Сетевое издание «Дагестанская правда»

18:55 | 10 августа, Ср

Махачкала

Weather Icon

Всё начиналось с молоточка

Народные промыслы
A- A+

В руках Закарьи Канаева (на снимке) холодный камень обретает нежность, а крепкий металл, извиваясь, переходит в оригинальную мозаику. В копилке ювелира сотни изделий из драгоценных камней, золота и серебра.

В канун 31 января – Международного дня ювелира – журналист «Дагправды» побывала в мастерской художника-прикладника, члена Союза художников России, члена международной Ассоциации изобразительных искусств – АИАП ЮНЕСКО, познакомилась с его художественным наследием и делится впечатлениями.

Профессиональный праздник мастер ювелирного искусства, Канаев будет отмечать за верстаком. Изречение «Лучшие друзья девушек – это бриллианты», принадлежащее перу Антуана де Сент-Экзюпери (эту фразу в произведении «Маленький принц» произносит Лис) знают все, но мало кто задумывается над тем, какой путь проделывает украшение до прилавка на витрине. Красота изделия не только в блеске камня, созданного матерью-природой, но и в руках искусных ювелиров. Мне посчастливилось побывать в нескольких ювелирных мастерских, наблюдать за работой мастеров. В каждой из них особая аура, настроение и дух.

Мозаичное панно

Ювелирным делом Закарья Канаев увлекся еще в детстве. Несмотря на то, что родился в Узбекистане (г. Бухара), связь с мастерством предков сохранялась – куда уж кубачинцам без своего ремесла. Дед в свое время работал реставратором в Бухарском историко-краеведческом музее, был директором золото­швейной фабрики. Более того, ему было присвоено звание «Народный художник УзССР». Отец Закарьи, будучи медиком, не бросал ремесло златокузнецов, его знали как великолепного гравировщика. После работы Магомед садился за верстак и, вырезая тонкие витиеватые узоры в металле, приобщал Закарью к искусству.

– Тяга к ювелирному делу начиналась с молоточка и пенёчка – детским, еще неокрепшим рукам старшие давали возможность почувствовать металл, привыкнуть к нему, – вспоминает Закарья. – Ювелирное дело не просто работа, а часть тебя, и это понимание приходит с возрастом.

Семья Канаевых переехала в Дагестан в 1976 году – во второй класс Закарья пошел в Махачкале. Он посещал различные кружки по чеканке, выпиловке, металлу, совмещал учебу в общеобразовательной школе с художественной, увлекался спортом, играл в футбол.

– Художественная школа располагалась по улице А. Тахо-Годи.­ Великолепный преподавательский состав, вылазки в лес на пленэр, освоение новых техник сделали свое дело в выборе профессии – я поступил в Дагестанское художественное училище им. М. А. Джемала на отделение «Обработка металла», – рассказывает мастер. – Не расставался с карандашом и резцами, даже проходя службу в рядах Советской Армии. В г. Завитинске Амурской области по моему проекту был создан памятник воинам-артиллеристам. Мозаичное панно и сейчас украшает город.

С 1989 по 1991 годы Закарья Канаев работал в Северо-Кавказском научно-исследовательском институте художественной промышленности (НИИХП), где создавал экспериментальные образцы женских украшений в технике филиграни с камнями. Сейчас, увы, центр не функционирует, вместо него возведены магазины и павильоны.

Сплав Востока и Кавказа

Более 35 лет выпускник Дагес­танского художественного учили­ща имени М. А. Джемала, начиная с выставки молодых художников ДАССР, радует творчеством поклонников своего таланта.

Тяга к ювелирному делу начиналась с молоточка и пенёчка – детским, ещё неокрепшим рукам старшие давали возможность почувствовать металл, привыкнуть к нему

Профессиональное кредо художника-прикладника – филигрань, перегородчатая и витражная эмаль, резьба по кости. У него разноплановые работы, точное количество их уже и не сосчитать – некоторые хранятся в Выставочном центре народных художественных промыслов, а большая часть в частных коллекциях.

– Классическое и современное направления в творчестве оттачивал годами, а изучению техники витражной эмали и вовсе посвятил полтора года. Методом проб, ошибок и анализа смог выполнить задуманное. В Дагестане редко кто работает в этой технике, – делится Канаев. – Уникальная серия изделий с использованием витражной эмали началась с малых форм. Витражное блюдо – самая крупная работа, ее делал полтора года. Я стремлюсь к тому, чтобы изделие не только приобрели, но и передавали из поколения в поколение как семейную реликвию.

Сплав Востока и Кавказа, насыщенность и переливы цветов – мозаичная архитектура Средней Азии впоследствии внесла свою лепту в выборе техники украшения работ прикладника. Ювелирные украшения Канаева дают их обладательницам возможность почувствовать себя особенной.

Безукоризненный вкус

– Канаев – участник более 50 художественных и ювелирных региональных, всероссийских и международных выставок и конкурсов. Уникальные образцы декоративно-прикладного искусства: чайный сервиз «Кубачи», шкатулка «Сказка», столовое серебро, серия женских украшений, сувенирное, богато украшенное оружие.

В 2017 году в республике проходил фестиваль народных художественных промыслов и традиционной культуры, а затем и республиканский конкурс «Мастер – золотые руки», где Закарья был отмечен в номинации «Новаторство в дагестанском ювелирном искусстве».

В марте 2019 года в московском Ивент-холле «Даниловский» под патронажем ассоциации «Евразийский художественный союз» проходил Международный выставочный проект «Art Geo Award» – «Всемирная Арт-География». В проекте приняло участие более 700 художественных произведений всех стилей и направлений, созданных в 56 странах Европы, Азии, Африки и Америки.

Коррективы в жизнь каждого из нас внесла пандемия, но это не помешало Закарье в 2019 году принять участие в Неделе российского искусства в Израиле и стать дипломантом конкурса.

В 2021 году работы ювелира, представленные на Международном музейно-выставочном проекте «Классика и современность», получили высокую оценку и были занесены в каталог проекта. Еще одним проектом, в котором Закарья Канаев принял участие, была Российская премия искусств «Russian Art Awards», в номинации «Российская премия в области эмальерного искусства» он стал лауреатом I и II степени.

– Одной из значимых наград стала премия Правительства РД «Душа Дагестана» в номинации «Народный мастер». Ее я воспринял близко к сердцу, ведь сохранение духовно-исторической основы этноса и его национальной идентичности для меня не пустой звук. Приятно, что Правительство республики уделяет столь серьезное внимание проблемам сохранения нематериального культурного наследия, – делится Канаев. – Ювелирное дело когда-то было для меня средством заработка, сейчас это больше чем работа, это неотъемлемая часть меня, без которой и саму жизнь трудно представить. И чем сложнее задача, которую ставлю перед собой, тем интереснее ее выполнять.

Наедине с творчеством

Усидчивость и безукоризненный вкус лишь малая часть того, чем должен обладать ювелир. Профессия требует не только кропотливого труда, но и хирургической точности и внимания к деталям.

По мнению Канаева, делать работу лишь бы ее завершить – значит идти на компромисс с совестью, а это недопустимо в их деле.

– Когда захожу в тупик, то откладываю работу, занимаюсь другими вопросами. И как только выстреливает идея, мысль появляется – остаюсь наедине с творчеством, – признаётся он.

Навыки прикладного творчества кубачинцы развивают в своих детях с малых лет. Эстетические знания формируются через копирование поведения взрослых в домашнем кругу. Сын и дочь Закарьи также небезразличны к ремеслу предков.

– Дочь учится в медколледже, сын готовится к ЕГЭ, но как только появляется свободная минутка, они помогают мне, с металлом они на «ты». Дочь занимается еще и вышивкой, но признается, что с металлом ей работать хочется больше, ей нравится класть эмаль. Возможно, они не станут мастерами ювелирного дела, но будут знать технику и историю нашего ремесла, – заканчивает нашу беседу мастер и вновь берет инструмент в руки.

Следите за нашими новостями в Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Народные промыслы»