06:00 | 17 ноября, Сб

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Талант в единении

КультЛичность
A- A+

В московском издательстве «Белый город» вышло в свет 15-томное собрание сочинений Мариам Ибрагимовой (на снимке) (1918–1993 гг.), приуроченное к столетию дагестанского врача и писателя, более всего известного трилогией «Имам Шамиль». Творчество автора многогранно, обширно и отмечено печатью высокого таланта.

Какая бы ни была зависимость между талантом и особенностями личности человека, попытки понять все равно не проясняют тайну того и другого. Очевидным остается одно: тяготы дара – творцу, его щедроты – народу, а судьба и творчество все равно останутся неразделимы. Мариам Ибрагимова, чье столетие со дня рождения мы отмечаем в этом году, стала явлением не только в дагестанской, но и в общероссийской литературе. Она никогда не изменяла своему призванию — медицине, но, официально не входя ни в какую литературную обойму, с самых первых своих произведений заявила о себе как талантливый писатель, поэт, публицист, историк и сумела сохранить свою независимость, самодостаточность.

Многие исследователи отмечали символичность факта биографии Мариам: дочь правнучки В.И. Пущина, лицейского друга А.С. Пушкина, и лакца из высокогорного селения Хуты в Дагестане, она органично соединила историю и духовные традиции Кавказа и России. Родилась она в 1918 году в Ейске, на берегу Азовского моря. Её отец жил на Кубани, где и женился на русской девушке Прасковье, принявшей ислам. Свой дух Мариам, прямая, смелая, независимая, унаследовала от просвещенного дворянства и, как сама напишет, «у тех богобоязненных горцев, ценивших свободу, совесть и честь дороже жизни, я научилась веротерпимости, почтительному отношению к сединам, милосердию к немощным, презрению к подлым». Она умела сохранять достоинство и преданность своим корням. Не терпела несправедливости, демагогии, обмана.

Жизненный путь Мариам не был легким. Годы учебы в медицинском техникуме, институте, работа в далеких аулах Дагестана, в военных эвакопунктах Махачкалы, заведование Буйнакским домом инвалидов Великой Отечественной войны. Совсем юная, она приняла на себя большой груз ответственности и на всю жизнь сохранила умение всем сердцем откликаться на чужую боль. Мариам стала не только директором, но и сестрой и матерью для искалеченных войной людей: «Раненые стали поступать в дом инвалидов очень скоро. Смотрела на них и украдкой плакала – от жалости к этим молодым ребятам, совсем еще мальчишкам… Замкнутые, ушедшие в себя, а то и бушующие в минуты отчаяния. Как могла, успокаивала. Когда я видела перекошенное в страдании лицо, прижимала к груди. Слова находились сами собой. Что-то шептала, шептала, шептала… Пока не переставали у кричащего вздрагивать плечи. Пока не затихал. Как уберечь бойцов от этого отчаяния? Как внушить им, что они еще кому-то нужны?»

После войны в течение трех десятилетий Мариам работала врачом кисловодского санатория. А в перерывах, по ночам – труд писателя, тщательное изу­чение документов, первоисточников, музейных и архивных материалов. Свои произведения она писала на русском языке.

Первые книги вышли в Махачкале: документально-историческая повесть «Звенел булат», посвященная периоду революции и Гражданской войны в Дагестане, – в 1971 году, затем последовали романы «Туман спустился с гор», «Мал золотник» и другие. Тяга к истории отразилась во многих произведениях, посвященных самым ярким событиям ХIХ и ХХ веков. Хотя начало литературного творчества М. Ибрагимовой относится к тридцатым годам, известность к ней пришла в семидесятые годы, а слава – в девяностые – после выхода романа-трилогии «Шамиль».

Скромность, целеустремленность, трудолюбие, чувство достоинства всегда отличали ее. Она не предпринимала никаких усилий, чтобы популяризировать свои книги, дагестанские критики не придавали серьезного значения творчеству женщины-врача, живущей не в республике; можно с уверенностью сказать, что она не была по заслугам оценена у себя на родине при жизни. Лишь после того, как исторический роман о Шамиле получил широкую прессу в городах России и за рубежом.

«Двадцать пять лет с оружием в руках боролся имам Шамиль за свободу и независимость горцев Кавказа, двадцать пять лет с пером в руках я защищала имама Шамиля от очернительства и клеветы. Выход в свет моего романа через годы замалчивания и отказов считаю своей победой, ибо не сомневалась никогда, что мой герой вновь займет достойное место среди титанов его эпохи», — говорила писательница.

Этот роман долгих тридцать лет ждал своего выхода к читателю и увидел свет только в 1991 году из-за нежелания автора искажать факты в угоду идеологическим установкам или власть предержащим. «То, что не сумел сделать я для великого Шамиля, – писал восхищенный Расул Гамзатов, – воздать ему должное в истории России, Кавказа, Дагестана, с блеском, исторически правдиво, с большой любовью, покоряя непреодолимые вершины и преграды, сделала наша Мариам. Ее роман «Имам Шамиль» по праву является самым лучшим описанием Шамиля и Кавказской войны. Мариам была настоящим шамилеведом, борцом за правду истории…».

Роман-трилогия «Имам Шамиль» стал фактом литературы и фактом истории – редкий случай. Писательница впервые ввела в оборот объемный исторический материал, опровергла обвинения в адрес Шамиля в том, что он являлся ставленником Турции и Англии в их желании перекроить карту Российской империи. Она дает широкую панораму Кавказской войны, опровергая навязываемое в официальной историографии представление о Шамиле и его сторонниках как кучке религиозных фанатиков, раскрывая образ Шамиля как народного героя, остававшегося до конца верным своим соотечественникам и мюридам.

Свободная от идеологических установок, Мариам показала героев Гражданской войны так, что у читателей не возникает чувства вражды к какой-либо из сторон противостояния. Как пишет в предисловии к первому тому изданного собрания сочинений профессор Анатолий Парпара, умно выстроенная национальная политика должна использовать «исторический опыт Кавказской войны, опыт единения и восхождения к миру горцев Кавказа и русских, исполнявших свой священный долг перед Родиной, ценивших свободу, честь и достоинство дороже жизни».

Логика исторического развития вела народы к взаимопониманию, рождавшемуся уже там, как показывает писательница, на арене войны. Та логика, которая отразится и в завещании Шамиля своим сыновьям, своему народу, в словах великого имама, присягнувшего государю 26 августа 1866 года: «Я завещал им быть верноподданными царям России и полезными слугами новому нашему Отечеству». Та логика, которая отзовется в стихах самой Мариам:

«… К чему отголоски недоброй молвы?
Дела наших предков суровы и громки,
Но их без вражды вспоминают потомки,
И с русскими рядом в лихие годины
Сражались кумыки, аварцы, лезгины»

Поразительны сила духа женщины и ее мужество: она противостояла всем попыткам оболгать или исказить образ имама Дагестана и Чечни, в то время когда азербайджанский ученый Гейдар Гусейнов покончил с собой из-за давления на него после написания труда о Шамиле, профессор, историк Расул Магомедов был лишен всех званий и регалий и отстранен от работы за верность научной истине в своих трудах о герое Кавказской войны.

Сегодня ее работы издаются, изучаются, продолжают привлекать внимание исследователей, критиков, широкого круга читателей. Издание к юбилею писательницы пятнадцатитомного собрания сочинений – дань уважения ее труду и свидетельство востребованности произведений М. Ибрагимовой новыми и новыми поколениями читателей.

Дагестанская литература – это объемное понятие, включающее в себя произведения, написанные на родных языках и переведенные на русский, так называемую русскоязычную литературу — произведения национальных авторов, пишущих на русском языке, и творчество авторов, пишущих на родных языках. Мариам Ибрагимова хорошо знала лакский язык, кумыкский, но писала на русском языке, владела им безупречно.

«Вы знаете, что интернационализм во мне врожденный, ибо родила меня русская женщина от дагестанца. А следовательно, мне одинаково дороги и Россия, и Кавказ», — в этих словах из письма к писателю Чингизу Гусейнову великой дочери двух народов отразились те черты ее личности, которые предопределили ее жизненный и творческий подвиг. Даже уход из жизни Мариам Ибрагимовой – проявление самоотверженности и высочайшего гуманизма и мужества: она испытывала на себе лекарство от неизлечимой болезни и вела наблюдения за собой.

Издание полного собрания сочинений – это и открытие новых граней таланта Мариам, и богатейший материал для литературоведов, критиков. Если роман-трилогия «Имам Шамиль» хорошо известен всем, то о других гранях литературной деятельности Мариам Ибрагимовой знают немногие.

Ее поэзия интересна разнообразием тематики и отточенностью художественной формы. Ритмическое богатство, смена интонаций – все полно жизни и рождено ею, строки естественны и легки для восприятия. Так может писать человек, для которого поэзия – внутреннее состояние, та самая пауза созерцания, которая создает перекличку между царствием внутри нас и вовне. Ее дух предан прежде всего Кавказу, ее поэзия воспевает Кавказ, увиденный не с высоты привычных для поэтического штампа орлиных полетов, а изнутри, из самой невыразимой сути родного. Соединение кавказской и русской ментальности порождает удивительно богатый и своеобразный тип сознания, вбирающий в себя различные национальные космосы.

Поэзия Мариам Ибрагимовой утверждает высокие ценности, они о вечном, какой бы темы ни коснулись ее строки:

любовь к Отчизне – самая кровная
Россия. Сергею Есенину:

… Нет, друзья, это пьяная вьюга
Ворвалась, завывая тоской,
К проводам, словно к струнам упругим,
Прикасаясь дрожащей рукой…
Не вопи, мы спешим не на тризну…
Иль, безродной, тебе не понять,
Что Кавказ я люблю как Отчизну,
А Россию – как русскую мать.
верность памяти – взыскующая
У могилы Хаджи-Мурата:
Пусть потомки Нуцала,
гяуры, мюриды
Не тревожат напрасно
извечный покой.
Мир останкам твоим!
Позабудь все обиды,
Как забыли мы
бремя вражды вековой.
сила любви – непреходящая.
Полынь-трава,
серебряный ковыль –
Покров печальный
чьей-то горькой доли…
Давно забвенью преданная быль,
Зачем пронзаешь
острой болью?..

Читая стихи Мариам, понимаешь, что поэзия – это не только умение говорить языком, но и всей сутью духовного «я». Осознаешь, что ее творчество – это тот материк, который мы еще не открыли.

 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «КультЛичность»