Сетевое издание «Дагестанская правда»

17:00 | 27 ноября, Пт

Махачкала

Weather Icon

Шесть соток раздора

Строительство
A- A+

Тема застройки Махачкалы давно уже стала «больной» темой для дагестанцев, которые хотят видеть столицу зеленой и пригодной для комфортного проживания. Но вместо зеленых насаждений здесь массово произрастают «бетонные джунгли», конца и края которым не видно.

Атака на «легкие города» наблюдается и на горе Тарки-Тау (район Южной автостанции), где на протяжении последних 15 лет происходит массовая вырубка елей и сосен под застройку частных домостроений. При этом никто не думает о последствиях этого разрушительного процесса.

Еще в советские времена (в середине 80-х годов) на склоне горы Тарки-Тау проводились субботники, во время которых помимо уборочных мероприятий люди высаживали ели и сосны, служившие не только украшением города и источником кислорода, но и средством защиты от оползневых и селевых явлений. Вечнозеленая растительность на склоне Тарки-Тау для махачкалинцев была предметом гордости, однако жизнь этих красивых деревьев продлилась недолго.

Территория в 50 га в районе нынешней Южной автостанции ранее находилась в ведении колхоза «Агачаульский». В 2002 году, согласно постановлению главы Карабудахкентского района, эта земля у колхоза была изъята и передана селу Агачаул для последующего выделения очередникам участков под индивидуальное жилищное строительство.

Сегодня нам известно, что еще с конца прошлого века соседствующее с Махачкалой село Агач­аул территориально относится к Карабудахкентскому району, но неизвестна конкретная причина передачи села в ведение этого муниципалитета. В связи с этим возникает логичный вопрос: почему склон горы Тарки-Тау находится в ведении села Агачаул? На это хотелось бы обратить внимание и депутатов Народного Собрания республики.

Лакомый кусочек

Бывший мэр Махачкалы Саид Амиров, можно сказать, игнорировал постановление главы Карабудахкентского района и запретил какую-либо строительную деятельность на этой территории.

Причем запрет не распространялся на нижнюю часть склона: там были построены различные торговые точки, мебельный рынок, а также частные домостроения.

И вот после Амирова ели и сосны стали массово вырубать, а земельные участки распределять жителям села Агачаул. При этом наблюдалась привычная для нас картина, когда на некоторые участки претендовало несколько человек, считающих себя хозяевами этой земли. В качестве наглядного примера можно привести ситуацию, случившуюся с одним из жителей с. Агачаул М. Бабатовым. Ему в начале 2000-х главой населенного пункта под индивидуальное жилищное строительство был выделен земельный участок площадью 10 соток, располагающийся в районе Механизированной колонны г. Махачкалы. Здесь стоит напомнить, что участок он получил согласно установленной очередности на выделение земли, которая велась с 1990-х годов.

Бабатов свой участок огородил, поставил вагончик и завез камень, намереваясь построить частный дом. Однако начать стройку ему мешало отсутствие всех необходимых документов (постановка на кадастровый учет ввиду запрета на строительство). Остальные же документы были оформлены согласно действующему на 2002 год законодательству.

С тех пор минуло более десяти лет, а дом построить он так и не смог. Причина: земельный спор с гражданином И. Гамзатовым, заявляющим, что эта земля принадлежит ему на вполне законных основаниях. Дело в том, что в это время произошла смена в руководстве Агачаула и новый глава издал постановление о выделении Гамзатову земельного участка площадью 6 соток, причем в документе указано месторасположение – район «Елки». Здесь необходимо отметить, что район «Мехколонны» и район «Елки» – это территориально разные участки земли. При этом у нового претендента на лакомый кусочек земли не имелось в наличии кадастрового плана. Возможно, причина этого кроется в том, что документы у него были оформлены задним числом, так как датированы 2005 годом. Почему же он не предъявлял претензии на этот участок ранее? Кроме того, напрашивается еще один вопрос: как можно претендовать на собственность другого человека, когда площадь твоего участка, согласно постановлению о выделении земли, 6 соток, а Бабатову было предоставлено в пользование 10 соток?

Любые методы хороши?

Будучи уверенным в своей правоте, Гамзатов в 2015 году с помощью спецтехники убрал с земельного участка Бабатова завезенные ранее стройматериалы. При странных обстоятельствах сгорел расположенный там вагончик. По отношению к Бабатову применялись и другие меры воздействия. По этим фактам даже было возбуждено уголовное дело, но, к сожалению, найти подлинного виновника этих бесчинств не удалось. Однако приговор все же был вынесен – наказание понесло третье лицо, которое также «беспредельничало» на этом участке, пытаясь запугать Бабатова.

После всех этих незаконных действий, примененных в отношении него, Бабатов обратился с исковым заявлением в Карабудахкентский районный суд, в котором он просил служителей Фемиды вынести решение об отзыве претензий посторонних лиц на его участок. Тем временем Гамзатов за это время уже успел перепродать участок другому лицу М. Саадулаеву. Таким образом, Бабатову пришлось судиться с тем, кто в вышеописанных бесчинствах не принимал никакого участия. В ходе судебного разбирательства представитель нового претендента на участок предъявил договор купли-продажи, доверенность на ведение адвокатом его дел в суде и ряд других документов. Причем в этих бумагах были проставлены совершенно разные подписи, но суд почему-то оценку этому факту давать не стал.

Кроме того, Саадулаев обратился в суд со встречным иском и через нотариуса заявил, что участок принадлежит ему на вполне законных основаниях. Он потребовал признать незаконным постановление главы с. Агачаул о выделении участка Бабатову. При этом подпись в этом заявлении снова оказалась другая, да и сам заявитель в суд явиться не удосужился. А ведь никому не было известно, существует ли этот человек на самом деле. Он подписывал эти документы или нет? Одни вопросы, и ни одного внятного на них ответа.

Где найти справедливость?

В ходе судебного разбирательства Бабатов заявил, что документы другого претендента на участок оформлены задним числом, намекая на их фиктивность. Суд принял это заявление во внимание и назначил экспертизу. Но ее проведению помешал тот факт, что все документы претендента были предварительно заламинированы, причем предоставил он их суду лишь после назначения экспертизы. А нам известно, что если документ заламинирован, то определить дату его создания становится уже невозможно. Именно по этой причине ламинировать документы не разрешается.

В итоге суд первой инстанции, которым выступал Карабудахкентский районный суд, не услышав ни одного довода Бабатова и его адвоката, отказывает и истцу, и ответчику в удовлетворении исковых требований. Оставил решение суда первой инстанции в силе и Верховный суд Дагестана.

Таким образом, на сегодняшний день складывается следующая ситуация. У Бабатова имеются на руках документы на землю, которыми он не может воспользоваться по причине того, что Саадулаев занял часть его земельного участка. В то же время и у другого претендента документы на эту землю остаются на руках. Здесь стоит отметить, что лицу, которое перепродало ему эту землю, участок был выделен с нарушениями, поскольку на момент издания соответствующего документа в республике действовал другой закон, согласно которому безвозмездной передачи уже не существовало. Об этом свидетельствует тот факт, что в конце сентября текущего года следственные органы возбудили в отношении главы села Агачаул уголовное дело, подозревая его в незаконном выделении земельных участков местным жителям. Уголовное дело возбуждено по ч. 2 ст. 285 («Злоупотребление должностными полномочиями главой органа местного самоуправления») и ч. 2 ст. 292 («Служебный подлог») УК РФ.

Как полагает следствие, с 2015 года по настоящее время подозреваемый вынес несколько незаконных постановлений о выделении земельных участков, а также внес заведомо ложные сведения в выписки из похозяйственных книг о наличии земельных участков у семи жителей села Агачаул. Однако записей в похозяйственных книгах, указывающих на наличие у этих сельчан земельных участков, не установлено.

Таким образом, действия подозреваемого причинили государству ущерб на общую сумму более двух миллионов рублей, сообщили в Следственном комитете России по Дагестану.

Насколько нам известно, в настоящее время этот земельный участок продолжает пустовать, ведь на него предъявляют претензии два человека. И кто теперь должен рассудить, кто из них прав, а кто нет? По логике, этим занимается суд, но служители Фемиды дать справедливую оценку происходящему не смогли. И как быть порядочному и законопослушному человеку в этой ситуации?

Непоправимый ущерб

Тем временем флоре склона Тарки-Тау нанесен непоправимый ущерб, учитывая, что из-за строительства там большого количества домов были вырублены ели, сосны и другие деревья. Сегодня необходимо защитить от уничтожения оставшиеся там сосны и ели. Повторим, они не только придают горе Тарки-Тау и всей Махачкале красоту, но и защищают своими корнями от оползней дома местного населения. Ведь сели и оползни могут причинить большой урон не только домам, но и здоровью людей. Один мой знакомый купил в этом районе каркас дома, но позже обнаружил в строении большую трещину… Не повод ли это призадуматься?

Надеемся, что в ситуацию с уничтожением зеленого фона горы Тарки-Тау вмешается прокуратура республики, которая имеет все права поставить в этом разрушительном процессе жирную точку.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Строительство»