Сетевое издание «Дагестанская правда»

22:55 | 09 декабря, Пт

Махачкала

Weather Icon

Семь минут, которые спасли Дагестан

A- A+

Тем, кто привык жить для себя, фраза в заголовке покажется громкой. А для тех, кто чувствует себя частицей своего народа, в семи минутах аудиенции у вождя всех времен и народов действительно заложен огромный смысл существования и развития нашей республики.

Абдурахману Данияловичу Даниялову повезло — в его жизни было немало случаев, обстоятельств и возможностей проявить себя, свои способности, а иногда и мужество, граничащее с риском. И он их проявил. Хочу начать рассказ об Абдурахмане Даниялове с его мужественного поступка, который сродни подвигу, который нельзя забывать дагестанскому народу. Уверен, что не преувеличиваю словом «подвиг» содеянного им, трудно представить себе масштабы материальных и моральных потерь, которые понес бы дагестанский народ, не прояви в свое время Даниялов решительности и мужества, рискуя всем, даже жизнью, по меркам того времени. 

1944 год. А. Даниялов работал Председателем Совнаркома Дагестана, фронт приближался к западным границам. И вдруг в февральскую ночь к нему звонит Лаврентий Берия, что на Дагестан идут черные тучи: «Абдурахман, Дагестан хотят выселить в Среднюю Азию, срочно примите меры». Он в ту же минуту собрал все необходимые данные, чтобы доложить и убедить Сталина, и – в путь.

15 дней добирался А. Даниялов до столицы по разрушенным дорогам войны. Там он связался с одним из руководителей ЦК партии и спросил его, имеют ли основания слухи о том, что некоторые народы Северного Кавказа подлежат поголовному спецпереселению. Ему подтвердили, что такое распоряжение есть. Он через Берию вышел на других работников ЦК. В разговоре Берия предупредил Даниялова, чтобы он ничего лишнего не говорил, на что Даниялов ответил: дагестанцы — преданный Советской власти народ, имеющий опыт борьбы за свободу, за свою Родину.

Лаврентий Павлович говорит ему: «Не понимаю. Тебе что, жить надоело? Ты ведь знаешь, что уже есть приказ Сталина, ты что, против? Тогда стань к стенке, и в порядке одолжения я тебя лично расстреляю!»

Разговор с Берией не дал результатов, и было ясно, что через день-другой он, возможно, получит санкцию от Сталина на арест Даниялова. Однако Даниялов уже решился, связался с Маленковым, потом с Ворошиловым и Калининым и договорился о встрече с ними. В течение недели ему удалось переговорить с каждым из них в отдельности. Они пообещали постараться положительно решить этот вопрос. Перед очередным заседанием Политбюро А.Даниялова предупредили, что в любое время его могут вызвать в Кремль. Четыре дня и четыре ночи, не раздеваясь и не разуваясь, вышагивал он по своему номеру в гостинице «Москва»…    

И вот в 2 часа ночи – звонок. А.Даниялова предупредили, что за ним послана машина на прием к Сталину.

В приемной Сталина его помощник Поскребышев предупредил Даниялова: «Вам  отведено 7 минут, ни одну секунду дольше задерживать членов Политбюро нельзя…».

Когда Абдурахман зашел в кабинет, члены Политбюро сидели, а Сталин ходил по залу и курил. Затем спросил: «Даниялов, что, дагестанцы все дезертируют?». Даниялов ответил:

«Никак нет, товарищ Сталин, дагестанцы от 17 до 65 лет воюют и готовятся воевать, если надо, готовы воевать и старики, и женщины. В Дагестане позором считается быть дезертиром. Дагестанцы в настоящее время на фронте и в тылу, находясь в тяжелейшем состоянии, собрали и внесли в фонд 350 млн. рублей. Эти деньги пошли на создание авиаэскадрильи и танковых колонн, на фронтах Великой Отечественной воюют более 200 тысяч отважных сынов гор, два десятка уже стали Героями Советского Союза. Отличились дагестанцы и в тылу: только рытьем окопов было занято около 140 тысяч человек. Мои дагестанцы — преданный Советской власти народ, имеющий опыт борьбы за свободу, за Родину. В Дагестане не любят дезертиров и воров. Таких людей у нас презирают и уничтожают. Нет причины и смысла проводить эту акцию». А.Даниялов говорил взволнованно и периодически поглядывал на стрелки часов, неумолимо отсчитывающих одну минуту за другой. Семь минут… Они решают судьбу целого народа!

Сталин внимательно выслушал Даниялова и обратился к членам Политбюро и сказал: «Мне доложили, что весь дагестанский народ дезертирует, как же так? И на самом деле, что же скажут народы Востока, если мы переселим дагестанцев?»

Первым высказался Молотов. Он подчеркнул, что это может вызвать нездоровую реакцию, нанести определенный моральный ущерб Советской власти, поскольку Дагестан — это народ, боровшийся против колониальной политики царизма.

Ворошилов поддержал его и отметил вклад дагестанцев в дело победы и укрепления Советской власти, подчеркнул, что в истории Страны гор есть беспрецедентный случай, когда В.И. Ленин подарил горцам свой портрет с надписью «Для Красного Дагестана».

Калинин тоже сказал свое слово: народы Дагестана проявили себя не только в боях, но и в труде. Первый из всех республик Дагестан награжден орденом Трудового Красного Знамени за строительство канала имени Октябрьской революции.

Выслушав все это, Сталин спросил: «Товарищ Даниялов, а смогут ли дагестанцы проявить себя при освоении новых районов, если мы оставим их на месте?»

Абдурахман, подумав, ответил: «Сможем, переселим людей, живущих в тяжелых условиях, в труднодоступных местах, на равнину».

Тогда Сталин встал, медленно подошел к своему столу и стал вычеркивать Дагестан из списка республик, народы которых намечалось выселить. В этот момент поломался его знаменитый синий карандаш. Тогда Сталин взял другой, красный, и вычеркнул, сказав при этом: «Карандаш тоже знает правду»…

Вот так был спасен народ Дагестана!

Отважиться на такие действия, проявив при этом политическую самостоятельность и твердость, в те годы мог не каждый. Абдурахман Даниялов был решительным и смелым человеком. Он не думал о себе,  очень любил Дагестан и дагестанский народ.

И доказал это на деле.
 

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»