04:00 | 26 апреля, Пт

Махачкала

Аграрная повестка Дагестана

АПК
A- A+

Прорыв в аграрном развитии, взаимодействие науки и практики, обеспечение кадровым потенциалом АПК республики стали темами для очередной беседы с нашим постоянным экспертом Шарипом Шариповым (на снимке), д.э.н., профессором Дагестанского государственного университета народного хозяйства, почетным работником АПК России.

– Шарип Исмаилович, в конце марта в Госдуме РФ вы приняли участие в работе круглого стола по вопросам интеграции науки и производства в АПК. К чему пришли в итоге?

– В мероприятии, которое прошло под руководством председателя Комитета по аграрным вопросам академика РАН В.И.Кашина, авторитетные учёные страны, депутаты Госдумы, руководители ведущих НИИ, представители отраслевых федеральных министерств, региональных органов власти, аграрных вузов совместно с производственниками обсуждали, что следует предпринимать, чтобы реально соединить науку с практикой, без чего невозможно добиться прорыва в аграрном развитии.

Актуальнейший вопрос с учетом возрастающего уровня технологичности агропроизводства. Нужно понимать, что, имея значительный ресурсный потенциал, страна еще не добилась самообеспеченности по отдельным видам продукции. Обострение международной конкуренции за рынки сбыта, связанные с этим вызовы невозможно решить без опоры на научное сообщество. Об этом и говорили.

– То есть такое взаимодействие не достигнуто до сих пор?

– К сожалению, наука и практика, которые должны действовать совместно в интересах всего АПК, зачастую функционируют сами по себе, выполняя свои программы, проекты, госзадания, производственные планы, порой не пересекаясь в реальной плоскости. Ряд объективных обстоятельств, в том числе и недостаточный уровень государственного финансирования аграрной науки, слабая восприимчивость большинства агропроизводителей к инновационным разработкам – все это привело к высокой импортозависимости России по семеноводству ряда сельхозкультур, средствам защиты растений, отдельным элементам технологий. Достаточно проанализировать скудную материальную базу отдельных НИИ, что порой и выступает главным препятствием на пути разработки конкурентоспособных научных продуктов.

Неправильно, когда региональные научные учреждения с федеральным статусом функционируют вне интересов местного АПК, вынуждены беспокоиться больше о своевременной сдаче установленных отчетов по госзаданиям. Возникает вопрос: что дают тома отчетности, если нет смычки научного сообщества с реальным производством?!

– Есть способ решения проблемы?

– На прошедшем круглом столе я предложил включить в перечень критериев оценки научных структур уровень полезности для территорий, исключая случаи, когда научные учреждения работают над проектами общегосударственного значения. Правда, прежде нужно внести определенные изменения в их уставы, расширить прикладную составляющую в исследованиях, поскольку около 70% в них занимают фундаментальные направления. Но для регионов актуальнее прикладной формат их деятельности. Не помешает обмен опытом между регионами.

Требуется сформировать модели взаимовыгодного сотрудничества научных учреждений и хозяйствующих субъектов в отдельных отраслях с последующим тиражированием по всему АПК.

Кроме того, целесообразно вовлекать науку в реализацию запускаемых важных проектов и программ с самого старта, что избавит от многих ошибок и необоснованных трат. Опыт реализации ряда крупных проектов говорит об актуальности такого формата.

– Ситуация с научными кадрами в АПК республики на протяжении последних десятилетий была, мягко говоря, сложной. Есть предпосылки к ее исправлению?

– К сожалению, складывается она не лучшим образом и сейчас. Ведущие ученые уходят, а заменить их некем. Очень мало докторов наук, и если не принять меры по исправлению ситуации с научными кадрами, в будущем станем, как на заре советской власти, завозить в республику ученых извне, что тоже сложно. Нужно понять реальность такой угрозы, это позволит разработать план системных действий с конкретным пакетом мер со сроками исполнения и ответственными за их реализацию.

Общеизвестна причина слабого притока молодежи в науку: низкая привлекательность, отсутствие гарантий решения многих жизненных проблем. Но решение этого вопроса – задача уже федерального масштаба.

В этих условиях необходимо предпринять определенные шаги, не дожидаясь изменения ситуации в целом. Для этого под эгидой либо ДНЦ, либо заинтересованного органа власти нужно проанализировать в разрезе отраслей реальное состояние дел по кадрам. Затем нужно обязать руководителей вузов и НИИ выявлять на старших курсах способных студентов, проявляющих интерес к науке, чтобы сопровождать их в последующем путем вовлечения в свои мероприятия, вести их в буквальном смысле под руку через порог диссертационных советов, тем более что по многим направлениям советы имеются в республике. Ведь большинство молодых исследователей пугает, что, даже выполнив качественное диссертационное исследование, они не смогут потом самостоятельно пройти защиту. Вот молодежь и не берется, чтобы зря время не терять. Нужно продумать и меры стимулирования.

– Какие главные вызовы стоят перед АПК Дагестана сегодня и в чем наука может реально помочь?

– Острейшая задача – перевод сельского хозяйства на технологическую основу, что без активного участия науки в принципе невозможно, поскольку технологии – это инновации. Все другие проблемы нужно рассматривать через призму ее решения. Об эффективности господдержки также нужно судить по числу реализованных проектов, приведших к созданию современных производств, базирующихся на технологиях. В противном случае мы можем оказаться отброшенными на обочину, ибо в регионах страны, где я много бываю, развивают именно технологичные производства.

Для внедрения технологий нужна техника, а с ней у нас серьезные проблемы, что напрямую ведет к нарушению агротехники возделывания сельхозкультур и соответственно к низким урожаям. Сегодня основной механизм обновления техники – это агролизинг, на который выделяется всего 100 млн рублей. На мой взгляд, нужно минимум в 3-5 раз увеличить эту сумму.

Отличительная особенность земледелия – высокая зависимость от управленческих действий специалистов. Можно иметь в избытке все ресурсы, но если даже немного отойти от технологии или запоздать на пару дней с проведением агроприемов, это отражается на результатах. Сегодня большинство хозяйств не имеют специалистов, поэтому многие и не знают основ технологий и производство ведется на авось.

Вот в этих условиях бесценной становится роль науки, представители которой могли бы просвещать в основах агропроизводства. Речь идет о том самом просветительстве, в чем наши аграрии крайне нуждаются в сложившихся условиях.

С учетом остроты ситуации я бы предложил в республике объявить этот год Годом агротехнологий, что позволит сконцентрировать внимание и усилия на запуске системных мер по переводу земледелия на технологическую платформу, как было в случае с садоводством.

– В чем выражается агропросветительская деятельность науки на конкретных примерах?

– Попытаюсь изложить на отдельно взятом случае. Побывав недавно в одном из низменных районов республики, увидел, как расширяются масштабы вторичного засоления почв, возникающего при превышении норм поливов в условиях отсутствия дренажа. В этой ситуации требуется адаптация агроприемов для минимизации деградации почв, о чем не знали фермеры, которым принадлежали эти земли. Просвещать таких производителей по многим вопросам: решению данной проблемы, как вести земледелие, планировать поверхность почвы, в особенности в рисоводстве, могли бы ученые на специальных семинарах, в том числе путем выпуска наглядных информационных листков.

К примеру, в Краснодарском крае по рекомендации ученых рисосеющие хозяйства обязаны соблюдать севооборот, где под рис можно отводить не менее 59% и не более 62,5% от площади. И это закреплено региональным законом. Кстати, недавно на конференции по цифровому сельскому хозяйству в Махачкале на конкретных цифрах гости показали влияние этого приема на урожай.

Год на год не приходится, что и требует внесения корректив в агротехнологии, это могли бы подсказать земледельцам ученые, в том числе с использованием СМИ. Такая практика широко применяется в том же Ставропольском и Краснодарском краях и других регионах, когда в период сезонных работ ведущие ученые встречаются с аграриями и дают рекомендации.

Или возьмем набирающие темпы интенсивное садоводство и тепличное овощеводство, где аграрии на ощупь вынуждены осваивать навыки самостоятельно, порой неся потери, когда наука могла бы прийти на помощь и обеспечить сопровождение, помогая ориентироваться в новых условиях.

Настоящей головной болью является деградация почв республики, но редко где услышишь о таких базовых терминах земледелия, как гумус, севооборот, поэтому в этих условиях авторитетный голос ученых должен звучать на всех площадках, указывая на пагубность невнимания к подобным вопросам, подсказывая, что и как делать для наведения порядка в земледелии. Наука может сыграть ключевую роль в возрождении культуры поля, культуры земледелия.

В этой связи было бы крайне полезным сформировать группу маячных хозяйств с закреплением за ними представителей науки для консультационно-методического сопровождения, которые и предлагали бы инновационные приемы хозяйствования. А потом тиражировать этот опыт по всему АПК.

– Иными словами, научное сопровождение и кадровое обеспечение агропроизводства – важные составляющие, и лишь в одной связке они способны повлиять на положительный результат в развитии АПК?

– Совершенно верно. Во многих райсельхозуправлениях нет специалистов по всем отраслям, в сельхозорганизациях – тем более. А если учесть, что главную роль играют личные подворья, численность которых доходит до 500 тыс., или более 10 тыс. фермерских хозяйств, которые нуждаются в консультациях по аграрным вопросам, тут вопрос становится еще более актуальным.

Поэтому полагаю целесообразным в межсезонье, чтобы не отвлекать аграриев от дел, проводить с выездом на места кустовые обучающие семинары, где ученые доводили бы до них полезную информацию о ведении производства, а представители органов управления информировали о формах и порядке получения господдержки.

В этой связи отмечу, что в Дагестанском государственном университете народного хозяйства запущен проект, пока первый и единственный в республике, когда каждую субботу проходит научно-практический семинар. На нем с участием представителей науки, органов власти и производства обсуждаются актуальные вопросы региональной экономики, в том числе и АПК, с выработкой конкретных рекомендаций, которые направляются в заинтересованные ведомства.

– Наверное, нужно также учесть особенность, когда ЛПХ делают погоду в сельском хозяйстве?

– К сожалению, они играют подавляющую роль в производстве продукции сельского хозяйства республики. А ведь речь идет об использовании примитивных технологий. На долю ЛПХ приходится 77% производства, тогда как в целом по стране этот показатель снизился до 33%. ЛПХ населения в целом формируют картину в сельском хозяйстве региона, хотя никто не знает реальную ситуацию в этом секторе, нет по ним регулярной отчетности. По данным статистики, производство продукции в этом секторе в 2018 году по отношению к 1990 году в Дагестане составило 354%. По России же в целом этот показатель составляет 110%. Сложно объяснить такую разницу, тем более что, по данным Всероссийской сельхозпереписи 2016 года, в 64% ЛПХ республики нет коров, а в 88% не содержится овец.

– Итоги сельхозпереписи подведены, правда, пока еще в экспертной среде республики не обсуждались ее результаты. На что вы обратили внимание в исходных данных?

– Так и есть, результаты переписи пока еще не прошли обсуждение в экспертной среде. В рамках исследовательской работы выявил несколько интереснейших моментов, что заставило серьезно задуматься. К примеру, 3808 личных подсобных хозяйств республики, которые составляют всего 0,7% от общего числа, имеют в пользовании 45% земельного фонда личных подворий, что составляет в среднем по 66 га на одно ЛПХ. И это притом, что, согласно закону о личном подсобном хозяйстве республики, максимальный размер не может превышать 2,5 га. Стоит отметить, что практически схожая картина и в целом по России. Есть еще ряд наблюдений, но это тема для отдельного разговора.

– Шарип Исмаилович, вы оставили большую политику, ведете активную научную агропросветительскую деятельность, к чему всегда и стремились. Но политика, насколько я знаю, никак не желает с вами расставаться. Думаете ли вы продолжить работу во властных структурах?

– Время покажет, тем более что профессиональный и жизненный опыт в публичной сфере дает тебе право такого выбора, и годы позволяют. Ведь путь длиной в 20 с лишним лет – от выпускника «Тимирязевки» до вице-премьера Правительства республики – не был простым, всего пришлось добиваться самому, никто не служил «толкачом» при подъеме по карьерной лестнице. Параллельно занимался наукой, чем и горжусь. А служба в органах власти просто так не проходит, делает тебя на всю жизнь государственником.

Поэтому работая после госслужбы в агробизнесе или же сегодня занимаясь научной деятельностью, мне небезразлично, какая репутация остается за спиной, что и подстегивает задавать соответствующий ритм. И при этом получаешь возможность увидеть со стороны отдельные моменты, которые не замечаются в чиновничьем кресле.

Не могу сказать, где буду в будущем, все зависит от многих обстоятельств, но где бы ни оказался, нужно выкладываться, не изменять своим принципам, выстраивать работу на достижение положительного результата.

Но всегда остаюсь верен своему выбору – аграрной стезе, независимо от времени, трудностей и обстоятельств, потому что право называться настоящим аграрием можно получить, только посвятив всю свою жизнь этой благородной профессии. Для нас, аграриев, это закон.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «АПК»