Сетевое издание «Дагестанская правда»

20:00 | 28 мая, Вс

Махачкала

Weather Icon

ЕГЭ? Эге

A- A+

III

Александр I тратил на содержание Царскосельского лицея — того самого, пятую часть доходов семьи Романовых, считавшейся богатейшей в мире. Результат — список имён, ставших гордостью России.

Если кто не знает, назову хотя бы два — Пушкин и его однокашник — карьерный дипломат, министр иностранных дел и впоследствии канцлер Горчаков. Пушкин он и есть Пушкин. Но без блестящего образования, полученного в лицее, думаю, мы знали бы его несколько иным поэтом, и вполне возможно, тогда никому не пришло бы и в голову провозгласить, что он – это наше всё. Алмаз, каким бы крупным он ни был, чтобы стать бриллиантом, требует огранки и шлифовки. Про Горчакова же скажу, что его считал своим учителем другой великий канцлер — Бисмарк, а первый циркуляр на посту министра, разосланный российским послам, содержал ставшие знаменитыми слова, которые, думаю, актуальны и в настоящее время: «Говорят, что Россия сердится. Нет, Россия не сердится, Россия сосредоточивается». Именно светлейший князь Горчаков своим дипломатическим искусством сумел вывести Россию из изоляции после поражения в русско-турецкой войне и денонсировать условия унизительного мирного договора, навязанного ей. Думаю, одним только этим он тысячекратно окупил затраты царской семьи на содержание всего Царскосельского лицея. А говорить об окупаемости затрат на учёбу Александра Сергеевича как-то и в голову не приходит. Нельзя оценивать то, что не имеет цены.

***

Есть страны богатые, а есть не очень и даже нищие. Соответственно каждая из них может протягивать и ножки. Поэтому наиболее объективным показателем, характеризующим отношение государства к учителю, является показатель его средней заработной платы, отнесённый к ВВП на душу населения. То есть на какую сумму страна из расчёта на каждого своего жителя производит товаров и услуг и какую часть заработанного от их продажи она платит своему учителю. Поскольку для россиян и раздражителем, и маяком, как правило, являются США, то давайте с ними и сравним наш показатель. Расчёт по паритету покупательной способности ВВП США и России в 2008 году по разным методикам даёт достаточно близкие друг к другу цифры — 46000-48000$ и 15000 — 16000$, соответственно. В США средняя зарплата учителя, работающего в школе с бюджетным финансированием, составляет порядка 48000-50000$ в год. В России же прогнозируется, что средняя зарплата российского учителя-бюджетника лишь к 2010 году достигнет уровня 500$ в месяц, то есть 6000$ в год. Про зарплату дагестанского учителя я промолчу вообще. Из этого следует, что если в США отношение средней зарплаты учителя к удельному ВВП составляет величину, превышающую 1,0 , то в России благодаря прогрессу и революции в образовании она составит порядка 0,4.

***

Ну и какая это революция и прогресс, какие инновации в образовании, когда мы с каждого заработанного на душу населения рубля (доллара) отстёгиваем учителю в 2,5 раза меньше, чем американцы? Если они могут позволить себе платить ему 4000$ в месяц, и если мы столь же, как и они, озабочены будущим страны, то уже сегодня обязаны исходя из собственных более скромных возможностей платить нашим учителям хотя бы не менее 1200-1300$. Это не фантазии, а простая арифметика. К тому же разве сегодня в России редкость такая зарплата для квалифицированных рабочих или не особо квалифицированных менеджеров низшего звена? Как можно трубить в фанфары, что в результате реформ зарплата учителя возросла на 30%, если она должна быть как минимум в 3 раза больше? Наверное, излишне говорить, что эта моя тирада относится к преподавателям вообще, а не только к школьным. При прочих равных иметь хороших учителей можно только тогда, когда их самих будут обучать учительскому делу хорошие учителя. А разве это не касается представителей любых иных профессий, которые тоже сами не родятся?

***

Где взять такие деньги? А где берут американцы? У них ведь, кроме образования, наверняка тоже есть немало такого, на что ещё крайне необходимо потратиться. Значит, они правильно выстраивают свою структурную политику. Значит, они не столь щедры в каких-то иных расходах. Значит, бюджет у них формируется по принципу приоритета образованию, а прочее — из того, что останется. (Я не исследовал положение с медициной, но предполагаю, что и там у нас положение в этой части ничем не лучше.) И что мешает нам поступать так же? Это же абсурд, когда в государстве, где народ спокойно платит, например, за бензин на заправках по ценам выше, чем в США, так же спокойно платят за труд учителя по ценам, вдесятеро ниже, чем в США. Затертый лозунг «всё лучшее детям» превращается в демагогию, если за ним не следуют конкретные действия, которые вполне посильны для нас.

Детям прежде всего нужны лучшие учителя. Государство не имеет права на какие-то иные программы и проекты за счет ущемления образования. В противном случае оно рубит сук, на котором сидит. Все наши разговоры о намерениях встать к 2020 году в один ряд с наиболее развитыми странами мира не стоят ничего, если не будет радикально пересмотрено отношение к фигуре учителя, от которой прежде всего зависит, кто будет претворять в жизнь этих планов громадье.

***

Приведу лишь один пример, где деньги лежат. В стране есть бизнесмены, только подоходный налог которых исчисляется миллиардами рублей. Всё нормально — это их частный бизнес. Пусть имеют тот доход, какой сами же считают возможным иметь. А ещё имеются корпорации либо принадлежащие государству полностью, либо они владеют в них контрольным пакетом акций (ВЭБ, Сбербанк, Роснефть, Транснефть, Газпром…). Не буду касаться 2008 года, по которому сейчас разворачивается скандал с бонусами, а вот в 2007 году доход, например, главы Газпрома Миллера составил скромные 7 миллионов долларов. Скромные потому, что доход такого же наёмного менеджера — главы сравнимой по масштабам корпорации в США составляет порядка 10 миллионов долларов. Однако дело в том, что доход этого российского менеджера превышает доход среднероссийского учителя за тот же 2007 год в 1500 раз, а у его американских коллег, работающих, кстати, в частных, а не в государственных корпорациях, в сравнении со среднеамериканским учителем, превышает где-то в 220 раз. Разница более чем семикратная. То есть по меркам справедливости американского бизнеса доход господина Миллера мог бы составлять «лишь» 1 миллион долларов. А может, в стране нет менеджеров, способных за такие деньги поруководить Газпромом, вот и приходится переплачивать? Но разве заработная плата федеральных министров и даже президента страны (не меньшие масштабы, сложность и ответственность) тоже исчисляется в миллионах долларов, или у нас голод на эти кадры?

Для справки — доходы президента Медведева в 2008 году составили порядка 130 тысяч долларов. До семи миллионов Миллера ему, сами понимаете, как до неба. Лично я не вижу сложившемуся положению никаких разумных объяснений. Цена вопроса не в одном Миллере или других топ-менеджерах Газпрома, Роснефти и пр. Речь идёт о множестве сотрудников по вертикали таких корпораций, которые живут в России, а государство оплачивает труд этих по сути своих служащих даже не как в госструктурах, а в бизнесе США. Этакая привилегированная каста. Речь идет в конечном итоге о многих миллиардах рублей, которые могли бы пополнить бюджет. Пётр I, устанавливая походный порядок своих войск, всё, кроме боевых частей, называл прочей сволочью. А кто после приведённых цифр скажет, что образование у нас не плетётся в хвосте походной колонны Российского государства? Для справки — фонд оплаты труда только в одном Газпроме в том же 2007 году при средней зарплате более 50 тысяч рублей составил 36,5 миллиарда рублей.

***

До этого я сравнивал ситуацию с США, а ведь они далеко не рекордсмены в своём отношении к образованию, и в сравнении с некоторыми даже выглядят скрягами. Например, часовая оплата труда учителя в Дании, Швеции или Германии почти в полтора раза, а в Южной Корее в два с половиной раза (!) выше, чем в США. И это при том, что ВВП на душу населения в этих странах ниже. Особенно впечатляет Южная Корея, у которой удельный ВВП ниже американского почти в два раза. То есть по производству благ, вырабатываемых на душу населения, она скорее ближе к нам, чем к США. При переводе на деньги получается, что в Южной Корее в пять раз больше, чем в США, и в пятнадцать раз больше, чем в России, озабочены своим будущим. Это если брать удельные показатели. Если же взять показатели абсолютные, то разрыв приобретает вообще немыслимый размер, хотя и пятнадцатикратная разница — это уже немыслимо. Базовая месячная ставка российского учителя соответствует стоимости оплаты труда южнокорейского учителя за один час (!). Ну с США ясно — в отличие от корейцев, перенапрягаться и никого особо догонять не надо, хотя там уже появились проблемы с дефицитом учителей. Ну а мы-то что? На какой эффект рассчитываем? На эффект роста нефтяных цен до 500$ за баррель?

***

Такой фантастический разрыв никакими российскими особенностями ни объяснить, ни оправдать невозможно. Я думаю, что и Дания с США, и Германия с Южной Кореей – это тоже не близнецы-братья, как по ментальности, географии, системе государственного устройства, так и по многим другим структурным параметрам, однако же… Ставлю десять против одного, что именно благодаря своей политике в области образования Южная Корея ещё будет бить рекорды и по ВВП. Если им не помешает Япония, где принят закон, согласно которому учителя должны входить в 25 процентов наиболее оплачиваемых категорий работников и где средняя зарплата учителя в 2,4 раза превышает среднюю по стране. (И что мешает нам принять подобный закон?) Для справки — в России планируется, что в результате принимаемых титанических усилий в 2010 году средняя зарплата в образовании достигнет 74% от заработной платы в экономике. Полагаю, министру Фурсенко нужно, не изощряясь в придумывании схем кроя «тришкина кафтана» для образования, в первую очередь брать приведённые выше цифры (думаю, он или его помощники в состоянии вывести их сами) и стучаться во все двери, требуя пересмотра бюджетной политики государства. Прорыв к качественному образованию, о котором мы постоянно долдоним, возможен только через прорыв к качественному учителю. В этом вопросе я не апеллирую к дагестанским властям только потому, что дотационность не оставляет им возможностей для радикальных решений, хотя и у них какие-то, хоть и более скромные, возможности тоже имеются.

***

Я всегда скептически отношусь к культивируемому в обществе мнению, что для устранения коррупции необходимо поднять кое-кому заработную плату, и вроде как люди перестанут брать взятки. Возможно, так оно и будет, если её берут «борзыми щенками». Однако, если имеется потенциальная возможность иметь нелегальные доходы, например, в десять тысяч долларов, то их невозможно перебить повышением зарплаты с двухсот до двух тысяч долларов. Человек, к сожалению, слаб. Когда пишешь, что преподаватель должен получать достойную заработную плату, то в последнюю очередь имеется в виду борьба с коррупцией — тут необходимы другие инструменты — хотя, конечно же, определённая часть учителей тогда уже не станет покупаться за коробку конфет или подарок к дню рождения. Просто заработная плата, адекватная тому, что общество ждёт от преподавателя, поднимет престиж профессии. Люди перестанут воспринимать её как удел в основном ни на что не способных людей, хотя у нас, конечно же, имеется слой учителей, которые достойны своего высокого звания и несут его, несмотря на все свои жизненные проблемы. Тогда в педагогические вузы пойдёт действительно качественный контингент выпускников школ, а в самих школах мужчина — преподаватель перестанет быть музейной редкостью. Учитель на уроке будет думать не о том, как прокормить семью до следующей получки, а о том, как лучше преподнести свой предмет. Сама школа почувствует, что имеет возможность выбирать лучших из числа вовсе не худших претендентов на место учителя.

(Окончание следует)

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Образование»