 

Он вводит строгий показатель присутствия сухого молока в готовом продукте, но закон не поддержан стандартом, методикой измерения и контроля, нет аппаратуры. В результате качество готового продукта и количество в нем сухого молока не подконтрольны   инспекторам   и контролерам. В каждом регионе состав белка в молоке разный. И мало того, он меняется в год 3-4 раза. Чтобы ввести этот важнейший показатель, надо потратить год на разработку методики и год на наработку региональной статистики,  закупку  приборов.  За чей счет все это делать? Если за счет   фермеров,   то   продукция очень подорожает, а небольшие предприятия просто разорятся.

В России 2 тыс. производителей молочной продукции. Закон предусматривает, что на основе 10-15 видов молочной продукции, в которой применяются сухое молоко и сливки, надо удвоить  количество   нормативно-технической документации. Технология такова, что каждое предприятие за каждый документ с учетом испытаний и экспертиз — вынуждено тратить от 60 до 100 тыс. руб. Получается инвестиционная составляющая к цене от 600 тыс. до 1,5 млн.рублей.

Известно, что качество молочной продукции на языке коровы. И не включая в регламент качество почвы, воды и кормов, говорить о безопасности молочной продукции бесполезно. В 1990— 1995 годах в мире и в России появилась методика мониторинга этих компонентов. Она и сегодня работает во всех цивилизованных странах, кроме России.

На качество и безопасность молочной продукции влияют и условия содержания животных. Хотя в России отработано несколько технологий получения безопасного молока, на практике применяются варварские способы, которые не учитывают естественные факторы содержания животных и особенности природных условий. В результате зимой 90 процентов сырого молока (по европейским стандартам) непригодно на пищевые цели. Цифры свидетельствуют: оценка качества молока по эпидемиологической  загрязненности в Европе — 25 тыс. микроорганизмов на один кубический сантиметр, российская норма молока высшего сорта в 10 раз выше. В проекте Технического регламента фигурировала даже цифра 4 миллиона.

Чтобы решить весь комплекс этих проблем, нужна государственная  программа  правового и технологического  обеспечения Регламента, скоординированная работа связанных с молочным производством ведомств — Минсельхоза, налоговой инспекции, надзорных органов и Ростехрегулирования, а также система мониторинга реализации Регламента. Если не будет создана система обеспечения Регламента и молочная промышленность останется на нынешнем уровне, все деньги за нефть и газ придется истратить на импортное молоко. 

В Европе производство молока — уже давно высокотехнологичное производство. Европейская норма соматических клеток (шлейф жизненно полезных веществ коровы) в молоке — 20 тыс. на 1 куб. сантиметр, в России — 500. Современная российская ферма дает 50 тыс. на 1 куб. см, и молочные продукты получаются очень высокого качества. Срок жизни коровы сегодня в большинстве хозяйств максимум 3,5 года. И дает буренка всего одного теленка. Это сверхубыточное производство. Кроме того, в молоке коровы в этом возрасте много ферментов, которые препятствуют усвоению молока организмом даже взрослого человека. По данным ООН, коровы загрязняют окружающую среду больше, чем автомобили. По российским нормативам для содержания одной коровы необходимо не менее 8 гектаров земли. На современной высокотехнологичной ферме свободного выпаса в манеже все эти проблемы решены.

Для откорма 400 коров требуется всего 600 гектаров земли. Постоянный микроклимат, обеспеченный конструкцией помещения, снимает проблему сезонности, и коровы равномерно дают молоко в течение всего года. Естественные корма корова переваривает не путем брожения, гниения и распада, а через естественную ферментацию. Сама корова в приличных условиях живет 15-25 лет. За это время дает более десятка телят. Ее молоко высокого качества и без вредных микробов хорошо усваивается организмом человека. И такие фермы, по оценке экспертов, рентабельнее обычных коровников на 15 процентов и окупаются в течение 4 лет.

А как у нас обстоит дело?

В нашей республике, если сказать правду, горожане давно забыли истинный вкус молока непосредственно от коровы. Во-первых, его у нас по-прежнему не хватает. Производство молока у нас, по данным статистики, растет из года в год, а в прошлом году его валовые надои в хозяйствах всех категорий увеличились, по сравнению с предыдущим годом, на 22,9 процента и составили 503,7 тыс. тонн, несмотря на это, в республике самый низкий уровень потребления молока в расчете на душу населения. Его не хватает даже жителям сельской местности. Судите сами. Мы гордо говорим о том, что Дагестан по численности поголовья крупного рогатого скота занимает чуть ли не первое место среди регионов Российской Федерации.

Действительно, в последние годы у нас увеличилась численность поголовья коров. Но и население республики растет. На первое января текущего года в республике насчитывалось чуть более 410 тыс. коров, столько же, сколько частных хозяйств. Стало быть, на одну семью в среднем приходится одна корова. При средней продуктивности 1000-1200 килограммов молока от одной коровы тут с трудом удовлетворяются потребности в этом продукте питания самой сельской семьи, где насчитывается 5-8 детей.

Во-вторых, каждое частное хозяйство у себя перерабатывает молоко: пропускает его через сепаратор. Из сливок готовится масло, а из обезжиренного молока получают сыр и творог. Так что горожанину с давних пор даже во сне не снится натуральное молоко от коровы.

А чем занимаются предприятия молочной промышленности республики? Их количество у нас за годы так называемых радикальных аграрных реформ  значительно сократилось,  остались единицы, и все они в основном перешли на переработку молочных продуктов из порошка. Да и те молочные заводы, которым как-то удается закупать молоко у животноводческих хозяйств, дурят и обдирают и животноводов, и горожан — потребителей. Судите сами. У животноводов до прошлогоднего сентябрьского повышения цен молзаводы закупали литр молока за 5-6 рублей, перерабатывали у себя и отпускали в магазины и ларьки, увеличив цены в 4-5 раз, фактически реализуя населению обезжиренное молоко.

Естественно, животноводческие хозяйства продавать молоко молзаводам перестали.

Да и нынче, производя молочные продукты из порошка, переработчики не в убытке. По данным специалистов-экспертов, себестоимость одного литра молока из сухого порошка составляет 7 рублей, а горожане в магазинах закупают его за 33-45 рублей. Согласитесь, разница неприлично баснословная. Напрашивается закономерный вопрос: каково качество выпускаемых молзаводом молочных продуктов? Честно сказать, о качестве и не стоит говорить. Оно не выдерживает никакой критики.

Теперь по закону все молочные продукты, изготовленные из сухого порошка, должны быть переименованы в «молочный продукт». К нему присоединится и обогащенное молоко. Добавляя в природный продукт витамины и микроэлементы, производители обязаны будут отнять у него гордое имя «молоко» и тоже назвать напитком.

В общем, даже если технический регламент будет строго исполняться, «молочный напиток» во многих регионах страны придется еще поискать на полках магазинов. Другое дело, что у нас в стране на огромной территории  Крайнего Севера и части Дальнего Востока климат не позволяет держать коров. Там пьют только восстановленное молоко, и на прилавках окажется в основном «напиток». А что же мы? Занимая чуть ли ни первое место по численности коров, тоже должны довольствоваться «молочным продуктом»? Этот вопрос требует вразумительного ответа. Нельзя бесконечно обманывать людей.

Производители и потребители разоряются, а посредники, в том числе переработчики, обогащаются за счет первых. Когда этому бесчинству будет положен конец? Будет ли этому способствовать Федеральный закон «Технический регламент на молоко и молочную продукцию?». Как говорится, поживем-увидим.

 

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экономика»